ЛитМир - Электронная Библиотека

Молдер отвернулся от сцены:

— По телефону вы сказали, что люди подозревают, будто этим занимаются сата-нисты.

— Да, это распространенное мнение. — Уайт развела руками. — Я бы даже сказала, очень распространенное.

Она принимала явно выверенные позы — чтобы подчеркнуть стройность фигуры. И юбка была коротка по той же самой причине…

Скалли поморщилась. Подумаешь, наградил господь узкой талией!..

— И на чем же это мнение основано? — спросила Скалли, внимательно следя, чтобы раздражение не проникло в голос.

Уайт вновь повернулась к ней:

— На различных свидетельствах о существовании в городе последователей сатанинского культа.

К микрофону подошел один из школьников:

— Я хорошо помню, как мы с Бумом ходили в детский сад, как пришли в школу. Он был мне как брат…

Уайт посмотрела на сцену, губы ее дрогнули.

— И у вас имеются вещественные доказательства о проведении сатанинских ритуалов? — спросила Скалли настойчиво.

— Нет, — глухо сказала Уайт и опустила голову. — У нас имеются только жертвы. Но, поверьте, для нас и этого немало.

— Я понимаю, — Скалли помолчала ровно столько, чтобы выразить молчанием соболезнование. И продолжила: — Однако ничего конкретного, что бы показывало на связь этих смертей с сатанистами, у вас нет. Так?

Молдер, внимательно рассматривавший козлиные морды на спинах подростков, повернулся к смазливой детективше:

— Если вы вдруг заметили нотки скептицизма и недоверия в голосе агента Скалли, то это только потому, что она давно собрала неопровержимые доказательства, напрочь развенчивающие версию увлечения сатанис-тов ритуальными убийствами.

Уайт вскинула на него красивые глаза:

— В самом деле?

Молдер пожал плечами:

— Этот вопрос надо задавать не мне. Скалли посчитала, что не стоит обращать внимания на подобные подколки партнера.

— Наши исследования, — сказала она, по-прежнему следя за собственным голосом, — подтвердили, что большая часть этих убийств приписывается сатанистам либо ошибочно, либо по злому умыслу. Преступления, якобы связанные с культом Сатаны, как правило есть результат умственных болезней, душевных расстройств или других подобных причин.

— Но в нашем случае нет никаких подобных причин! — воскликнула Уайт. — Вы бы послушали рассказ двух школьниц, которые стали свидетелями смерти Бума!..

— А кто их допрашивал?

— Я, разумеется.

— По отдельности? Или обеих вместе?

— Обеих вместе. Скалли улыбнулась:

— В таком случае, мэм, они могли сочинить свой рассказ прямо в ходе вашего допроса.

— Нет-нет, что вы! — Уайт замотала головой. — Это девочки из очень приличных семей, неплохо учатся, отличаются прилежанием. Вряд ли они могли все это придумать. — Она еще раз мотнула головой. Будто ставила в своих выводах жирную точку. — Нет-нет, придумать такие подробности попросту невозможно.

Скалли улыбнулась еще шире:

— А вот сейчас я угадаю, что они вам по-нарассказывали. Они, якобы, видели участников Черной мессы и стали свидетельницами того, как те пьют кровь, как приносят в жертву некрещеного младенца или девственницу-блондинку. Верно?

Глаза Уайт стали круглыми и потеряли большую часть своей красоты.

— Да, да. Вы правы.

Дверь с треском распахнулась, и на пороге возник усатый тип в сером свитере и черных брюках. Следом за ним в зал хлынула целая толпа.

Очередной подросток, поминавший Джей-би Бума добрым словом, замолк и отодвинулся от микрофона. Усатый обвел присутствующих диким взглядом и полез на сцену.

— Извините! — сказала Уайт и бросилась к нему.

По залу разнесся ропот.

— Куда это она? — Скалли проводила Уайт ехидным взглядом.

— Не знаю, — сказал Молдер. — Ты, случаем, не подозреваешь, что она девственница?

Скалли фыркнула:

— Я даже сомневаюсь, что она блондинка.

Усатый, которому парни с траурными повязками на рукавах преградили дорогу к микрофону, закричал:

— Пустите меня, пустите!!! Я им все расскажу.

— Не пускайте, — крикнула Уайт.

— А я говорю — пропустите! Уайт подлетела к усатому:

— Сюда нельзя,.сэр!

«Сэр» небрежно отодвинул ее в сторону и взревел:

— Сколько нам еще терпеть! До каких пор мы будем спокойно смотреть, как умирают наши дети! До каких пор, я вас спрашиваю! .. Слуги Сатаны разгуливают по нашему городу!

Уайт схватила его за плечо:

— Сейчас не время, Боб!

— Не время?! — Боб небрежно стряхнул с себя авторитетную длань блюстительницы закона и ринулся на сцену. — Ах, не время!

Парни с черными повязками не решились ему противиться, лишь Уайт прокричала в спину:

— Боб! Боб, подожди!

Но Боб уже подлетел к микрофону:

— Не время?! — Он потряс сжатыми кулаками. — Моя жена спать по ночам не может. А дети говорят, что уже несколько дней чувствуют присутствие Сатаны рядом с нашим домом. Чего вы ждете, люди? Пока не умрут все дети?.. Мы немедленно должны что-то предпринять! Мы обязаны перейти к активным действиям! Надо изгнать дьявола из города.

Уайт взлетела на сцену, вновь схватила усатого за плечо:

— Боб, так нельзя! Здесь не место! Пойдем!

— Не место?! — взревел Боб. И замер с открытым ртом.

В зале резко запахло гарью. Над сценой поплыли легкие клубы дыма. Со звоном разлетелось стекло с портрета Джейби Бума, чудом не зацепив никого из присутствующих осколками. Клубы дыма стали гуще.

Послышались испуганные крики. Боб пятился от микрофона, с ужасом глядя на гроб.

— Тихо! — заорала Уайт. — Спокойно, без паники!

Вокруг гроба вспыхнули языки оранжевого пламени, облизывая цветы, потянулись к потолку. К запаху гари прибавилась какая-то вонь.

Молдер дернул Скалли за рукав:

— А это как тебе? Может быть, у нас просто глюки?

Ответить Скалли не успела — Молдер бросился к дверям, на помощь красотке Уайт, наводить порядок. Иначе бы перепуганные люди в панике попросту задавили друг друга…

Большого ущерба странный пожар не нанес. Детектив Уайт оказалась достаточно толковым работником, чтобы привести людей в чувство и не допустить паники. Гроб быстро потушили. Поскольку теперь о похоронах не могло быть и речи, тело Джейби Бума отправили назад, в морг одной из местных больниц, для повторного вскрытия.

А потом дошло дело и до двух свидетельниц его смерти, которые все еще сидели в зале, взявшись за руки, перепуганные свалившимися на их голову ужасными событиями. Школьниц успокоили, привезли в офис шерифа и рассадили по разным кабинетам.

Скалли досталась блондинка с вьющимися волосами и нагловатым взглядом. Волосы у нее, похоже, были натуральные, а стройности фигуры позавидовала бы, наверное, не только детектив Уайт, но даже сама Син-ди Кроуфорд.

Скалли предупредила свидетельницу об ответственности за дачу ложных показаний, включила магнитофон и произнесла первую стандартную протокольную фразу:

— Назовите ваше имя.

— Меня зовут Терри Роберте, — бойко ответила девица и улыбнулась: похоже, процедура допроса ее развлекала.

— Расскажите, пожалуйста, о себе, Терри.

— Я учусь в средней школе «Гровер Кливленд Александер», — все так же бойко продолжала свидетельница. — Выпускной класс. Средний балл — три девяносто восемь. Вхожу в группу поддержки нашей баскетбольной и футбольной команд. — Она коснулась серебристой буквы «G» на нагрудном кармане куртки. — Вместе с моей близкой подругой Марджи Клайджер. Осенью мы с нею собираемся поступать в колледж.

Скалли внимательно выслушала и задала тот самый вопрос, ради которого и организованы были допросы.

— Расскажите, пожалуйста, что случилось в ту ночь, когда умер Джейби Буммер.

Терри Роберте поежилась, втянула голову в плечи, несколько раз оглянулась. Будто чувствовала за своей спиной чье-то присутствие…

— Бум… то есть Джей… вез нас домой на своей машине после… пикника. Ни с того ни с сего он вдруг свернул с шоссе на проселок. — Голос у девицы задрожал. — В него как будто вселился дьявол. Джей заставил нас выйти из машины и силой привел на поляну, где находились одетые в черное люди. Каждый держал в руке черную свечу. Я не видела их лиц, потому что они были закрыты колпаками, но догадывалась, что ничего хорошего нас не ожидает.

2
{"b":"13376","o":1}