ЛитМир - Электронная Библиотека

— Правильно ли я вас поняла, уважаемый? Вы утверждаете, что видите здесь рога?

— А разве вы не видите на этой фотографии козла? — спросил Молдер. — Или какого-нибудь иного рогатого зверя.

Зиринка вновь надолго замолчала. Потом отложила фотографию и подняла глаза на Анжелу Уайт:

— Это подстава, мисс Уайт? Вы пытаетесь вывести меня на чистую воду? Разоблачить, так сказать, обманщицу?

— Никто ничего подобного не пытается, — заверила Уайт.

— Ну-ну, — пробормотала Зиринка недоверчиво. — Болванов в городе полным-полно. Многие почему-то считают меня лгуньей, многие — последовательницей Сатаны. А я всего-навсего обычный астролог и стараюсь честно зарабатывать на жизнь.

— Кстати, — сказал Молдер. — А как вы думаете, что здесь у вас, в этом городе, происходит? Надеюсь, подобный вопрос не покажется вам подставой…

Астролог вновь ответила не сразу — наверное, искала в словах гостя провокационный подтекст.

— По моему, город попросту дружно сошел с ума! — Она вновь глянула на фотографию и передала ее Молдеру. — Конечно, я должна была первая это предвидеть, но у меня, к сожалению, не слишком высокая квалификация…

— Что значит — предвидеть? — Молдер сунул фото в потайной карман пиджака.

Зиринка подошла к одной из висящих на стене диаграмм.

— Дело в том, что сейчас планеты Меркурий, Марс и Уран, — пальцы астролога пробежались по трем точкам на диаграмме, — так расположены друг относительно друга, что оказывают на Землю максимальное влияние.

Молдер не разглядел на диаграмме ни планет, ни их влияния. Нарисованный там узор скорее был похож на каракули сбежавшего из психлечебницы.

— И?..

Зиринка впервые за время визита улыбнулась — до нее наконец дошло, что слугам закона и в самом деле понадобилась помощь астролога.

— Мой рабочий день закончился в пять, сэр. Завтра я открываюсь в девять. Принимаю любые платежи. В том числе и кредитными карточками.

И Молдер понял, что сегодня они от Зиринки уже ничего не добьются.

12 января

В средней школе «Гровер Кливленд Алек-сандер» шел баскетбольный матч с командой соседней школы. Группы поддержки обеих команд устраивали дикий шум всякий раз, когда мяч ложился в кольцо противника. Девчонки визжали от восторга так, будто только что выиграли в лотерею миллион баксов.

Терри Роберте и Марджи Клайджер сегодня дежурили за столиком с прохладительными напитками. В их обязанности входило следить, чтобы опустевшие бумажные стаканчики с фруктовыми соками вовремя сменялись полными. Облеченные высоким доверием коллектива, подруги не прыгали от восторга и не визжали — они обсуждали достоинства игроков.

Вот чернокожий подросток из команды противника, крюком обойдя руки блокирующего, уложил мяч в кольцо.

— Это Фрэнк Уилмер, — сказала Терри. — Я с ним знакома.

Марджи глянула на Уилмера, скривилась:

— Минус — мерзкая рожа!

— Согласна, — кивнула Терри. — Если у него и имеется плюс, то только в трусах.

Подруги переглянулись. Марджи прыснула.

Команды провели по паре атак, завершившихся промахами. А потом на площадке вспыхнул конфликт: Фрэнк Уилмер толкнул одного из «Гроверских чертей». Тот ответил коротким тычком под ребра. Назревала драка. Впрочем, разгореться ей не дали, подскочившие игроки растащили забияк и усадили на скамейку запасных.

— О боже! — сказала Марджи с ехидной ухмылкой. — Неужели эти мальчишки скоро станут взрослыми, и мы будем вынуждены им давать?

— И не говори! — отозвалась Терри. -У меня от этой мысли просто мигрень начинается.

Подружки опять переглянулись и расхохотались.

Между тем игра возобновилась.

Высокий парень из команды «Гровер-ских чертей» получил от товарища мяч и, не дожидаясь, пока его сблокирует соперник, бросил из-за трехочковой линии. Зал взорвался восторженными воплями. Снайпер подбежал к столику, за которым сидели подруги, и освежился апельсиновым соком.

Лицо Марджи немедленно осветилось улыбкой, в которой не было ни капли ехидства.

— Привет, Скотт!

Скотт ответил ей серьезным взглядом и ничего не ответил. Вернувшись на площадку, он тут же сделал перехват и в быстром отрыве принес своей команде еще два очка. Последовал новый взрыв восторга. Одна из болельщиц, рыжеволосая крутобедрая девица, не выдержала и, выскочив на площадку, осыпала героя поцелуями. Улыбка на лице Марджи стала ледяной.

— Скотт Тиммен сегодня в ударе, — заметила Терри, лукаво глядя на подругу. — Плюс — писаный красавчик. Минус — его постоянный хвост, рыжая Бренда Саммер-филд.

Просто ненавижу эту толстую жопу, -сказала сквозь зубы Марджи. Терри понимающе кивнула:

— Я тоже ее ненавижу. И никогда бы не стала с нею дружить.

Подруги вновь переглянулись и взяли друг друга за руки.

Возвращавшаяся с площадки радостная Бренда вдруг поскользнулась и, нелепо взмахнув ногами, приложилась задницей об пол, да так, что не сразу смогла подняться.

Болельщики бросились пострадавшей на помощь, подхватили под мышки. Несколько секунд Бренда висела в их руках кулем, потом встала на ноги и недоуменно оглядела пол.

Терри ехидно рассмеялась:

— И чего только Скотт в ней нашел! Ни рожи ни кожи, а жопа с годами станет еще шире. В дверь не войдет!..

Судья дал свисток на перерыв, и разгоряченные игроки потянулись на водопой. Подруги едва успевали наполнять соком стаканы. Тем не менее Марджи сразу заметила, что Скотт Тиммен беседует с Брендой Сам-мерфилд, поглаживая рыжую по плечу.

Марджи отвернулась и вновь помрачнела. Массовый водопой продолжался — кое-кто из болельщиков тоже был не прочь попить сока.

Наконец игра возобновилась. Девчонки достали из пакета очередные десять стаканов, наполнили соком, выстроили на столе в две шеренги.

Через пару секунд этот сок фонтаном обрушился на их лица — один из игроков, пытаясь спасти уходящий за боковую линию мяч, сходу врезался в столик с напитками.

Марджи и Терри вскочили.

К упавшему подбежали товарищи:

— Эрик, как ты?

— Кости целы?

— Все о'кей! — Эрик поднялся с пола, улыбнулся девчонкам, отряхивающим залитые соком куртки. — Бывает, девочки… Не расстраивайтесь! Зато буфера лучше расти будут. — И убежал на площадку.

Марджи достала из пакета салфетку, вытерла лицо и прошипела:

— Ненави-и-ижу!..

— Ненавижу! — отозвалась Терри. — И никогда бы ему не дала!

Возобновившаяся игра продолжалась недолго. Эрику отпасовали, парень не успел поднять руки. Мяч ударился ему в голову и укатился под трибуны.

— Грабля дырявая! — презрительно сказал Фрэнк Уилмер. — Лезь теперь туда, доставай!

Эрик виновато пожал плечами и нырнул под трибуны.

— Сейчас достану. Он недалеко. Я его вижу.

И тут в зале погас свет. Раздались крики:

— Эй, кто погасил свет?

— По мозгам получишь, баран, включи немедленно!

Послышался странный скрип. Раздались новые крики:

— Кто включил трибуны? Выключи, там же Эрик!

Зажглось аварийное освещение. В полумраке стало видно, как со складывающихся трибун горохом сыплются зрители.

А потом из-под трибун послышался вопль:

— Помогите, парни! Меня зажало! Заметались люди.

— Да что же вы стоите как истуканы! Эрика под трибунами зажало!

— Помогите!

Трибуны продолжали складываться.

— Как их выключить?!

— Черт, парни, что делать?! Раздался новый вопль:

— Помогите мне!!! Помоги-и-и.. — Вопль превратился в душераздирающий визг.

И оборвался.

Аварийные лампы погасли. Медленно начало разгораться основное освещение.

Скалли появилась в спортивном зале школы «Гровер Кливленд Александер», когда там уже вовсю работали люди шерифа. На полу лежал пластиковый мешок, в каких перевозят трупы. Детективы вели допрос свидетелей, чиркали в своих блокнотах. И со всех сторон на Скалли смотрела рогатая коз-лоподобная морда, та самая, которая украшала куртки многих подростков.

— Что произошло?

Красотка Уайт обернулась, смерила Скалли саркастическим взглядом:

4
{"b":"13376","o":1}