ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сатанистов у нас нет, но еще один молодой человек умер при очень странных обстоятельствах.

Подошел Молдер:

— Похоже, из-за перецада напряжения выбило автомат, защищающий осветительную сеть, но включился электромотор механизма, складывающего трибуны. Парень был в это время под трибунами, доставал закатившийся мяч. Его попросту раздавило в лепешку.

Скалли внимательно посмотрела на него. Конечно, Молдер не считал виновниками происшедшего сатанистов, что бы там ни думала эта голенастая красотка. Но судя по его физиономии, в мозгах Призрака уже родилась очередная безумная идея. Где-то за сдвинувшимися трибунами прячется летающая тарелка с зелеными человечками…

В кармане у Анжелы Уайт запищал мобильник.

— Извините! — Голенастая красотка отошла в сторону.

— Тебя вчера вечером не было в мотеле, — сказала Скалли Молдеру. — Я стучалась в твой номер.

Напарник пожал плечами:

— Мы с детективом Уайт ездили проверять кое-какую версию.

«Так-так-так, — подумала Скалли. — Версия у Призрака уже и в самом деле есть. — Она оглянулась на Уайт. — А э.та кобыла времени не теряет!..»

— Понятно! — Досада прорвалась в голос сама собой.

Напарник отозвался подчеркнуто-равнодушно:

— Что тебе понятно?

Это равнодушие взбесило Скалли.

— Слушай-ка, Молдер, — процедила она. — Мы работаем с тобой уже два года. У нас часто бывали разногласия. Но я никогда не ожидала, что ты наплюешь на меня.

— Я не наплевал на тебя, — спокойно сказал Молдер. — Ты все придумала.

Но Скалли уже понесло.

— Да как угодно! Можете хоть…

Скалли не договорила — вернулась красотка, а ей совершенно ни к чему было слышать, как из-за нее препираются столичные агенты.

Впрочем, Уайт, похоже, было сейчас не до препирательств между гостями. Лицо ее потемнело от беспокойства.

— Похоже, у нас возникли новые неприятности. На южной окраине города — беспорядки. Там собралась целая толпа. Мне надо ехать!

— Мы с вами, Анжела, — сказал Молдер. И двинулся к выходу, даже не оглянувшись на Скалли.

Толпа и в самом деле была немалая. Человек двадцать, вооружившись лопатами, перекапывали луг. Еще столько же следили за работой. Едва Молдер, Скалли и Уайт выбрались из машин, послышался крик:

— Смотри-ка, Боб! К нам явились незваные гости!

Усатый тип, прорвавшийся в школе к микрофону, перестал копать и пошел навстречу блюстителям закона. Остальные продолжали работу, не обращая на гостей никакого внимания.

— Боб, — сказала Анжела Уайт, — что здесь происходит?

Боб пожал плечами, молодеческим жестом перекинул лопату из руки в руку:

— Кто-то позвонил по телефону и сказал, что знает, где похоронили труп ребенка. Вот мы и ищем.

Уайт глубоко вздохнула. Было видно, что она с трудом сдерживает себя.

— Вы вторглись в частные владения. Вы нарушаете закон. Немедленно перестаньте копать!

— Но умирают наши дети, мисс Уайт!..

— Это не дает вам нрава вести раскопки на земле Карла Моллиса!

Лицо усатого перекосилось.

— А может быть, Карлу есть что здесь прятать! — закричал он. — Двое детей готовы дать против него показания. Когда Карл водил их в поход, он заставлял девочек раздеться догола, — Боб махнул рукой, вернулся на свое место и вновь принялся разделывать дерн.

— Этот человек всегда так истерически ведет себя? — спросил Молдер.

— Боб Лайзер — директор нашей средней школы, — пояснила Анжела Уайт. — В жизни не слышала от него плохого слова. Ни по чьему адресу…

— Это называется «вызванная слухами паника», — сказала Скалли. — Когда события связывают с мифами о сатанинских культах, то в обществе возрастает социальное и психологическое напряжение. Происходят вспышки гнева, разыгрывается фантазия. Люди видят следы злодеев повсюду. В первую очередь со злодеями связываются странные и непонятные события — такие как смерть этого молодого человека в спортивном зале.

Уайт, не до слушав, отвернулась и двинулась к усатому.

— С 1983 года но сей день, — сказала СкДлли ей в спину, — от Нью-Йорка до Невады произошло двадцать инцидентов подобного характера, но ни в одном из них не подтвердилась связь с последователями сатанизма.

В стороне, на самом краю луга, завизжала женщина.

Усатый бросил лопату и кинулся гуда. Наклонился над земляным холмиком и торжествующе заорал:

— Элен откопала кости.

И тут же со всех сторон загомонили люди:

— Элен нашла кости, слышали?

— Звонивший по телефону не соврал!

— Смерть Карлу Моллису!

Анжела Уайт сразу стала энергичной и целеустремленной. Через мгновение она уже стояла возле выкопанной ямы:

— Так, отойдите-ка все! — Посмотрела вниз и оглянулась на подошедших Молдера и Скалли. — Действительно, здесь кости. Спрятаны в сумку.

Столичные агенты наклонились над ямой. Там и в самом деле лежала старая грязная сумка, внутри которой что-то белело.

— Давай, — сказал Молдер. — Твой выход!

— А почему не твой? — возмутилась Скалли.

— Давай, давай, — проговорил с сарказмом Молдер. — Я знаю, как тебе нравится шлепать резиновой перчаткой, когда ты ее на руку натягиваешь.

И Скалли не удержалась. С вызовом шлепнула раструбами. С вызовом глянула на Молдера, спустилась в яму, раскрыла сумку пошире.

— Кости маленькие! — заорал усатый Боб, вглядевшись. — Люди, эти кости принадлежат ребенку!

Толпа всколыхнулась. Какая-то женщина истерически вскрикнула. Над лугом повисло напряженное ожидание.

— А это что такое? — Молдер кивнул на боковой карман сумки. — Тут какие-то -буквы.

Скалли провела рукой по боковому карману сумки. Из-под грязи блеснул металл.

— Да. Это действительно буквы. — Она полностью очистила карман от земли. — Три буквы. R… W… G.

— Это же Дик Годфри, — заорал Боб Лай-зер. — Сумка принадлежит доктору Годфри! Вот кто убийца детей.

Толпа вновь заколыхалась, кое-кто побросал лопаты и кинулся к машинам. Послышались новые крики:

— Смерть Дику Годфри! Смерть детоубийце!

Молдер наклонился к Анжеле Уайт:

— Кто такой этот Годфри?

— Городской педиатр. — Уайт выбралась из ямы. — Нам надо ехать с ними. Боюсь, может произойти непоправимое. Люди на полном взводе!

Молдер оглянулся на Скалли.

— Поезжайте, — сказала та. — А я пока займусь анализом нашей находки.

Когда они подъехали к дому доктора Годфри, напряжение висело над толпой, как туман над утренней рекой.

Уайт закаменела лицом, выбралась из машины. Молдер последовал за нею, размышляя, не придется ли стрелять в воздух — люди выглядели готовыми на все. В том числе и на штурм дверей.

— Открывай, Годфри! — заорал Боб Лайзер. — Выходи!

Со всех сторон понеслись крики:

— Открывай дверь!

— Выходи, детоубийца! Мы знаем, что ты дома!

— Годфри, мы разнесем двери!

Из дома донесся перепуганный голос:

— Что вам угодно?

— Он здесь, — завопил Боб. — Он дома. Ломай двери, парни!

Ричарда Годфри спасла Анжела Уайт. Расталкивая толпу, она устремилась к беснующемуся Лайзеру.

— Отломи хоть щепку, Боб, и я спроважу тебя за решетку. Пара лет за нарушение неприкосновенности жилища будут тебе обеспечены. — И пока засомневавшийся в своей правоте Лайзер раздумывал на ее словами, крикнула сквозь дверь: — Ричард Годфри, выходите! Вы арестованы! Я обещаю вам полную безопасность до судебного заседания!

Через полминуты из дверей появился лысый мужчина лет пятидесяти, обвел испуганным взглядом собравшихся людей.

— Вы имеете право хранить молчание. — Уайт повернулась к Лайзеру: — А вы что-нибудь имеете против, сэр?

— Нет, мэм. — Боб Лайзер отступил в сторону.

Анжела надела на Годфри наручники и повела к машине. Молдер шел следом.

Толпа глухо роптала, лица людей перекашивало от злобы, но за решетку никто не хотел. Даже на два часа…

Ричард Годфри кряхтел и обильно потел, то и дело вытирая блестящую лысину салфетками. Чем-то он напомнил Молдеру Эр-кюля Пуаро в исполнении Дэвида Суше — только Эркюля странного, зачуханного, сломленного некой смертельной болезнью.

5
{"b":"13376","o":1}