ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли вздохнула, выключила телевизор и закурила. Мысли ее вновь вернулись к событиям последних двух дней.

Кому выгодны смерти школьников? Какие страсти разыгрались в декорациях этой доселе тихой сцены? Мафии здесь вроде бы делать нечего: игорного бизнеса нет, наркоманов — тоже. Типичный благостный городишко из глубинки, одноэтажная Америка… «Комити, город истинного согласия»… Но подростки мрут как мухи.

Скал л и легла на кровать, подвинула пепельницу на край прикроватной тумбочки, стряхнула пепел.

Что же, Старбак, происходит? Днем, пока Молдер неведомо где болтался, она просмотрела архивы шерифа с конца семидесятых годов по настоящий день. До последнего времени люди в этом городке умирали только от старости и связанных с нею болезней. И вдруг целая цепочка непонятных, на первый взгляд, смертей!.. Все погибшие парни были застрахованы, но суммы страховок не те, из-за которых убивают. У них не имелось больших вкладов, завещанных наследникам. Как не имелось и самих наследников… Им вроде бы никто не мог мстить — просто не было повода. Никаких сатанистов, что бы там ни говорила детектив Уайт, в городе нет, есть просто мода на сатанинскую символику среди молодежи. Бывают у юных такие приколы. А скорее всего, козлоподобная морда — и вообще эмблема местной команды… Какие-нибудь «Дьяволы из Комити», к примеру… Надо будет спросить Уайт! Хотя, теперь это ни к чему. Уайт всем своим поведением намекает, что ее, Скалли, помощь не нужна. Уайт вполне достаточно помощи Молдера.

Интересно, а что обо всем думает сам Фокс. Ведь здесь же явно нет никаких «маленьких зеленых человечков»!

Еще вчера бы Скалли просто зашла к напарнику в номер и спросила напрямую. Но не теперь!

Бог мой, неужели Молдера в городке удерживает только Уайт! Никогда бы не подумала!.. Ох уж эти смазливые блондинки! Гонору с ведро, а ума с наперсток! Из этих двух девиц, Терри Роберте и Марджи Клай-джер, лет через десять вырастут вот такие же анжелы уайт… Всех забот — лишь бы парня подцепить! Впрочем, мне-то что! Завтра я буду в Вашингтоне. А он пусть остается!

Думать о Молдере и Уайт не хотелось, но мысли сами возвращались к этой парочке.

Скалли раздавила окурок в пепельнице, взяла пульт, вновь включила телевизор.

Доисторический комик по-прежнему развлекал постояльцев отеля на всех каналах.

Может, Старбак, собрать вещи и уехать прямо сейчас?..

Принять окончательное решение Скалли не успела — подал голос мобильник.

Молдер лежал на кровати и остервенело нажимал кнопки пульта. По всем каналам почему-то шел один и тот же фильм с Бастером Китоном, сопровождаемый странной, тревожной, как бы угловатой музыкой. Кажется, что-то русское…

От такой музыки крыша улетит, и не заметишь.

Молдер выключил телевизор.

Вот у Скалли она почти улетела. Приревновать его к Анжеле Уайт!..

С другой стороны, ее понять можно. Анжела с самого начала относится к Скалли холодно. Такое среди женщин бывает сплошь и рядом… Но Дейна-то, Дейна!.. Ведь не поверила, что мы с Уайт вчера были у астролога. Кстати, сегодня мы к этой Зиринке так и не выбрались. Надо завтра съездить, тут любая информация может оказаться полезной. Конечно, никаких сатанистов в Ко-мити нет, но что-то необычное происходит, это я, в отличие от Скалли, печенкой чую… Неужели и в самом деле завтра в Вашингтон укатит!

Еще вчера бы он попросту зашел к напарнице в номер и поговорил в открытую, но после того, что она устроила в офисе шерифа!.. Неужели в объяснениях Зиринки и правда есть рациональное зерно?.. А Уайт — очень симпатичная девица. Ей бы на подиум, в модели!..

Молдер помотал головой.

Мысли вот разбегаются, скачут, как кенгуру по австралийским просторам. Выпить, что ли?..

Он спустился вниз, в бар. Попросил полбутылки водки, несколько куриных яиц и отправился назад. Проходя мимо номера Скалли, хотел было постучать, но так и не решился. Тоже сейчас, наверное, мается.

Ну и пусть помается. Напугала, в Вашингтон она уедет! Ну и скатертью дорога! Попутного ветра в паруса!

Он вернулся к себе, разбил купленные яйца в стакан, ложкой влил содержимое в бутылку с водкой и соорудил эгног. Прямо из горла сделал хороший глоток, прилег на кровать, сделал второй глоток.

Послышался стук в дверь.

Наверное, Скалли. Одумалась, пришла мириться. Что ж, мы люди не гордые, можно и помириться…

Молдер встал, поставил бутылку на стол, подошел к двери, глянул в глазок. Потом снял цепочку и открыл дверь.

Перед ним, держа в руках картонную коробку, стояла Анжела Уайт. На ней не было лица.

— Можно войти? Молдер попятился:

— Что случилось? Анжела шагнула в комнату.

— Вот что я нашла на ступенях возле своего дома.

Она положила коробку на кровать, сняла пальто. На ней были серый приталенный пиджак и серая же, короткая юбка, подчеркивающая изящную форму длинных ног.

Куда ножкам Скалли до такого изящества! — подумал Молдер, подсел к коробке и снял крышку.

Внутри лежали бумажный веночек, свернутый кольцом кошачий хвост с запекшейся кровью на конце и знакомый красный пластмассовый ошейник с надписью «Кот Анжелы Уайт».

— Если они не. сатанисты, то кто же? — Губы гостьи задрожали. — Кто мог такое сделать?

Молдер закрыл коробку крышкой, задвинул под кровать, встал. Ему опять было жаль детектива Уайт, и как-то само собой получилось, что они шагнули друг к другу, заключили друг друга в объятия. Плечи Анжелы судорожно затряслись — она изо всех сил пыталась справиться с рвущимся наружу рыданием.

Что может сделать мужчина в такой ситуации? Только одно!..

Молдер погладил слабую женщину по спине и еще сильнее прижал ее к своей груди. Анжелу продолжало трясти. Молдер вдохнул аромат знакомых духов и подумал, что Скалли бы при виде отрубленного кошачьего хвоста не трясло. Дейна — женщина сильная, надела бы резиновые перчатки на руки и принялась выяснять, каким орудием хвост отделили от тела…

Губы Молдера сами коснулись горячей шеи.

Анжела Уайт тоже оказалась женщиной сильной, она быстро Справилась с собой. Отодвинулась от Молдера, вскинула глаза, в которых еще секунду назад дрожали слезы.

— Что вы такое делаете? Молдер выпустил ее из объятий:

— Ничего.

Гостья принюхалась:

— Вы, похоже, выпили?

— Да, выпил. Это и странно, потому что обычно я в одиночку не пью.

Анжела обвела глазами номер, наткнулась на бутылку с эгногом. Подошла, взяла в руки, покачала головой, оглянулась.

Молдер виновато пожал плечами.

Она вновь строго посмотрела на бутылку. И вдруг припала к горлышку, запрокинула голову.

Молдер молча смотрел, как она глотает желтоватую жидкость.

— Вы знаете… — сказала Анжела, поставив бутылку на стол. — Что-то мне не хочется ехать домой. — Она покрутила головой, словно набираясь решимости. Потом бросила пальто на кровать, скинула туфли и принялась расстегивать пуговицы на пиджаке. — Вы не против, если я переночую здесь, у вас?

Молдера бросило в жар, потом в холод.

— Знаете, — он схватился за телефон, как за спасательный круг, — я могу заказать для вас соседний номер. Одну минуточку! — Он принялся нажимать клавиши.

В трубке пряталась пронзительная тишина.

Анжела сбросила пиджак на пол и взялась за пуговицы блузки. Но расстегивать не стала, опять мотнула головой, оторвала Молдера от телефона, толкнула на постель. Мгновение спустя она уже сидела на нем в позе всадницы.

— Может, все-таки попробуем с вами разрешить тайну рогатого зверя?

Молдер смотрел снизу вверх, ощущая животом жар ее бедер. Он уже понимал, что расстегивать пуговицы на ее блузке придется ему, и уже хотел этого, но еще пытался сопротивляться.

— Может, просто телевизор посмотрим? Там идет классный фильм. С Бастером Ки-тоном… Правда, почему-то один и тот же по всем каналам. Странно, да?

Анжела схватила его за плечи:

— А чем страныне, тем мне больше нравится. Я тоже чувствую себя странно. — И впилась губами в его рот.

7
{"b":"13376","o":1}