ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он выглядит таким сосредоточенным. Это то состояние, что я принимала за каменную или же восковую маску.

Кто он для меня? Снова и снова я задавала себе этот вопрос.

Разум отвечал: почти незнакомый человек, волей судьбы столкнувшийся со мной еще раз.

А сердце, голос которого был слабее, тихо шептал: человек, пробудивший не похожие на другие чувства. Давший тепло… оказывается, мне его так не хватало…

Далекая мысль, раньше прятавшаяся в глубине, проникла через брешь стены разума и на мгновение наполнила меня. Одна лишь мысль, что Демм исчезнет и сердце сжимается, отдавая в груди тысячами острых иголок…

Я так боюсь, что сказка кончится…

Куда делось мое спокойствие и самоуверенность?

Бездумно, я потянула руку к большому солнцу, будто пытаясь схватить его. Но как бы я не тянулась, оно все также оставалось на небе. Жест получился по-детски глупым.

— Хочешь поймать солнце? — мой жест не остался незамеченным для Демма.

— Да нет, — я уронила руку на траву.

Спиной я ощутила, как он напрягся. Потянуло серой.

— Смотри.

Пред носом появилась его ладонь, над которой, трепеща и потрескивая, парил огненный шарик. Я приподнялась и схватила двумя руками ладонь. Кожа на ней просто полыхала. Я даже обожглась немного.

— Ух ты!!!

Шарик связывался с ладонью едва заметными, мелко вибрирующими оранжевыми нитями. Поэтому то шарик едва слышно жужжал!

Я восхищенно переводила взгляд с него на улыбающегося Демма.

Но его улыбка была намного прекраснее и волнующее, чем огненный шарик.

Кажется, я в который раз покраснела…

— Только аккуратней, не дотрагивайся.

Но любопытство пересилило, и я ткнула в шарик пальцем. Я ойкнула, а огненный шарик с шипением исчез. Хотя ойкнула я скорее от неожиданности, шарик не причинил мне ни малейшего вреда.

— Ну зачем трогала? Больно? — вскинулся Демм.

Я помотала головой, поглощенная рассматриванием места исчезновения. Повертела, пальцем потыкала. Хм… обычная ладонь. Я развернулась на девяносто градусов, и с твердой уверенностью выудить все, воскликнула:

— Как ты это сделал?

— Профессиональная тайна, — улыбнулся Демм еще шире.

— Нечестно! Скажи, ну скажи! — я трясла его за воротник. — Хотя нет, — на секунду отпустила и вновь начала трясти, — лучше научи!

В конце концов его голова гулко столкнулась с деревом.

— Уй… не так сильно, а то ведь недолго и инвалидом стать, — он сморщился и стал щупать затылок.

— Научишь? — не отставала я.

— Да что ты заладила: научишь, научишь… тебе совсем меня не жалко?

— А разве больно? — скептически сощурилась я.

— Представь себе!

— Ну хорошо, если пожалею, научишь?

— Мечтай.

— Тогда не жалко.

Вот в таком духе мы и проспорили часа три, не меньше…

К вечеру погода испортилась, солнца скрылись за серо-синей пеленой облаков. "Начинается…"

Я глянула на часы — шестой час, а темнота стояла, как часов в девять.

Пока я пыталась разжечь костер (спички, словно сговорившись в коробке, затухали на ветру), Демм притащил па поляну еще одну палатку (видимо, в которой я проснулась) и опять ушел в лес. Как он сказал нарубить веток для стоек.

Он уже натягивал брезент, в тоже время как я продолжала мучиться со спичками.

"Попаду в настоящий мир, прибью производителей".

Грудь сдавила тоска.

"Ах да, я не смогу туда вернуться… потому что возвращаться больше некуда…"

Я швырнула коробок подальше.

— Демм… — жалобно позвала его.

Он удивленно вскинул голову.

— Что?

— Он не хотят зажигаться, — я обвиняюще указала на сложенные в пирамидку ветки.

— А я здесь причем? — похоже, он был не в духе. Стоило ему отвлечься и его накрыло недавно установленной палаткой.

Я заинтересованно прислушалась к глухо доносившимся ругательствам: определенно, таких слов в моем лексиконе нет…

Ой, а что он затих? Неужели?…

…Нет, жи-ив.

Куча зашевелилась, до меня донесся запах горелой коры и резины. Бум!!! Компактный взрыв раскидал во все стороны горящие останки палатки. Одна из веток врезалась точно в то место, где до этого момента сидела я. Еще от нескольких я также благополучно увернулась. Ирония судьбы: останки падали куда угодно, кроме костра.

Из под горящей кучи поднялась фигура главного действующего лица. Он медленно поворачивал голову, словно осматривал учиненные разрушения, потом вытянул руку, резко щелкнул пальцами, и все пламя исчезло. Единственным доказательством произошедшего была пожухлая трава и разбросанные угли.

Только сейчас я заметила, что огонь не тронул его одежду.

Не успела глазом моргнуть, Демм оказался рядом. Я забито посмотрела на него снизу вверх. Пронзительно изумрудные глаза с вихрем алых искр выжидательно буравили сжавшуюся в комочек меня.

— Мама… — прошелестела я.

— Так зачем ты меня позвала? — вкрадчивым голосом, от которого мурашки боевым строем промаршировали туда обратно по спине, спросил он.

— Ко-о-осте-ер зззажечь…

— Костер зажечь?? Ах, костер зажечь… Что же ты раньше не сказала… Всего-то зажечь костер… — у него начала заметно дергаться правая половина лица. Он демонстративно захрустел пальцами. — Ну, раз так просишь…

Из вытянутой ладони вылетел похожий на недавний, шарик. Попав в костер, он начисто спалил его.

— Ой, кажется, перестарался, — посокрушался он. — Ну, ничего страшного, в лесу ведь полным полно такого же прекрасного хвороста. Его можно сложить в пирамидку или в шалашик, да как угодно и очень красиво поджечь… Не правда ли??

— Да, да, конечно, — поспешила уверить его. Сейчас я готова согласиться на что угодно.

— Ведь совсем не сложно принести его… Да??

— Конечно, конечно, — Я медленно уползала в сторону от Демма.

— И ты еще здесь???

Его грозный рев снес меня в кусты и пинками погнал в лес.

Глава 4

Кровавые слезы

С его стороны

Испуганная моим криком, девчонка мигом исчезла с поля зрения.

На всякий случай, выждал пару минут.

Прикрыв глаза, убедился, что ею и не пахнет в радиусе сотни метров, и только потом рухнул на траву.

Частые удары сердца отдавали в висках. Не могу нормально вздохнуть, словно воздух стал слишком густым для моих легких. Пугающий холод сковывал все внутри, вытесняя жалкие крохи тепла. Кровь медленно застывала и оседала в сосудах ледяными иглами. Начало знобить.

Я не хотел показывать свои слабости при ней.

Неожиданный укол в сердце заставил скрючиться, но я почти сразу одернул себя и перевернулся на спину.

Не будь слабаком.

Хотелось разорвать грудную клетку и вырвать все, что причиняет адскую боль.

Пальцы впились в податливую землю.

Если перетерпеть еще несколько минут, станет легче. Я знал это, потому что такое происходит не в первый раз.

Последствия полного истощения.

Раз за разом Мирана повторяла насколько это опасно для таких как мы. Особенно днем, под этим небом и обжигающими лучами солнц…

И вновь я позволил гневу подчинить разум.

Я так и не научился сдерживать себя. Пусть на немного, но оказался рабом дурацкого инстинкта.

То, с чем борюсь всю жизнь, опять взяло верх.

Победило меня.

— Тряпка! — процедил сквозь стиснутые зубы.

Невесть как пробившийся сквозь тучи солнечный лучик скользнул по щеке и тут же исчез.

Я слизнул с щеки холодную кровь.

Все еще знобит, но боль понемногу отпускает.

Я жадно вдохнул. Голова закружилась от притока кислорода.

Надеюсь, не сильно ее испугал.

Нужно было отослать ее подальше, пока мог сохранять лицо…

Для меня это очень важно…

Ветер сдул со лба намокшую челку. Ненавижу это противное липкое ощущение…

Почему с ней никогда такого не было?

… По сравнению с ней я слишком человек.

13
{"b":"133766","o":1}