ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хранитель хмуро кутался в отданную демоном куртку, поджав под себя босые ноги. Он ведь так и остался одет в полуистлевшую рванину, в которой он был в бытность скелетом. Демона окутал черный туманный кокон, сквозь который его почти не было видно.

Только вот Демму, единственному из нас, не было холодно. Он ведь так и сидел без куртки, даже ни разу не вздрогнув!

Я, наплевав на все условности, придвинулась к нему и прижалась к горячему даже через ткань боку. Легко приподняв меня, словно я и ничего не весила, он пересадил меня с земли к себе на колени, и крепко прижал.

Я сжалась в наиболее компактный комочек, поджав под себя ноги и пристроив ладони к его груди.

Его запах… тепло… Оно проникало в меня обжигающими волнами, заставляя сердце биться чаще и разгонять этот огонь по жилам. И холод мне больше был не страшен.

Как же хорошо…

— Ну и сколько ты будешь нас здесь морозить, оттягивая неизбежное, а, Хранитель? Ведь все равно придется рассказывать! — недовольно раздалось из кокона.

Рассказывать?

А… действительно, на кой мы здесь сидим и мерзнем, если бы могли забраться в палатку, где хоть немного, но теплее? Потому что Хранитель Илдран должен что-то рассказать, как я поняла из вопроса демона.

Грудь сдавило предчувствие чего-то нехорошего. Такое состояние у меня почти не бывает. А уж если бывает…

Не хочу… не хочу, чтобы он рассказывал.

Предчувствие начинало перерастать в тихую панику. Я сделала медленный вдох и выдох. Не помогло… Из-за этого дурацкого предчувствия, сердце ходуном ходит!

Опять затылок засверлило ощущение чьего-то тяжелого взгляда… хотя, очень даже известно чьего. Причем так сильно, что я не выдержала и обернулась.

Он смотрел на меня так, как будто я провинилась в чем-то, о чем я даже и не догадывалась. Почему он смотрит именно на меня? Ну что, что я такого сделала? Почему в ответ возникает чувство вины??

И эта паника, так хочется стать слабой и поддаться ей, убежать, забиться в самый дальний уголок и ни за что не выходить. Никому не позволять даже приближаться к моей норке, чтобы больше не заставлять волноваться мое сердце.

— Придется… — ответил Хранитель, не отрывая от меня взгляда. — Разве эти дети смогут сделать хоть что-то, кроме как не ввергнуть все в еще больший хаос?

Демм немного подался вперед.

— Дети? Ты меня назвал ребенком? — медленно протянул он с вполне ощутимой угрозой в голосе.

Хранитель перевел взгляд с меня на него… и я, наконец, смогла вздохнуть с облегчением.

Он со снисходительным видом ухмыльнулся.

— А ребенок и есть. Только они могут заострять внимание на оскорблении собственного достоинства, прохлопав ушами самое главное.

Руки Демма окаменели. Злится… точно злится. Я коснулась его сцепленных пальцев, постаравшись сделать это как можно более успокаивающее, вложить в жест невысказанные слова: "Не надо поддаваться злости, успокойся…я здесь, с тобой".

Он вздохнул и уткнулся лбом в мою макушку.

— Мы можем все ввергнуть в еще больший, чем сейчас, хаос… — Его горячее дыхание разметало волосы. — Что это значит?

Это и мой вопрос тоже.

К моему облегчению, Хранитель не стал опять смотреть на меня.

— Прежде чем рассказывать, я спрошу — вы вдвоем знаете, кем являетесь?

Что он имел в виду? Положение в обществе? Расу? Или же…

Зачем ему интересоваться такими житейскими мелочами. Он спрашивал вполне определенную вещь, но ответ на этот вопрос будет очень кратким. Я лишь знаю два слова: Ключ и седьмой потомок. Просто слова, которые для меня мало что значат ввиду своей непонятности.

— Я Страж, и смысл моей жизни защищать ту, ради которой я создан.

От его слов по телу прошла волна дрожи. Хоть я и слышала это несколько раз, все равно не могу привыкнуть. Демм — мой Страж. Он… только мой.

А я…

— Я Ключ, сегодня меня назвали седьмым потомком. Смысл существования ни того, ни другого для меня неясен.

"Но я знаю, чего на самом деле хочу — быть рядом с тем, кто мне дорог…" — то, что я хотела сказать, но так и не решилась.

Дура.

Мои минуты откровения редки, спонтанны, и совершенно не поддаются контролю.

— Страж и Ключ. Да, так и есть. Наше проклятие… наша надежда. Вы знаете, с чего все началось? Наша дорога, замощенная сломанными жизнями — когда она дала начало?.. Никто, кроме нас, Хранителей, не знает, из чего родился этот мир, сразу после рождения обреченный на медленное угасание. Больной, истерзанный, порождающий таких же больных существ. Людей. Они, также как их мир были обречены сразу после рождения на умирание, без всякого шанса хоть как-то замедлить этот процесс. Они гнили изнутри, не замечая, насколько страдают от этого, пустота поглощала их сердца, превращая в пустые оболочки. Чувства, что они считали такими искренними и настоящими, были всего лишь безыскусной, наскоро слепленной подделкой. Никто и не должен был стараться при их создании, ведь люди — неустойчивая копия, рассчитанная на не более пятьсот лет существования. А может, отчаянная попытка возвратить прошлое? Это была глупая надежда, что поддерживала в минуты самого глубоко отчаяния нас, бывших людьми, теперь же поставленных защищать их от самих себя и последствий их же необдуманных поступков. Сохранять хоть какое-то, но равновесие в мире. И напряженно отсчитывать потомков, в ожидании рокового седьмого.

Ведь в самом начале, во времена первых Хранителей, им были даны пророчества. Аеморис, Тан, Лнела, Исмор, Данже, Рейбан. Шесть напоминаний о том, кто мы и о том, что будет в конце. Дары и проклятия. По числу пророчеств были приставлены к ним Хранители, обязанные хранить эти темные и жестокие знания, и пронести их сквозь толщу времени. Никто, кроме нас, не должен знать ни буквы из пророчества.

Никто не должен знать, что ждет в конце. Мы взяли всю тяжесть знания на себя, потому что созданы для этого — оберегать мир и его детей.

Вехи, без которых остальные пророчества невозможно было понять — Рейбан, Аеморис и Тан. Но полностью их смысл тоже нельзя было раскрыть без оставшихся трех.

Но мы не сдержали слово, не выполнили наше самое главное обещание. Пророчества, когда пришла, наконец, их пора — утеряны навсегда. Подло убиты их Хранители! — так неожиданно и пугающе, после плавного рассказа, прозвучала эта наполненная гневом и ненавистью фраза. Но через несколько секунд он вновь говорил спокойно и… глухо. — Война лишила нас многого. Не только нас — всего мира. Из сорока семи Хранителей остались только двое. Хранительница Тан и я. Главные пророчества-вехи были утеряны, потому что тяжесть их ноши была настолько велика, что доверялась лишь одному, главному Хранителю. А они погибли. И теперь… теперь я просто не знаю, что делать дальше. Куда идти? Как предотвратить ставшее неизбежным?

Лицо Хранителя совершенно ничего не выражало. Он сидел недвижимо, как статуя, наблюдая пустым взглядом за разворачивающимся рассветом.

Страшно… то, что он сказал действительно страшно. Людей создали… как Элементалов. Подобно им, как пробный продукт, изъяны которого даже не желая править. Кто нас создал такими? Кто… Так жутко принять правду, что я, мои чувства есть всего лишь подделка. Они не настоящие. И мы… умираем. Умираем внутренне, умирает все вокруг нас — природа, небо.

В глубине души, я знала это. Изо дня в день я видела все своими глазами.

Мы умрем… Это звучит так неправильно, так жутко.

Меня начало колотить. От страха. От осознания. А грудь сжимали неведомые, но такие сильные обручи. Словно меня, как птицу, поймали в тесную и прочную клетку, на моих глазах захлопнув единственную дверцу.

— Те пророчества были как-то связаны с нами и тем, что нас ждет? — голос Демма каким-то неведомым образом смог вернуть меня, увязнувшую в своих мыслях в реальный мир. — Я всегда с тобой, — тихо-тихо шепнул он на ухо. Наверно, только я слышала эту фразу.

Я не одна. Сейчас эта мысль была надеждой на спасение утопающей в своем страхе.

— Так или иначе, да, они все были связаны с вами. Самым главным, что должно было пояснить все, что случиться, как предсказывают остальные пророчества, подсказать нам всем путь к спасению, было Рейбан. Что, если перевести на язык людей, будет означать Отсчет. Дальше шел Аеморис и Тан — Решение и Сущность. А потом те, чьи отрывки знали все мы: Данже — Страж, Лнела — Ключ, Исмор — Суть. В первых двух рассказывалось про вас. "Обладатель разрушительной силы Рейбана, способный вернуть песок обратно в сосуд, Страж, рожденный во имя Ключа Жизни, принадлежащий своей сути и отторгающий ее" и "Ключ да откроет Вечность для настоящих. И станет спасителем или палачом своего страшного мира". Это все, что я знаю. Разве что только… есть еще один отрывок, услышанный мною совершенно случайно. Я даже не знаю, является правдой услышанное или нет."…В чьей душе будут равноправны враждующие противоположности…существо, чьи силы будут сравнивать с силами богов…"

52
{"b":"133766","o":1}