ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И стоило ему только начать, как я, против воли тихо повторяла за ним, а когда он замолк, продолжила:

— А через два года и девять месяцев свет увидит седьмое поколение Последней, и крик ее потрясет миры. С того момента, судьбы будут в ее руках.

…Это откроет врата между мирами и демоны начнут истреблять бескрылых. Будет кровавая жатва длиною в месяц и восемь дней, остановлена она будет вновь пролитой кровью созданных.

…С этого момента мир будет ждать, когда те, кто должен обрести друг друга встретятся, и тогда пойдет Отсчет…

Слова эти срывались с моих губ и тяжело зависали в воздухе. Собственный голос казался не моим, таким хриплым и низким.

Теперь я вспомнила…. Вспомнила, что говорил тот мужчина в нахлынувших на меня чужих воспоминаниях. Очень хорошо вспомнила.

И тишина. На меня смотрели с изумлением, смешанным с замешательством у одного и подозрением у другого. Демон развеял окружавший его черный кокон.

Мне стало как-то неуютно.

— Тан… — потрясенно выдохнул Хранитель. — Одно из главных… кто тебе рассказал? Рилан??

Я помотала головой. Мне было неизвестно кто это — Рилан. Ведь того мужчину звали… Кай, по-моему. А женщину Аэйрун.

Рассказать им всем?.. Но, почему-то, шестое чувство предупреждающе шептало, что лучше не делать этого… Почему? Почему мне так не хочется рассказывать?

Обычно, шестое чувство меня никогда не обманывало. И, наверно, я послушаюсь его и сейчас.

Понимаю, что это будет выглядеть, как некое предательство. Ведь Хранитель сказал — Тан, одно из главных. Одно из утерянных в войне. Значит — важное для всех, не только для нас, о ком в нем говорилось, но и для всего мира, для всех людей.

Но… не могу. Пока не могу.

Хранитель отвернулся.

— Теперь понятно, почему именно она стала… — и, не договорив, встал и ушел прочь, в лес.

Демон хмыкнул, тоже поднялся и, не спеша, пошел вслед за ним.

И мы в который раз остались одни.

"Ключ да откроет Вечность для настоящих. И станет спасителем или палачом своего страшного мира"… Я ведь слышала уже это от бабушки. В видении… Получается, не видении, такое было на самом деле? Но почему же я не помню этого разговора?

Я… ведь… оказывается, не могу ничего вспомнить из детства. Раньше, да что раньше, всю жизнь я не задумывалась о своем прошлом, точнее, о его деталях. Ну было детство, ну росла, скитаясь с семьей по стране в поисках дома, куда нас пустят немного пожить. Мне хватало этого.

А ведь в прошлом было много важного. Я встретила Демма, каким-то образом оказавшись здесь. И наверняка, было еще много чего, что я не помню.

Почему я забыла?

Годы учебы в Лаборатории не прошли даром. Человеческий разум сам не способен забыть абсолютно все, что-нибудь когда-нибудь да проскользнет. Только вмешательство извне.

Мне помогли забыть. Вот только кто и зачем?

Ответ был во мне… я его чувствовала, но никак не могла нащупать.

— Тебе холодно? — спросил Демм. — Может, все же пойдем в палатку?

Стоило ему напомнить, как боевой строй мурашек прошелся туда сюда по спине.

Вот что значит любимая бабушкина присказка — не буди лихо, пока тихо.

— Да, наверно, — я скатилась с его коленей.

Разница в температуре снаружи и внутри была вполне ощутимой. Тут было даже немного душновато.

Я быстро забралась на кровать и завернулась в покрывало так, что наружи оставались только глаза и нос, и осторожно прислонилась спиной к натянутой "стенке" палатки.

Тепло…

Рядом плюхнулся Демм и неожиданно притянул меня к себе.

Я, к своему удивлению, даже не стала сопротивляться.

— С тобой все хорошо?

— Сама не знаю, — пробормотала я. — Столько всего навалилось… Мне… мне страшно, Демм. — вдруг призналась, и, прерывисто вздохнув, уткнулась в его горячее плечо.

Он, прямо как маленькую девочку погладил по голове. Хотя, я и есть маленькая и глупенькая девочка, по сравнению с ним. Ведь про него, про Стража, Хранитель тоже много что рассказал. Непонятного, сбивающего с толку… по крайней мере, меня.

Для него может, все понятно… Я так мало про него знаю.

А он ведет себя также уверенно, как раньше.

Моя опора. Если бы не было его, я не знаю, что бы со мной было.

— Все будет хорошо. Мы же пообещали друг другу всегда быть рядом… Я никогда и никому не позволю причинить тебе хоть малейший вред. Заберу всю твою печаль и боль. Подарю всю радость мира. Веришь?

От его таких же уверенных, как он сам, таких волнующих. слов по телу забегали мурашки, хотя мне было тепло.

— Верю, — тихо шепнула в ответ.

Потому что больше всего на свете я этого и хотела — верить…

— Алекс, просыпайся…

Я подскочила как ужаленная. Когда успела заснуть?? Вроде точно помню, как буквально только что мы с Деммом разговаривали, и вдруг он меня будит, и говорит, что нужно вставать. Я наткнулась на его теплый, с искорками смешинок взгляд и смутилась.

Не могу привыкнуть, что теперь…

Я отвернулась, чувствуя, что заливаюсь краской все больше и больше. Даже подумать не могу спокойно об этом!!

Приложила холодные ладони к щекам в тщетной надежде хоть немного их остудить.

— Ну, скоро вы там? — ворвался вместе с душным теплом и ароматами нагретого леса недовольный голос демона. Стоп… Тепло? Сколько я опять проспала?? — Дмитрий, ты же прекрасно знаешь, что он особой терпимостью к нам не блещет!

— Да знаю, знаю, — раздраженно проворчал Демм. — Сейчас идем.

— Ты уже говоришь это в третий раз. Не рушь хлипкий мостик доверия, возведенный с помощью моей искусной дипломатии! — демон уже ушел из палатки и ворчал где-то неподалеку.

Я потрогала щеки уже тыльной стороной ладони, вроде стали нормальными, и повернулась к Демму.

— Нас зовет Хранитель?

Тот кивнул.

— Давно уже. Говорит, что-то прямо смертельно важное, и не терпящее отлагательств. Разорался. — Он поморщился. — Пришлось все же будить тебя.

— Да вообще не нужно было давать мне спать! Тоже мне, сурок нашелся… — проворчала я, разматывая кокон из покрывала. Безуспешно, только еще больше запутывалась. Так бы я и барахталась, если бы Демм не вытряхнул меня из него.

Вот действительно, ребенок…

С наружи было светло. День вовсю вступил в свои права. Я думала, что сейчас где-то полдень… пока не подняла глаза наверх.

Солнца были почти у горизонта.

Скоро закат… Спать целый день напролет, похоже, входит у меня в привычку.

Демон, стоявший в тени раскидистого дуба, увидев нас, приглашающее махнул рукой, а сам скрылся в лесу.

Мы последовали за ним.

Дорога показалась смутно знакомой. Я вспомнила, куда она ведет — к водопаду. Я бы ее так и не узнала, если бы не запомнившийся, изрядно потрепанный кустик, за которым я, однажды утром, нашла… хм… обнаженного Демма. Вместо того, чтобы опять засмущаться, я прыснула в кулак. Сейчас мое поведение и выражение его лица казались такими потешными.

Я вздохнула, но улыбка отказывалась покидать мое лицо. Словно оно и не знало другого выражения. А, пусть! Великолепная, теплая, если не сказать — жаркая погода, рядом улыбается в ответ небезразличный тебе человек. Хорошее настроение, так почему бы и не улыбнуться лишний раз?

Но мы не свернули к водопаду, а шли дальше. Прямо, прямо… мы не останавливались, пока не вышли к переливающемуся серебром огромному озеру, которое я сразу вспомнила. Как и чувства, что я испытывала, когда убегала прочь от…

Нет. Я хочу навсегда забыть эти моменты моей жизни.

Я глубоко вздохнула сыроватый воздух, на пару секунд задержала его в легких и выдохнула. Способ успокоиться и привести мысли в порядок — ему научила меня мама. Хоть он и не часто помогает, но все же…

Прямо перед нами простирались четыре идеально ровных круга из вскопанного дерна, валяющегося неподалеку.

Хранитель стоял неподалеку и выводил руками в воздухе какие-то фигуры, а демон деловито в круге за кругом что-то в них вычерчивал.

53
{"b":"133766","o":1}