ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кажется, мы немного увлеклись, — прошептал он низким, волнующим голосом. — А я сорвался. Не смотрю больше на меня так, если не хочешь, чтобы случившееся повторилось. — Улыбка тронула его губы. Я провела по ним указательным пальцем.

— Неубедительная угроза.

Я сидела рядом с горячей кружкой в руках, крепко замотанная в теплое одеяло, вынесенное из палатки. Мне жутко стало холодно, еще сильней, чем раньше, еще на поляне. Но я стойко пыталась не показать виду, чего, конечно же, у меня не получилось. Демм отнес меня на руках и собственноручно замотал в это одеяло, Цун подогрела чай и налила мне его в кружку, а он сел рядом. После случившегося между нами словно дала трещину какая-то стена, наверное та, под влиянием которой я так боялась и смущалась. Он рядом… близко, и я так рада. Какая душа — я бы отдала больше за его поцелуи. Он — мое все.

Невдалеке махал мечом, точнее, тренировался Хранитель. Честно, это было очень красивое зрелище. Пируэты, развороты, удары по неведомому противнику сплеча, снизу вверх, крест накрест… Я была очарована… Пока Демм, все это время также наблюдавший за ним, не сказал так громко, чтобы Хранитель гарантированно его услышал, что с одноручником с таким лезвием подобным образом обращаются только юнцы, впервые узнавшие, где рукоятка. Вот он загнул… Хранитель его услышал, замер и с издевкой предложил показать, как он выразился, человеку, прошедшему войну и прожившему в десять раз больше, а как же, интересно, нужно с ним обращаться. Демм пожал плечами и притащил свой огромный меч. Слово за слово… Мы с подсевшей Цун наблюдали, как эти двое со всей дури лупят друг друга. Мечи высекали искры, мелькая на недосягаемой глазу скорости. Я, не знаю как Цун, видела лишь мерцающие круги, полукруги, сияющие росчерки, разрывающие воздух и вот эти искры. Поначалу это было очень интересно… потом как-то уже приелось. Я все равно почти ничего не могла различить.

— Цун, как думаешь, — я пихнула ее в бок, — долго они еще будут?

Она задумалась.

— Ну… Илдран боец и правда хороший, он учился несколько десятков лет еще у Главных Хранителей, но Дмитрий ему не уступает в мастерстве, даже превосходит. Это даже странно, учитывая размеры его меча, он должен проигрывать более легкому собрату, а тут… он махает им как ни в чем не бывало. Но в скорости уступает. Вывод неутешителен: будут махаться, пока или не устанут вусмерть, или пока один не сдастся другому. Что вряд ли случится… — с философским видом изрекла она.

Я вздохнула и завернулась в одеяло получше. Кажется, уже начинает отпускать…

Солнца заволокло стремительно набежавшими, сизыми тучами, казавшимися такими низкими, что задевали черными брюхами верхушки деревьев. Подул порывистый, сильный ветер. Бывший на буквально минуту назад сухим воздух насытился водными парами.

Дождь? Так резко?

Отчего-то, когда я гляжу на небо, у меня появляется плохое предчувствие…

У Цун было озадаченное и наполненное тревогой лицо.

— Илдран, Дмитрий, успокойтесь и посмотрите на небо! — неожиданно заорала она командирским тоном. Те, как ни странно, сразу послушались и вместе с нами уставились на потемневшее небо.

Ой, мне показалось, что на одной из туч стали расползаться… нити?

— Это демоны… — тихо сказал Демм, и его слова прозвучали как гром среди ясного неба.

Демоны… а ведь точно, когда появился тот демон, друг Демма, с погодой творилось тоже самое, на небе расползалась черная паутина, которая сейчас не так видна… это значит, у нас есть еще время?

Хранитель, заозиравшись по сторонам, сухим тоном спросил Демма:

— Уверен? — он кивнул. — Тогда сколько у нас еще есть времени?

— Уже практически нет. Скоро прольется кровавый дождь, и это будет означать, что они пришли.

Он вогнал меч в землю, быстрым шагом направился к палатке, вышел оттуда уже какими-то зажатыми в руке продолговатыми предметами и, присев рядом, протянул их мне. Это оказались ножи средней длины в кожаных на ощупь чехлах. Я перевела обеспокоенный взгляд на Демма. Он сдвинул брови еще сильней и, выделяя каждое слово, сказал:

— Это оружие. Ты понимаешь, что сейчас начнется? — я кивнула. — Я бы сказал, что тебе лучше прятаться где-нибудь, но рядом со мной тебе будет безопаснее. Держись за меня. Я буду защищать тебя.

— Мы будем защищать, — поправила Цун. Хранитель кивнул.

— И почему вы решил, что они придут за нами? И если так, почему не убежать? Мы ведь еще успеем? — С надеждой спросила я, глядя на всех.

Демм отрицательно помотал головой.

— Глупо надеяться, особенно после двух нападений, что они пришли за кем-то еще. И мы не сбежим — они легко найдут нас по запаху. Особенно, если это те, кто участвовал в последней войне. Они прекрасно запомнили их запах, — он кивнул в сторону Хранителей.

Во мне нарастала беспокойство, да что там — паника. Демм прислонился лбом к моему лбу, и прошептал:

— Не волнуйся, все будет хорошо. Ты ведь в меня веришь?

Если не в него, то в кого же еще на этом свете?

Я уверенно кивнула и попыталась выдавить из себя улыбку. Цун засмеялась, поглядев на получившуюся гримасу.

— Да не волнуйся, все правда будет хорошо. Посмотри, сколько нас! Мы обязательно победим, кто бы сейчас не пришел!

Я сбросила одеяло и встала на предательски дрожащие ноги. Мы все встали около костра, на самой верхушке холма. Демм, Цун и Хранитель расположились кольцом, поместив меня внутри него. Вытянутые из чехлов пара ножей блеснули тускло и как-то хищно. Я впервые держала в руках настоящее оружие, и это было… страшно. Страшно именно тем, что они подтверждали, насколько все серьезно. Никаких игр. То, что я увидела, когда билась Цун — повторится. Кровь. Смерть. Я крепко сжала в обеих руках переплетенные ручки ножей. И стала ждать… ждать… удары сердца заменяли часы.

В какой-то момент насыщенность воды в воздухе стало предельным, и полил дождь, распространяя железистый запах. Красный дождь.

Абсолютная тишина, нарушаемая только лишь шумом дождя. Я озиралась, как и все остальные, по сторонам. Нервы оголились до предела, казалось, вся превратилась в слух ради только одной цели — услышать вовремя.

— Они здесь, — тяжело проронил Демм.

И хоть для моих ушей продолжала быть тишина, я верила, что все так, как сказал он. Здесь… Он и Хранители напряглись. Илдран прокрутил в руке меч. Я прислонилась к прямой спине Демма, пытаясь немного успокоиться.

И я услышала… шум дождя уже не перекрывал больше грохот десятков, быть может, даже сотен ног, шедший со стороны леса. Все ближе… неотвратимо ближе. Я расслышала даже звуки, похожие на противный клекот и хриплое рычание.

… Они хлынули из леса черной, копошащейся волной. Твари, каких может вообразить только самый больной разум. Вытянутые, шипастые тела на торчащих как у саранчи конечностях и усеянный клыками раскрытый воронкообразный рот, с длинными, двигающимися подобно червям отростками. Звери, если можно их так назвать, со свисающей сосульками шерстью, и опять же, с огромной зубастой пастью, из которой текла тягучая слюна.

Хранители закричали на своем языке, Демм, воткнув меч, раскинул руки — по холму вниз прокатилась огненная волна, спалившая половину вылезших тварей, ожившие ветки как плети захлестали по земле, рассекая оставшихся на истекающие черной слизью куски. Но на месте уничтоженных, приходили новые.

Шипел огонь, принимаемый разные формы, свистели ветки, разрывалась земля и, формируясь в комья, осыпала тварей. Воздух дрожал от пронзительных визгов и булькающих хрипов.

Это было нескончаемо. Твари, огонь, визги… Хранитель с занесенным мечом ворвался в орду тварей, смазанным пятном и серебристыми росчерками мелькая среди них, Цун бросилась к обрыву и прыгнула вниз. Демм остался рядом, выдавая все новые огненные волны, шары, стрелы. А я стояла, до боли сжимая в кулаках ножи. Он не успевал. Твари лезли и лезли, уже забираясь на холм. Тут по стороны озера послышалось бульканье, и из-за обрыва появился водный шар, в котором была заключена Цун. Мощные водяные потоки смели тварей с одной стороны холма, Демм со своим огнем — сжигал их с другой. Мы даже начали теснить их.

87
{"b":"133766","o":1}