ЛитМир - Электронная Библиотека

Наручники на него надевать не стали, но в машине Молдер сидел, плотно зажатый между двумя охранниками. Футболку и джинсы он тоже натягивал под внимательными взглядами незваных гостей, которые великодушно позволили ему принарядиться по случаю предстоящего визита. Особо его в гостинице не обыскивали, благо утаить что-то при таких стражах было тяжело. Зато в управлении безопасности, или как оно там у них называлось, его обшарили заново, отобрали мобильный телефон, часы, документы… И заперли в небольшой комнатке, которую уместнее было бы назвать камерой, сказав, что за ним скоро придут.

Надо отдать должное потомкам Соломона и Давида — задержанного Молдера пальцем не тронули и грубого слова (по крайней мере, на английском) не сказали. Правда, он и сам не нарывался. Жизненный опыт говорил, что не стоит нервировать подневольных людей бессмысленными вопросами, — они всего лишь выполняют приказ и вряд ли знают, почему именно его задержали. Придет время, и все разъяснится. Молдер решил набраться терпения, вполне допуская, что сегодня спать в своей постели в гостиничном номере ему более не придется.

Ждать, впрочем, пришлось недолго. Часы у него, как уже упоминалось, отобрали, но внутренний хронометр подсказывал, что прошло не больше часа, когда за ним пришел охранник в форме. Но не для того, чтобы отвести на допрос, а чтобы снять отпечатки пальцев — интересно, почему они этого сразу не сделали? По-английски сын Израиля не говорил, и ничего внятного от него Молдер не добился.

Следующий период ожидания длился несколько дольше. Молдер уже предположил, что рабочий день близится к концу и про него просто забыли. Он уже решился было начать долбить в дверь и потребовать звонка адвокату, как вдруг замок лязгнул, и на пороге появился другой охранник, односложно приказавший следовать за ним.

Страж провел его по длинному коридору через ряд решетчатых дверей, каждую из которых приходилось отпирать для прохода, а затем запирать снова. Они подошли к какому-то кабинету. Заглянув внутрь и что-то спросив, охранник втолкнул Мол-дера в кабинет.

За столом сидела дама в форме и просматривала что-то на экране компьютера.

— Садитесь, — не отрываясь от дисплея, предложила она.

При виде хозяйки кабинета Молдер остолбенел. Приглашение садиться он пропустил мимо ушей, так и оставшись стоять каменным истуканом посреди кабинета. Он даже хотел спросить, нет ли у офицера сестры-близняшки, но вовремя сообразил, что подобных совпадений в жизни не бывает.

Перед ним сидела та самая дама, которую он сегодня дважды видел в образе разодетой в розовое экзальтированной особы, жертвы якобы инопланетян, а скорее — собственной безудержной фантазии. Сейчас от этого образа не осталось и следа — вот как сильно форма меняет человека! Впрочем, в данном случае имела место форма очень большого размера.

— Вы удивлены? — улыбнулась дама. В ее улыбке не было ни намека на доброжелательность — торжество победившего хищника.

— Признаться, да, — сказал Молдер и сел на предложенный стул. — Удивлен. С чего бы это к моей скромной особе проявляется столь пристальное внимание, что фокусами с переодеванием занимается ответственный офицер Моссада?

— Не прибедняйтесь, — отрезала женщина и без паузы выпалила, будто из крупнокалиберного пулемета: — Имя, фамилия, год рождения, место проживания и работа.

Молдер решил играть в открытую — тем более, что скрывать ему было абсолютно нечего:

— Фокс Уильям Молдер, тысяча девятьсот шестьдесят первый, Александрия, штат Вирджиния, Соединенные Штаты Америки, Хэйгал Плас, двадцать три шестьдесят, квартира сорок два, ФБР, специальный агент. — И от себя добавил: — Не женат, детей нет.

— Почему прибыли в государство Израиль под чужими документами? — она .не обратила внимания [ на его ехидный выпад.

— Какими документами? Разве я предъявлял кому-то документы на чужое имя? — Молдер сделал ударение на слове «документы». — Можете поднять базу данных паспортного контроля в аэропорту и убедиться в этом. Мои друзья собирались поехать на съезд уфологов втроем, но один из них попал в больницу, и мне в последний момент предложили лететь вместо него. Не пропадать же билетам и орг-взносу. Ну, а переоформлять что-либо было уже поздно. Мои настоящие документы, кстати, были при мне, и ваши люди их изъяли…

— Вижу, — кивнула она.

— Так позвольте все же поинтересоваться о причине моего задержания. Меня обвиняют в шпионаже?

В это время в дверь постучали, и посыльный доставил хозяйке кабинета папку с документами. Офицер открыла их и принялась изучать. Краем глаза Молдеру удалось заметить, что это была дактилокарта и его фотографии, высланные из ФБР по факсу. Быстро озаботились. То ли Скалли расстаралась, то ли Скиннер подсуетился…

Женщина-офицер еще раз просмотрела документы, вздохнула и решилась:

— Что ж, специальный агент Молдер, проигрывать надо достойно. Приношу свои извинения. Кстати, вам известно имя Иван Барсак?

— Он что, русский?

— Нет, палестинец. Отец дал новорожденному это имя — русские тогда были против Израиля, а он их просто боготворил. Итак, Иван Барсак, тысяча девятьсот шестьдесят первого года рождения, рост шесть футов и один дюйм, вес сто семьдесят пять фунтов… Цвет волос, глаз, форма ушей и губ значения не имеют, ибо он сам не помнит, сколько раз делал пластические операции. Террорист, глава организации… Впрочем, это не имеет значения. Мы за ним охотимся восемь лет, и все безрезультатно, трое наших товарищей погибли при попытках его захвата.

— И при чем же здесь моя скромная персона?

— Вчера нам поступил анонимный звонок, сообщивший, что под именем Мелвина Фрохайка на всемирный съезд уфологов приехал Иван Барсак для некоей очень важной встречи.

— Террорист на съезде уфологов? Большей ерунды, пожалуй, трудно придумать…

— Напрасно вы так считаете. Во-первых, подобные конференции — идеальное место для негласных встреч с кем угодно, поскольку разношерстная публика слетается сюда со всего мира, отследить всех очень трудно. Кроме того, у Барсака есть маленький пунктик. Он считает, что его сестру в десятилетнем возрасте похитили инопланетяне.

Молдер хотел сказать, что точно знает — его собственная сестра тоже была в десятилетнем возрасте похищена инопланетянами — но промолчал.

— Видно, у него после этого крыша немного и поехала, — продолжала сотрудница Моссада. — Его действия практически невозможно предугадать, его логика непредсказуема, он всегда движется на шаг впереди нас…

— И вы решили проверить анонимный звонок и посмотреть на меня лично? Я похож на вашего террориста?

— Признаться честно, да. Целеустремленный, сосредоточенный, всегда вежлив. Как и Барсак, немного побаивается женщин. Вот только почему-то никак не отреагировали на приманку о моем якобы похищении инопланетянами — наш террорист обычно на такие штучки мгновенно делает стойку. Но после встречи в баре я почти была убеждена, что назначенное свидание состоялось и вы сейчас лее поспешите покинуть страну. К сожалению, я ошиблась. Увы, в нашей работе такое бывает, вы это должны понимать и не обижаться.

— А я и не обижаюсь, — улыбнулся Молдер. — Посмотрел, как работают израильские коллеги, — ребра целы, ссадин и синяков нет. Не то, что некоторые…

Женщина посмотрела на него с пониманием:

— Были прецеденты? Молдер молча развел руками.

— Что ж, вы свободны. Если вам это будет приятно, еще раз примите официальные извинения за испорченный вечер.

— Если бы вы на самом деле оказались тем, кого изображали, мне бы весь вечер пришлось отсиживаться в номере.

— Я сейчас распоряжусь, вас отвезут в гостиницу.

— Не надо, пройдусь пешком или найму машину. Я еще толком не видел вашего города. Скажите, а у вас есть какое-нибудь заведение — ресторан, кабачок, кинотеатр — под названием «Сипай»?

— Синай? — Она посмотрела ему в глаза. — Почему вы спрашиваете?

— Да нет, пустяки. Случайный знакомый, с которым познакомились на конференции, туда вечером собирался. Так есть?

7
{"b":"13377","o":1}