ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли задумчиво шевельнула носком туфли желтый, с красными прожилками кленовый лист, пятипалой ладонью распластавшийся на земле у самых дверей машины.

— Интересно, почему рядового Гутиерес похоронили именно здесь?.. — проговорила она.

Малдер не ответил — он обводил окрестности любопытным взглядом.

Из-за взгорка, разделявшего кладбище пополам, раздалось короткое сдержанное рычание. На возвышенность выбрался американский бульдог — и замер, оскалив клыки и широко расставив короткие мощные лапы. Секундой позже на холме показался и хозяин собаки — светловолосый мужчина средних лет с короткой бородкой, у одетый в рабочие штаны и куртку со следами земли. «А вот и поэт», — с легкой иронией подумал Малдер. Человек замахал рукой.

— Вас опередили! — издалека приветствовав он Малдера и Скалли. — Вы ведь из полиции, правильно? А я, так сказать, местный распорядитель. Ворон здешних мест…

— Мы из ФБР, — поправил Малдер, протягивая подошедшему свое удостоверение и жетон. — У нас разрешение на вскрытие могилы рядового Гутиереса.

Мужчина покачал головой:

— Я готов был начать копать, как только увидел распоряжение суда, но было уже слишком поздно.

— Слишком поздно? — переспросила Скалли. — Почему?

— Грабители могил добрались до останков раньше нас. Я уже несколько раз ловил на месте преступления людей, пытающихся вскрыть захоронения, но уследить за всем просто невозможно. В последнее время я даже ношу с собой вот эту штуку, — он похлопал себя па карману. Под тканью угадывались очертания громоздкого пистолета.

Трое живых неторопливо двинулись по широкой аллее между рядами могил.

— Разве полиция не вмешивается в дела подобного рода? — спросила Дана.

— Ну, у них и без того хватает хлопот, — смотритель с грустной улыбкой покачал головой. — Полиция охраняет живых. А у тех, кто умер, остался только я — я один оберегаю их покой.

— А зачем гробокопателям нужны тела? — поинтересовался Малдер.

— Бывают разные категории. И декаденты, нашедшие способ пощекотать себе нервы, и честные грабители… В основном, тела, конечно продают.

— Продают? Кому?

— Опять же, есть варианты. Местное медицинское училище объявило недавно, что у них закончились трупы. А еще говорят, колдуны вуду платят по двести долларов за черед. Многие в наших краях ищут легкого заработка — и попадаются. Кости требуются как необходимый компонент во многих магических снадобьях, настоях, зельях… Вот, поглядите, что эти чертовы дети делают!

* * *

Они остановились на краю раскопанной могилы. Гранитное надгробие было вывернуто с корнем и лежало у ямы, засыпанное грудой глины и песка. Рядом в беспорядке были разбросаны обломки досок, щепки, металлическая арматура… Малдер нагнулся над могилой. На дне прямоугольной ямы стояла глубокая мутная вода — словно поверхность зеленоватого, ничего не отражающего зеркала…

— Поглядите-поглядите! — нервно говорил смотритель. — Выкопали буквально у меня из-под носа, представляете? Как тут можно покоиться в мире, когда кругом одно ворье? — Он посмотрел на могильную плиту, на которой под слоем земли можно было угадать буквы: «Микаэль Гутиерес», — Пусть вытворяют, что хотят, со свиньями и с курами, но это уже слишком. Это осквернение получается. Совсем негодное дело…

Скалли, благополучно пропустившая мимо ушей слова кладбищенского сторожа, ухватила напарника, опустившегося на корточки перед могилой, за плечо.

— Посмотри-ка вон туда, — тихо проговорила она, кивком задав направление. Малдер повернул голову. Метрах в пятнадцати от них, не замечая присутствия посторонних, самозабвенно копался в земле давешний мальчишка из лагеря.

— Угу. — Фокс неслышно поднялся.

— Вот видите! — сдавленно прошипел смотритель. — Среди бела дня копают! Ни стыда у людей, ни совести…

— Мы сами разберемся, — коротко бросил Фокс.

— Да ради бога…

* * *

Против ожидания, поймать маленького гаитянина не составило труда — мальчишка настолько увлекся своим делом, что услышал легкие шаги Призрака только тогда, когда Фокс был уже на расстоянии броска. Юный спекулянт только успел вскочить, отбросив в сторону мешок, в который аккуратно укладывал добычу — и тут же забился в цепких руках федерального агента.

— Пустите! Ну что я такого сделал!

— Я думаю, ты сам нам расскажешь, что ты сделал, дружок, — строго проговорил Фокс, придерживая вырывающегося мальчишку за воротник куртки.

Тем временем подоспевшая Скалли с любопытством склонилась над упавшим вещмешком юного гробокопателя — и хмыкнула. Вместо свежевыкопанных костей, еще покрытых могильной землей и тленом, сумка оказалась полна крупных, упитанных болотных жаб.

Ближайшая к горловине мешка жаба утробно квакнула и лениво спрыгнула в траву. Малдер вздрогнул и перевел взгляд с пойманного паренька на его мешок.

— Может быть, перецеловать всех жаб и выяснить, кто из них Гутиерес? — ни к кому не обращаясь, проговорила Скалли.

* * *

Все-таки словосочетание «аппетитное зрелище» — яркий пример глубочайшего субъективизма всех и всяческих человеческих оценок. Одного воротит от вида чужих грязных рук, другой и видеть не хочет посуду для рыбы, используемую под жаркое, а третьего и созерцание вскрытой могилы не способно заставить позабыть про голод. Впрочем, у каждого свои беды: у одних суп пустой, у других жемчуг мелкий…

Малдер размышлял над этим, наблюдая, как мальчишка с завидным аппетитом заглатывает картофельные чипсы из большой коробки, время от времени прикладываясь к кружке с молоком. По настоянию Скалли, федеральные агенты решили с лихвой возместить юному натуралисту нанесенный моральный ущерб, а сам натуралист счел достаточной компенсацией визит в ближайшую забегаловку и своеобразный, но плотный обед. «Помимо всего прочего, — подумал Фокс, — любые сведения о жизни лагеря для незаконных эмигрантов, особенно полученные изнутри, могут оказаться ой как нелишними…

— …Свежие кости, — проговорил парнишка, не прекращая жевать. — За них действительно очень неплохо платят. Но я лично предпочитаю охотиться на лягушек. Лучшие лягушки бывают только на кладбищах.

«Вот кого он мне напоминает, — понял Малдер. — Геккельберри Финна. Этакий американо-гаитянский вариант. Ловит лягушек, в одиночку шатается по кладбищам… Интересно, таскать за хвост дохлую кошку эти ребята не пробовали? Или сплавляться по Миссисипи?..»

— Как ты выбираешься из лагеря? — поинтересовалась Скалли.

— Ухожу, потом возвращаюсь, — мальчишка махнул рукой.

— Ну, а родители твои где? Они здесь, в лагере?

— У-у, — парнишка отрицательно покачал головой, утирая тыльной стороной ладони набитый рот.

— Зовут-то тебя как? — спросил Малдер.

— Честер Бонапарт, — с солидным выражением представился паренек, с трудом сглотнув, и Скалли невольно улыбнулась.

— Что же ты делаешь с лягушками, Честер?

— Продаю по пятьдесят центов.

— Кому? Кто тебе за это платит?

— Бове, — Честер заговорщицки понизил голос. — Его колдовство самое сильное. — И добавил уже гораздо громче: — Смотрите, он даже сумел сделать так, что у меня совсем не осталось чипсов!

Малдер хмыкнул.

— Ну, я не такой могучий колдун, но могу поспорить, что сумею помочь твоему горю. — Он протянул Честеру двухдолларовую купюру. — На, купи еще пачку.

— Спасибо!

Как мало нужно порой для счастья…

— Малдер, некоторые разновидности жаб выделяют яд, сходный с тем, что нашли в крови рядового Мак-Альпина, — негромко сказала Скалли. — Думаю, нам следовало бы спросить Бове, что он делает с этими лягушками… — Я не хотел тебе говорить, пока не был уверен, — перебил ее Малдер, — но теперь точно знаю, что за нами следят. Четырехдверный серый «Седан» на стоянке, видишь? — Скалли послушно скосила глаза. — Приглядывай за Честером, ладно? — Малдер поднялся из-за стола и неторопливо направился к двери.

* * *
6
{"b":"13378","o":1}