ЛитМир - Электронная Библиотека

- Может, я ошибаюсь... - задумчиво произнес Борис, - но мне помнится, в гараже бочка с соляркой стояла, на всякий случай. Проверить бы надо...

- Хорошо! - подытожил Михаил Аркадьевич, - будем решать вопросы э-э... в рабочем порядке. Теперь еще об общечеловеческом, то есть э-э... про еду. Так вот, по моим прикидкам, еды у нас... я имею в виду, той, что в буфете, дня на три хватит, на четыре с трудом... ну если при строжайшей экономии, максимум э-э... до конца недели.

- И что нам делать? - растеряно пробормотал Борис. - Помирать голодной смертью? Или друг друга начинать жрать?

- Ну... - пожал плечами Штерн, - до э-э... каннибализма, надеюсь, мы не дойдем. Фора в несколько дней у нас есть. Будем по первобытно-общинному, заниматься собирательством... грибы, ягоды, э-э... плоды. Возможно охотой... - он посмотрел на Семенова. Тот хмуро кивнул.

- Если тут есть на кого охотиться... добудем.

- Еще бы знать, - усмехнулся Илья, - можно ли употреблять местных обитателей, так сказать, в пищу.

- Вот когда добудем, тогда и станем решать, можно или нет.

- Я думаю, - вмешался Алексей Федорович, - что при прочих равных условиях... я имею в виду состав воздуха, состав воды, жизнь на основе белка... Короче, если мы можем дышать этим воздухам и сможем пить местную воду... то и местных обитателей скорей всего сможем есть. Хотя бы некоторых. Насекомые, во всяком случае, похожи на наших, только больше размерами. Да я в качестве примера... - добавил он, глядя на скривившиеся от отвращения физиономии присутствующих. - Я ж не предлагаю их есть.

- А что? - усмехнулся Илья, - Жирненькие, питательные. Египтяне саранчу едят. Южно-американские индейцы, каких-то червяков. Китайцы муравьев. В общем, голод не тетка.

- Забавно, - задумчиво протянул Борис. - Не успели попасть в этот мир, а уже собираемся, есть его хозяев.

- Какой мир? - прапорщика Николая, аж передернуло от этих слов. - Каких хозяев? Мы на Земле или где? Вы что думаете, мы не на Земле? Вроде бы умные люди здесь собрались... а городите всякую чушь! Нам бы продержаться пару, тройку недель пока закончится этот гребаный эксперимент...

Институтские переглянулись.

- Успокойтесь, пожалуйста, Николай э-э...

- Семенович, - буркнул прапорщик.

- Так вот, Николай Семенович, - продолжил Штерн. - Мы собственно и обсуждаем тут, краткосрочную перспективу нашего выживания... как нам прожить эти две-три недели, пока нас э-э... спасут...

- Так и не болтайте тогда ерунды! Охота... грибы-ягоды... Там справа от дороги, в паре километров дачный поселок, погреба опять же... вот и надо пошарить там... хотя... взгреют нас потом за самоуправство!

- А хорошая, кстати, мысль! - поддержал его Алексей Федорович. - Хлеба и мяса в погребах, конечно, не держат... разве что сало... и то вряд ли. А вот картошечка и разные соленья-варенья - это нам сильно поспособствует.

- Да я ж не возражаю, - Штерн досадливо поморщился, - тактика, это хорошая вещь... но на всякий случай надо ж думать э-э... на перспективу. Надеяться, так сказать, на лучшее, но и худший вариант держать в уме... вдруг нас э-э... не спасут через пару недель, а скажем через месяц или э-э... год? Или вообще... Что ж мы, будем надеяться на картошку в погребах?

- Тоже мне, стратег, понимаешь, выискался! - буркнул себе под нос Николай. - Научили вас на свою голову...

- Если держать в голове худший вариант, как вы предлагаете, Михаил Аркадьевич... - Борис вздохнул, - лучше сразу попросить, вон, у Семенова ружье и застрелиться...

- Что вы такое, Боря, говорите? - всплеснул руками Штерн. - Никто тут не собирается стреляться! Но думать-то надо, вы ж все-таки, научный работник! Или не надо?

- Ладно, ладно! - Илья постучал ручкой по столу, гася готовый разгореться, бесплодный спор. - И думать надо, и надеяться надо. Давайте, что ли резюмируем, что мы тут насовещались? Чтобы это не стало разговором в пользу бедных, - он раскрыл блокнот. - Итак, первое... К речке разведку организуем? Организуем. В лес, за водой, за снегом... организуем?.. - он перечислил и записал все обсуждаемые ими пункты. Возражать никто не стал.

- И вот еще... - добавил он от себя, - канализации у нас теперь нет. Предлагаю оборудовать, так сказать, удобства во дворе... мужские и соответственно, женские. Иначе, по нынешней-то жаре, скоро такая вонь поднимется, что и аппетит пропадет.

Этим своим высказыванием, он несколько разрядил обстановку. Народ в комнате стал улыбаться и высказывать предположения, кого следует посылать на вышеуказанные работы. У прапорщика тут же родилась идея, что не плохо бы сделать данный труд воспитательной мерой административного воздействие и начать с вчерашних любителей спирта. Илья только усмехнулся на это предложение. Не далее, как вчера вечером, сам Николай обращался к нему с просьбой выдать им на пару с сержантом, пятьсот грамм фронтовых и воды на разбавление оных. Правда, они с сержантом, не в пример тем, вели себя тихо. Получив просимое, куда-то испарились, и больше их никто до утра так и не видел. Хоть и искали специально, для установления, так сказать, порядка. Пока заполошная Варвара Петровна бегала и безуспешно разыскивала милицейскую власть, Илья с Мареком, тоже надо сказать, хорошо к тому времени принявшие, спустились к не на шутку развеселившимся товарищам по несчастью, и, выпив с ними еще по пятьдесят грамм, уговорили их, по доброму, разойтись спать или идти веселиться в лес, где они никому не смогут помешать. Компания, надо сказать, подобралась забавная: пять мужиков и с ними одна девка, со смешной такой разноцветной челкой. Как ее? Светлана кажется. Хороша же она была: во чтобы-то ни стало, порывалась, станцевать на столе. Чуть ли не стриптиз собралась показать. Насилу отговорили. Вокруг компания пьяных мужиков, мало ли кому чего в голову взбредет. Илья улыбнулся воспоминаниям. Смешная девка - лезла потом к нему целоваться. Еле отбился, хорошо Анютки рядом не было, да и спутник Светланы - странный малый, сидел как сомнамбула в углу и бессмысленно таращил глаза.

Его мысли были прерваны неожиданным образом. С грохотом распахнулась входная дверь. В проеме показалась перекошенная физиономия сержанта.

- Семеныч!.. - заорал он, выпучивая глаза, и остановился, недоуменно разглядывая остальных присутствующих, словно видел их в первый раз. Затем странно осклабился. - Сидите тут? Разговорчики беседуете? А у нас ЧП! Жмур походу!..

*****

Поскольку Татьяна опять исполняла роль писаря-завхоза, в буфет отправили Марину - студентку. Одну из тех, кто ехал в тот вечер в автобусе. Третьей стала Светлана - девчонка с розово-зеленой челкой. Следом за ней в буфет притащился и ее тощий дружок. "Бурундук" как ранее его обозвала про себя Майя. На самом деле его звали Юрик. На все вопросы Варвары Петровны - чего ему здесь надо, он только лупал мутными глазами ничего не отвечая, а потом уселся за крайний у окна столик и уронил голову в ладони.

- Кокс у него кончился, кумарит его... торчок противный - зло и непонятно объяснила Светлана, - таскается за мной везде теперь.

Юрик поднял голову и посмотрел на нее умоляющим взглядом.

- Господи! Да говорю же нет у меня! Где я тебе возьму? - крикнула она ему. - Давай иди отсюда! У "братвы" проси, у них навалом этого говна!

- О-нн-и н-не дают, так п-просто... - Юрика трясло, аж зубы лязгали.

Светлана некоторое время смотрела на него, как показалось Майе, с состраданием.

- Что, совсем плохо? Ну, ляг, поспи... или спирту выпей! Может полегче станет. Будешь спирт?

Юрик молча кивнул. Светлана обернулась к Варваре Петровне, в глазах у нее была мольба. Вахтерша молча достала из под прилавка маленький пузырек, доверху наполненный прозрачной жидкостью. Та приняла посудину.

- А разбавить?

- Н-не-надо... - Юрик выхватил пузырек из протянутой руки, свинтил пробку и смачно хлебнул. Закашлялся, зажал себе ладонями рот, чтоб спирт не выплеснулся наружу, лицо его исказилось страданием.

20
{"b":"133789","o":1}