ЛитМир - Электронная Библиотека

Варвара Петровна покачала головой.

- Как же люди над собой издеваются, господи, ты боже мой!

Светлана просительно посмотрела на нее

- Пусть он тут посидит? Он же не мешает никому. А?

Вахтерша пожала плечами.

- Мне-то что... пусть сидит. Мож работу, ему какую дать несложную? А то совсем загрустил человек. О! У нас тут соль намокла... на мешок с крыши натекло. А теперь высохла и прямо как камень стала. Пусть потолчет, заодно и развлечется, чего без дела-то сидеть, - она вынесла из подсобки, средних размеров, бронзовую ступку и пестик. Поставила их на столе перед Юриком. Следом Марина притащила несколько крупных кусков закаменевшей соли, положила перед ним же.

- Давай милок, - ласково сказала Варвара Петровна, бросив один кусок в ступку, - толки! А натолченное в кулечек ссыпай. Сможешь, поди? Трудотерапия она очень способствует!

Юрик окинул всех осуждающим взглядом. Дескать, смерти моей хотите? Затем заметно трясущейся рукой взял пестик и пару раз вяло тюкнул кусок в ступке. Весь его вид говорил: "Будь, по-вашему, только отстаньте, бога ради".

- Ладно! Давайте, давайте товарищи девушки, шевелитесь!.. - переключилась Варвара Петровна на своих помощниц.

Глядя на нее, Майя не переставала удивляться - несмотря на то, что так и не выходила из буфета с самого утра, она до сих пор была бодра и активна.

- ...Нам теперь в десять раз больше нужно вертеться! - продолжала щебетать главная повариха. - И не, потому что народу много, а потому что продуктов мало. Так что каждую корочку и косточку в дело пускать нужно!

- Почему все женщины готовить должны? - с неудовольствием спросила Марина, пряча кудрявые черные волосы под косынку. - А мужики только есть будут?

- Не возмущайся девочка, - подмигнула ей Варвара Петровна, - мужчинам тоже работы хватит. Ой, хватит! Все тут хлебнем! Продуктов дня на три, не больше. Чем потом питаться, не представлю. Давай, бери ножик, садись вон, к Майечке, чисть картошечку. А я пока компотом займусь. Ох ты господи, воды-то у нас в обрез. Надо срочно мужиков в лес посылать за снегом.

Ужин был назначен на девять часов. Меню состояло из вареной картошки с тушенкой и компота из сухофруктов.

*****

Марина скептически поглядела на внушительную горку картошки, которую им предстояло перечистить, затем на тупой столовый нож и на свои руки.

- Только в понедельник маникюр сделала...

Майя, с ласковой улыбкой, показала ей на место рядом с большим баком, в котором валялись несколько почищенных картофелин, подумав про себя: "Тоже мне цаца! Маникюр тебе здесь без надобности. Хотя тряпочные перчатки и вправду не помешали бы". Марина села на стул, вставила в уши наушники плеера и, вздохнув, принялась за картошку.

Светлана, свесив пеструю челку на нос и хмуро глядя перед собой, колупала луковицы. Варвара Петровна высыпав в большой чан с кипящей водой, сухофрукты задумчиво помешивала.

Чистка картошки дело скучное, разговор что-то не клеился, и Майя, прислушиваясь к шепоту наушников своей подельницы (везет же некоторым), поглядывала в окно. Хотя и там ничего интересного не было. Вечерело. Краснеющее солнце клонилось к горизонту. Его лучи путались в голых остовах берез. "Вот интересно, - думала Майя, - березы, как будто держат круговую оборону от окружающей нас сельвы. Словно прикрывают собой жалкое "поселение" людей. А ведь через неделю-другую по такому теплу деревья распустятся, и наша земля перестанет выделяться из окружающего леса".

От раскаленной плиты и баков с кипящей водой шел жар, дышать стало совсем нечем, и Светлана, оторвавшись от своего лука, распахнула окна. В кухне потянуло сквозняком. Переливаясь через подоконники, потек, влажный густой воздух, начиненный странноватыми, чужими запахами.

В окно влетело что-то большое, жужжащее и стремительными зигзагами заметалось по буфету. Низко, над самыми головами. Женщины завизжали, прикрываясь руками. Один только Юрик безучастно следил за событиями из своего угла. Существо гудящее, как маленький самолет, нарезало несколько кругов над кастрюлей с компотом, словно камикадзе над американским крейсером, или капитан Гастелло над немецкой танковой колонной, похоже, собираясь пикировать.

- Пошел, пошел!.. - Варвара Петровна замахала руками, прикрывая кастрюлю собой.

- Посторонись! - Майя, подхватив шумовку, приняла позу теннисистки. Как только нарушитель границы оказался в пределах досягаемости, шумовка свистнула, рассекая воздух и сочно шмякнув, попала в цель. Сбитый летун, мелькнув над головой, испугано пригнувшейся Светланы, громко брякнул о блестящий кожух вентиляции и упал на буфетную стойку. Майя, как пантера, прыгнула к стойке и прижала насекомое шумовкой, но оно и так больше не шевелилось.

- Шустра ты, девушка, - покачала головой Варвара Петровна, - ой шустра!

Женщины осторожно склонились над стойкой. Майя приподняла шумовку. На пластиковой поверхности лежало странное существо, с виду обычная муха - две пары крыльев, шесть скрюченных ножек, черная, мохнатая, лупоглазая... вот только величиной она была с Майин кулак.

- Гадость, какая!.. - пробормотала Светлана, - нужно будет хоть марлю где-нибудь найти да натянуть, а то всю кровь выпьют!

- Я ее боюсь! - заныла Марина. - Выкиньте ее отсюда!

- Чего боишься-то? - недоуменно покосилась на нее Майя. - Она ж дохлая.

- А вдруг оживет! Ну, выкиньте ее, пожалуйста!.. и окна закройте. Лучше уж жара, чем такое.

Майя потрогала муху шумовкой. Та не подавала признаков жизни. Девушка храбро ухватила ее за одно из крыльев, победно посмотрела на брезгливые лица окружающих, и, подойдя к окну, выкинула трупик на улицу.

- Руки не забудь помыть! - сказала ей в спину Варвара Петровна. Помолчала и добавила. - И шумовку тоже! А представьте девочки, если такие местные тараканы наползут?! Тут, пожалуй, никакой "раптор" не спасет!

*****

Приготовление ужина несколько затягивалось. Светлана выскочила "на минутку" - покурить и не возвращалась уже полчаса. Варвара Петровна с Майей сняли с плиты кастрюлю с компотом и поставили ее на сквозняк - охлаждаться. Марина, вооружившись консервным ножом, уже приготовилась вскрывать банки с тушенкой, когда в буфет явился Владик по кличке Рыба - самый молодой из "братвы" - тот который устраивал скандал возле кассы.

- Салют, тетки! - он встал в дверях, уперев руки в бока, голый по пояс, весь в синих татуировках, в закатанных джинсах и босиком. Потянул носом воздух и удовлетворенно констатировал. - Бациллой тянет!

- Чего надо? - подозрительно спросила его Варвара Петровна. - Майя, ты, почему дверь не заперла? Чего надо? - повторила она вопрос. - Ужин еще не готов! Иди с богом! Нечего тут толочься... давай, давай проваливай!

Рыба уставился на нее своими прозрачными пустыми глазами.

- А чо ты так разговариваешь, ковырялка старая? Я может, хочу проверить, не закрысятили вы тут шамовку, общественную?

- Что?.. - Варвара Петровна растерянно захлопала глазами.

- Конь в пальто! - объяснил ей Рыба. - Короче, тетки - мы сегодня у вас тут бакланить не будем, так что люди меня прислали, чтоб я нашу пайку забрал. Догнала, старая? - произнося эту зажигательную речь, он приблизился к буфетной стойке и увидел тушенку. - О! Я гляжу вы тут кучеряво живете! На обед кирзу с сухарями давали, а сами тушенку гасят! - он извлек из кармана джинсов, пластиковый пакет и тряхнул его расправляя. - Нас пятеро... значит по банке на рыло - это справедливо! - с этими словами он смахнул все банки в пакет и, усмехаясь, глянул на обалдевших от такой наглости женщин. - Чо бебики вылупили? Хлеб где? - он в упор посмотрел на Марину. - Хлеб, спрашиваю, где?

Та испуганно сглотнула и молча показала глазами в угол, где в картонной коробке, укрытые клеенкой, чтоб не засохли, лежали хлебные буханки. Рыба отдернул кленку, удовлетворенно цыкнул зубом и переложил из коробки в свой пакет две буханки. Приговаривая: "Будет, что на кишку бросить! О!.. кофееза!" - он сгреб с буфетных полок большую банку с растворимым кофе, коробку с чаем, несколько упаковок пряников и чипсов.

21
{"b":"133789","o":1}