ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну и чего теперь с ними делать?

- Как чего? - удивился Семенов, - Вывести на задний двор и расстрелять! Шучу! - хохотнул он, увидев, как перекосились физиономии "пацанов". - Запереть их пока где-нибудь... Есть где? - глянул он на Илью.

Тот пожал плечами.

- С решетками помещений у нас, наверно, больше нет. Может в конференц-зале? С третьего этажа, поди, никуда не денутся.

- А что там есть, в этом конференц-зале? - подозрительно спросил прапорщик.

- Да ничего вроде... одни стулья, и те к полу прикручены.

- Ну, о-кей! - согласился Семенов. - Значитца, конвоируйте их пока туда. Ну что друг ситный, - обратился он к Крюку, - связать вас, или так посидите спокойно? Нет... на благоразумие ваше надеяться глупо. Славик, скотч у тебя? Скрути-ка им руки. А когда приведете в конференц-зал, еще и ноги, на всякий случай, для их же спокойствия.

Слава ловко, словно всю жизнь только и делал, что вязал "братков", скрутил им за спиной руки скотчем. Начавшему было ерепениться, Грине досталось по шее прикладом. Остальные вели себя спокойно, только Крюк, когда их уже выводили из буфета, повернулся к Семенову и процедил:

- Смотри начальник - беспредел это! Как бы ответить не пришлось!

- Один бог за все в ответе, - миролюбиво сообщил ему охотник.

*****

- Ну и что ты собрался с ними делать? - ехидно осведомился прапорщик, когда сержант со Славой увели новоявленных арестантов. - Каторжные работы организуешь? Или посадишь их коробочки клеить?

- Будем решать задачи поэтапно, - сказал Семенов. - Вот какая наша следующая задача? Правильно, нейтрализовать оставшихся двух приятелей. Давайте выдвигайте предложения.

- А у вас что?.. - удивился Илья, - плана на этот счет разве не было?

- Ну что ж я тебе, Спиноза, что ли? - развел тот руками в ответ. - Откуда, к примеру, мне было знать, сколько их явится в буфет. Вот пришли бы они все - мы бы всех их зараз и повязали... ну или хотя бы четверо. С одним оставшимся справиться было бы не проблема. Собственно и с двумя не проблема... но пока обходились без крови. Хотелось бы и дальше так. Пойдем, посмотрим, что ли на них.

Они вышли в вестибюль и, встав так, чтобы их не было заметно с улицы, принялись разглядывать позицию неприятеля. Один из "братков" слонялся между джипом и фурой, то и дело, бросая взгляды в сторону Института, другой сидел в джипе на водительском месте, развалившись на откинутой спинке кресла. В бинокль Семенов разглядел у него на коленях помповое ружье. Рядом с ним стоял и водитель автобуса, решивший, по-видимому, что надежней будет прибиться к "братве". Он заискивающе улыбался, что-то говорил, показывая рукой на Институт. Бандит в джипе лениво ему отвечал.

- Ну что? - нетерпеливо спросил Николай. - Надо что-то делать, пока их опять кто-нибудь не предупредил! Так и будем стоять тут?

Семенов повернул свою лобастую голову.

- Вариантов два: либо они идут сюда; либо мы идем к ним. Похоже, сюда они идти не собираются, пока во всяком случае. Идти к ним? Но опять же неизвестно какие у них инструкции... может сразу стрелять на поражение. Короче, ждем. Нам спешить особо некуда. Уже темнеет. Если они так и не соберутся, то после наступления темноты, мы со Славиком наведаемся к ним в гости. Стоим здесь, по очереди караулим, чтоб никто отсюда не вышел.

Вернулся Слава.

- Ну? - встретил его вопросом Семенов. - Нормально все?

Тот хмыкнул:

- На стулья усадили, ноги замотали... Сидят, гундят... угрожают! Этот... старший их - давай на свою сторону переманивать. Пришлось съездить ему по рылу разок, чтоб заткнулся и сержанта не смущал... Я его там пока оставил, караулить, - объяснил он, поймав вопросительный взгляд Семенова.

- По рылу, это ты зря! - осуждающе покачал головой тот. - Он не забудет. Проще тогда совсем убить. Ну да ладно, чего сделано того не воротишь!

Илье показалось, что сожаление в его голосе какое-то деланное. Не сожалел он ни о чем.

В вестибюле появились люди. Они собирались выйти на улицу. Им просто непременно надо было на улицу. Прапорщик вступил с ними в перепалку, и, в конечном счете, не пустил. Они ушли, недовольно бормоча что-то про диктатуру, самоуправство и невозможность сходить, без разрешения самозваного начальства, по нужде.

В душе Ильи тоже крепло раздражение создавшейся ситуацией. Победили, тоже мне! Даже если все в итоге обойдется, что прикажете делать с пятью здоровыми мужиками? Не держать же их, в самом деле, все время связанными. А ведь их надо кормить, поить... Не было, называется, печали! Устроил Семенов бузотерку - как расхлебывать?

Тут он заметил, что Семенов, оказывается, смотрит на него пристальным взглядом, словно мысли читает.

- Тебя как звать-то парень? Забыл, понимаешь, спросить.

- Илья.

- Илюха, значит? А меня Василием кличут. И отчество простое - Иванович - как у Чапаева, - Семенов хохотнул. - Вот и познакомились! Ты Илья иди пока... мы тут со Славиком покараулим, и с Николаем. А ты узнай лучше у девушек про ужин. Будет чего-нибудь? А то уже кишки слиплись, за всеми этими делами.

Илья пожал плечами и пошел. Действительно, чего тут без толку стоять.

*****

В буфете толокся оголодавший народ, выстроившись в нестройную маленькую очередь к раздаче. Илья с удивлением обнаружил там Анюту, которая, как и тогда на базе отдыха, сто тысяч лет назад, раздавала страждущим еду. Раз - зачерпывала черпаком из бачка. Два - шлепала порцию тушеной картошки в протянутую посудину. Рядом с ней суетилась, та самая миниатюрная азиаточка, которая и спровоцировала весь сыр-бор. Она нарезала хлеб большим ножом и выдавала по паре кусочков на нос. Люди их брали и проходили дальше, туда, где Варвара Петровна разливала компот в одноразовые стаканчики.

Тело Рыбы куда-то уже успели оттащить, и даже кровь смыли с пола. Вот так, исчез человек, как и не было. Никто не загрустил, не потерял аппетит от горя. Илье пришло в голову, что несчастный "браток", погибший нелепой смертью из-за нескольких банок тушенки, стал уже второй их потерей после прибытия в этот Мир - а еще третий день не кончился. Мимо Ильи, к выходу из буфета брели угрюмые люди со своими порциями. Похоже, мысли у всех были схожими.

- Ну, чего отец загрустил? - раздался сзади знакомый бодрый баритон и Илью крепко хлопнули по плечу. Марек явился в буфет, вооруженный эмалированной кастрюлей и пластиковым ведерком для компота.

- Глянь-ка, и тут очередь! В очередь сукины дети! - шутливо крикнул он собравшимся. Никто не оценил шутки, только Анюта, наконец, заметила их и поманила рукой, показывая в обход стойки.

- Ань, - сказал ей Илья, - меня мужики послали... они дежурят в вестибюле, отойти не могут. Ты им положи по порцайке, да я отнесу.

- А себе? А нам? - удивился Марек. - Я тоже жрать хочу, как дикий хищник!

- А ты в очередь становись, сукин сын, - усмехнулась Анюта. - Давай свой котелок, - повернулась она к Илье. - Сколько порций?

- Их там трое... и сержанту еще, он арестованных охраняет.

- А им? - поинтересовалась Варвара Петровна. - Арестантам вашим? Тоже ведь люди...

- Про них указаний не было, - пожал плечами Илья. - Да у них и руки связаны, с ложечки, что ли их кормить? В общем, если что, разведут потом "Дошираку"...

Варвара Петровна в ответ тоже пожала плечами, мол, хозяин-барин, ей-то что. На том и расстались. Илья получил у, улыбнувшейся ему раскосой девицы, положенные шесть кусочков хлеба и поспешил обратно в вестибюль.

- Я наши пайки в комнату унесу, - крикнул в след ему Марек. - Приходи быстрей, пока не остыло!

Быстро темнело. Доставив еду Семенову и компании и узнав у них, что ничего пока не изменилось, а "братки" не проявляют активности, Илья был отпущен на ужин. Прислушиваясь к голодному бурчанию в животе, он поднялся на третий этаж. Хотел было заглянуть в конференц-зал, но по коридору неслись такие аппетитные запахи, что ноздри его раздулись, а рот моментально наполнился слюной.

25
{"b":"133789","o":1}