ЛитМир - Электронная Библиотека

- Куда денется? - обнадежил его Илья. - Схема, проще некуда - поджигай и бросай!

- Ок! Я тут уже Иванычу рассказал о твоем плане. Он одобрил. Смотри сюда... - палец Славы показывал куда-то в темноту за окном. Словно в помощь ему, луна снова выглянула из-за туч. В ее неверном свете ясно угадывались очертания машин припаркованных на стоянке.

- Третья машина от крыльца, - объяснял охотник, - видишь? Там один из гадов прячется, за капотом, я его по вспышкам засек. Ну, видишь?

- Да вижу, вижу! - нетерпеливо пробормотал Илья.

- Докинешь свою гранату? Тебе необязательно ему прямо по кумполу попадать... главное, чтоб где-нибудь рядом и чтоб загорелось.

- Загорится!

- Ну, лады тогда. Сейчас я открываю окно... как скажу "готово" - кидай.

Илья лихорадочно шарил по карманам.

- Черт!.. зажигалку забыл...

- Держи, - Слава протянул ему блестящий прямоугольничек. - Только не потеряй! Именная! - он рывком распахнул раму и, вскинув карабин наизготовку, встал слева от Ильи. Пояснил. - Чтоб гильза в лоб не прилетела. Давай! Готово!

Илья поднес огонек зажигалки к лоскуту - тот сразу вспыхнул ярким коптящим пламенем. Руки заметно подрагивали. К горлу подступил ком. "Успокойся!" - скомандовал он сам себе. Набрал в легкие воздуху, словно боролся с икотой, отступил на шаг, и метнул бутылку. Огненной искрой она прочертила темноту и с глухим звоном разбилась на асфальте. Немного левее цели. Но этого оказалось достаточно. Ярко полыхнувшее пламя, осветило пространство на десятки метров вокруг. Кто-то испуганно заорал. И в этом момент, под самым ухом у Ильи оглушительно бабахнуло. Он ошалело затряс головой, словно пытался вытрясти заполнивший ее шум.

- Готов! - радостно закричал Слава. Илья глянул во двор - там прячась за машинами, суетились, бегали темные силуэты, а один лежал, свернувшись калачиком, и не шевелился. Охотник, приникнув к оптическому прицелу, азартно посылал пулю за пулей, пока не кончился магазин. Он извлек из кармана новый и обернулся к Илье.

- Давай вторую!

Илья, чувствуя себя бойцом Красной армии в сорок первом под Москвой, метнул второй снаряд. Он почти не целился, но попал гораздо удачней - бутыль разбилась о капот машины, а жидкое пламя плеснулось прямо в один из суетящихся силуэтов, в миг охватив его всего. Дикий вопль пронесся над площадкой, а Илья, уже наученный горьким опытом, отступил от окна и заткнул пальцами уши. Вовремя - Слава опять начал палить из своего карабина. По подоконнику скакали и падали на пол гильзы.

Илье ясно вспомнился, когда-то давно виденный им сюжет про отстрел волков с вертолета. Звери так же бестолково бегали, не понимая, откуда падает на них смерть.

Внизу началась беспорядочная пальба, сопровождаемая криками "ура" и отборными матами. Очевидно, защитники института перешли в контратаку.

Славка, присев, шарил по полу, ища, так некстати выпавший из рук магазин, и матерился, почему-то шепотом.

Илья, почувствовав себя совершенно без сил, отошел от окна и опустился в кресло.

Видимо это его и спасло.

Ярко-огненная вспышка! Его швырнуло в пролет между кресел и мир вокруг погас.

*****

Дневник Майи

19.03.200...

"Страшно-то как! Совершенно глупо, так по-детски, но очень хочется очутиться где-нибудь в другом месте, где нормальная жизнь, и никто не стреляет в людей. Но отсюда бежать некуда, я сильно подозреваю, что все остальные места в этом мире еще хуже!

Сейчас наконец-то все закончилось, хотя, что я пишу? Что закончилось? Все только начинается. Мы здесь всего два дня, а пятерых уже нет. И хотя троих из них не особенно жаль, но как же могла произойти такая кровавая история - просто в голове не укладывается. Что же будет дальше? До сих пор руки трясутся, как вспомню. Так что почерк оставляет желать лучшего.

Мы тогда только успели поужинать, начинали мыть посуду. Вдруг в коридоре стало все взрываться, грохот стоял невообразимый! Мы с девчонками и Варварой Петровной, конечно, перепугались, спрятались на кухне. Минут десять продолжалась непрерывная стрельба, потом примчался Марк и, делая страшные глаза, объявил, что началась серьезная заваруха с бандитами, поэтому он сейчас отведет нас в безопасное место. Мы, естественно, не возражали. Через кухню вышли на боковую лестницу, потом спустились в подвал, пробрались через какое-то помещение, заполненное кипами листов бумаги и какими-то непонятными машинами. Опять лестница, в итоге очутились перед входом в институтское бомбоубежище. Хоть убей, не смогу сама найти дорогу туда еще раз. Анна все порывалась уйти, но Марк ее не пустил, сказав, что Ильи все равно там нет, а здесь она, по крайней мере, будет в большей безопасности, чем где бы то ни было. Уговорил все-таки. Мы зашли в бомбоубежище, заперли изнутри тяжеленную железную дверь и остались в кромешной темноте. По счастью, у Анны оказался фонарик, правда, включала она его лишь изредка - батарейку экономила. Вдоль стен с плакатами про ядерную войну были сложены матрасы, а посередине комнаты свалены в кучу деревянные лавки. Не один синяк набили, пока разбирали их. Наконец, кое-как разобрали, и устроилась на них, как куры на насесте. Разговор как-то не клеился, все были на грани истерики. Каждые десять минут, то тут, то там начинало раздаваться всхлипывание. Тогда все остальные кидались успокаивать, старались подбодрить друг друга. Особенно усердствовала Варвара Петровна, подозреваю, главным образом, для того, чтоб унять свой собственный страх. Я-то мучилась по совершенно другой причине - не очень приятно осознавать, что отчасти являюсь виновницей всех этих неприятностей. Хорошо еще, что я тогда не знала о количестве жертв, просто сидела и думала. Может, надо было отдать бандитам эту еду? Но сделанного не воротишь. Рано или поздно нечто подобное случилось бы все равно. К тому же, кто знал, что Юрик окажется таким отморозком и пришибет этого Рыбу-Владика. Тоже мне поборник справедливости! Кокаин ему нужен был, хотя, что там творилось в его воспаленных мозгах, можно только догадываться. Да что Юрик, а будь у меня, скажем, в тот момент пистолет, где гарантия, что я не пальнула бы Рыбе прямо в его наглую харю? Таким вот нехитрым способом я себя успокаивала, ведь с чувством вины жить очень тяжело.

Но как же бандиты сумели сбежать, где взяли оружие? А если они перебьют наших защитников, что будет? Ну, Юрика, положим, точно шлепнут, а меня? Тоже? Или сперва изнасилуют? Меня даже озноб пробил, когда воображение услужливо подсунуло красочную картину расправы над героической защитницей съестных припасов.

Все эти мысли устроили такой кавардак в моей голове, что я поняла: если сию же минуту не прекращу заниматься внутренним мазохизмом, то сойду с ума. Утрирую, конечно, с ума не сойду, но вот нервный срыв мне точно будет обеспечен. Буду валяться на бетонном полу, и биться головой, как припадочная. Изо рта полезет пена... Ф-фу! Какая гадость!

Я залезла на кипу матрасов, отвернулась к стенке и заткнула уши, чтоб не слышать хлюпанья Марины со Светланой и кудахтанья Варвары Петровны. Отрешившись, таким страусиным способом, от окружающей действительности, попыталась представить что-нибудь светлое из прошлой жизни.

Как ни странно, это не сразу, но получилось. Всплыли лица папы, братьев... мама, поливающая огород на даче. В последнее время, мы редко собирались вместе: отец с братьями все время в командировках, мама летом безвылазно жила в загородном доме. Так что в нашей большой квартире, я частенько оставалась одна. Не скажу, что это меня не устраивало на тот момент, но сейчас меня охватила грусть, на этот раз, слава Богу, светлая.

Интересно, что мои родные подумали о внезапном исчезновении своей непутевой дочери-сестры? Хотя... только пара дней прошла, скорее всего, еще даже не хватились.

Любопытно, как это выглядело со стороны? Такая большая территория в один миг пропала. И не где-то в хакасской тайге, а почти что в городе - это вам не кот начихал! С этой мыслью я и заснула.

28
{"b":"133789","o":1}