ЛитМир - Электронная Библиотека

- Почему? - захлопал глазами Илья.

- А ты его видал хоть, журавля-то? Он, брат Илюха, ведро поднять, конечно, сможет. Только как ты до того ведра дотянешься, коли оно будет над серединой реки висеть?

- Да не-е, Иваныч, зря ты так! - возразил ему Славка. - Надо только сделать так, чтоб он вращался вокруг центральной оси... ну как подъемный кран...

- Точно! - вмешался в разговор, доселе не проронивший ни одного слова, таксист. - Надо врыть в землю железную трубу, диаметром миллиметров сто пятьдесят, а в нее вставить рогатину с прекладиной...

- Рога-атина, с перекла-адиной!.. - передразнил его Андрюха. - Где ж ты умник, тут трубу возьмешь?

- Сам ты Андрюха-голова-два-уха! - рассердился таксист. - Что у них там... - он махнул рукой в сторону института, - трубы, что ли не найдется там?

- В общем, и в целом, придумано грамотно, - подвел итог дискуссии Семенов, - так и сделаем... но только завтра. Сами понимаете, пока вернемся, пока трубу эту найдем, пока журавля сооружать станем, уже и стемнеет... еще на сутки без воды останемся.

- Ну чего тогда думать? - сказал Федор. - Хватаем фляги и топаем! Где, говоришь, спуск к воде? Хрен с ними, крокодилами, отобьемся как-нибудь!

- Айда, - согласился Семенов, и ухватил за ручку ближайшую флягу.

- У тебя лебедка на джипе работает? - внезапно спросил его Крюк.

Семенов остановился с поднятой ногой.

- Ну?

- Вон та береза, видишь?

Все посмотрели в ту сторону, куда показывал Крюк. Там метрах в трех от обрыва росла одинокая молодая береза.

- Ну? - повторил Семенов.

- Да не нукай, не запряг! Подъезжаешь к ней, разматываешь до конца трос... метров тридцать будет?

- Пятьдесят будет, и что?

- Не догоняешь, что ли? - усмехнулся Крюк. - Кто-нибудь с тросом лезет на березу, на верхушке делает петлю... к свободному концу привязываем флягу... вот тебе и удочка! Включаешь лебедку, сматываешь трос, наклоняешь дерево, пока фляга до воды не достанет... разматываешь трос...

- Молодец Виталий! - хлопнул его по плечу просиявший Семенов. - Сечешь фишку!

- Секу помаленьку, - согласился тот, обнажив в хищной улыбке крупные желтоватые зубы.

*****

Дневник Майи

Воздух колышется маревом. Асфальт стал мягким. Если такая погода будет еще хоть несколько дней, молодые листочки, проклюнувшиеся на деревьях, попросту засохнут, а трава, только появившись, пожелтеет и завянет.

Вода... как много она значит для человека. Вот сейчас я мечтаю оказаться в море, реке или озере. Все равно, где - лишь бы была живительная влага. Чтобы обрести невесомость, чтобы она подхватила меня... и плыть, наслаждаясь каждым движением. Чтобы мышцы ощутили приятную усталость, а тело долгожданную свежесть. Она смоет пыль и грязь, даст силы. Как Венера из пены морской... что-то в этом определенно есть...

Халат прилип к телу, до чего же неприятно...

Только что приходила Альбина. Она и рассказала мне, то, что все кроме меня знают уже давно: Светку нашли мертвой в ее комнате. Маринка обеспокоилась - та не вышла, когда началась заваруха. Дверь была заперта изнутри, но выломать ее не составило особого труда. Светка лежала полуголая на полу без признаков жизни. Сначала подумали, что у нее передоз. Оказывается, в бандитской фуре были наркотики, и она сперла какую-то их часть. Никогда она мне не нравилась, но все-таки стало жалко и ее. Человек же, хоть и непутевый. Вернее была человеком. Про нее уже можно так сказать. Потом жалость моя испарилась - Альбина сказала, что уже установлено, что именно Светка и стала виновницей трагедии. Под ее окнами росли странные цветы, точно такие же валялись под окнами буфета. Илья предположил, что цветы и есть причина загадочного обморока пострадавших. Есть же много природных ядов. В общем, она вылезла во двор, нарвала цветов и зачем-то отнесла их в буфет. Для нее все это закончилось смертью, а остальные могут тоже...

После этого со мной случилась истерика.

Дрянь! Какая дрянь! Убила себя - туда ей и дорога! Но других зачем за собой тянуть?..

Альбина, что есть сил, держала меня за плечи, иначе бы я валялась по полу, билась об него головой и орала белугой. Впрочем, я и так орала. На крики прибежал Алексей Федорович. Вдвоем они меня кое-как успокоили. Сунули в рот какие-то таблетки, которые даже нечем было запить. Альбина теперь смотрит на меня испуганно, видно не ожидала подобных выходок от безобидной доселе Майи. А у меня до сих пор трясутся губы и руки. Не распускаться! Пока они живы, есть надежда!..

...большой новехонький диван с велюровой обивкой водрузили в вестибюль, на место сгоревшего. Остальные разместили в медпункте и соседней бухгалтерии. Теперь наши больные более-менее устроены. Это кажется и все из разряда положительного. А теперь опять о плохом. Наши запасы воды совсем скончались. Последние поскребыши отдали больным. Алексей Федорович сделал что-то вроде капельниц - засунули им в рот трубочки до самого желудка. Теперь они у нас пьют. Им нельзя не пить, ведь человек на такой жаре без воды не протянет и суток.

А нам пить нечего. Надо же, а ведь когда был ливень, набрали, кажется столько много воды. Вот что значит быть неэкономными! Усугубляет ситуацию жара. Сегодня еще с утра солнце как взошло на небосклон, так и висит там бесстыдно, ни разу не спрятавшись за хоть какое-нибудь захудалое облачко. И жарит, жарит нас. Пить хочется все больше. Все разделись, насколько позволяли приличия. Мужчинам с этим, конечно, проще - их форма одежды: трусы, голый торс. Альбина, недолго думая, обрезала полы и рукава халата, по самое, что называется... Мужское население поражено! Виталий, перед тем как уехать, на всех зыркал волком. Я последовала Альбининому примеру, хотя и более скромным образом. Мой халат вообще самый длинный и несуразный. Нет, вру - это просто рост у меня такой... небольшой.

Альбина с Маринкой возятся на кухне с остатками еды, а я продолжаю нести вахту в медпункте. Сестра милосердия, блин! Собственно говоря, сейчас здесь делать совершенно нечего, по-хорошему надо бы пойти, помочь женщинам, но сил никаких. Тупо сижу, смотрю в окно на двор. Там суетятся Егор с Борисом. Бегают, как оглашенные. Егор держит рацию перед собой, как икону, оттого их беготня напоминает, какой-то сумасшедший крестный ход. Кажется, третий или четвертый круг уже нарезают вокруг Института. Непонятно, что им надо. Прапорщик с автоматом на плече наблюдает за ними с крыльца. Курит. Кажется у него одного, только и остались еще сигареты, но он ни с кем не делится - куркуль.

Мужчины, как уехали к реке, так больше пока не появлялись. Мы переживаем за них - все знают, что там небезопасно. Но даже в случае успеха, вопрос пригодности этой воды для питья остается открытым. Опять-таки повторюсь, выбора нет...

*****

Возвращались они уже в седьмом часу. Уставшие, как собаки, хотя свою миссию, выполнить им удалось лишь отчасти.

Поначалу все шло успешно. Бесстрашный Славик забрался на гнущуюся под тяжестью его тела березку и, закрепив на ее верхушке петлю, бросил вниз свободный конец троса с карабином. На нем и закрепили флягу. Семенов аккуратно уперся бампером джипа в ствол березы и включил лебедку. Под непреодолимым усилием троса, березка, жалобно потрескивая, согнулась наподобие лука. Илье с самого начала сомневавшегося, что из этой затеи выйдет что-нибудь стоящее, пришлось признать, что план Крюка сработал на отлично: фляга, зачерпнула воды в нескольких метрах от берега. Лебедка была пущена в обратную сторону и освобождаемая береза, распрямившись, доставила емкость с водой на плато. Все вздохнули с облегчением, и, сообразив, что для данной операции достаточно всего двух человек, принялись заниматься другими делами, а именно, с помощью бензопилы, туристических и пожарных топориков расчищать дорогу к месту водозабора, а заодно и заготовлять подходящие лесины для сооружения журавля.

К сожалению, при спуске на воду пятой фляги, удача их оставила. Не выдержав издевательств, береза с ужасающим треском переломилась и ее верхушка, чуть не прибив Славку, улетела в реку. Далее последовал долгий и утомительный подъем фляги. Долгий, потому что сперва ее пытались наоборот утопить, чтоб все-таки набрать воды. Но она не хотела переворачиваться, мешала верхушка березы, в которой запутался трос. Фляга качалась на поверхности воды, как поплавок и течение быстро прибивало ее к берегу. Длительные манипуляции людей с непослушной посудиной, в итоге привлекли внимание обитателей реки. На поверхности воды, то тут, то там начали мелькать спины с гребнями и широкие приплюснутые головы. В конце концов, все это едва не закончилось трагедией. При попытке утопить флягу с помощью длинного шеста, Федор едва не навернулся вниз. Кто-то невидимый ухватил, погруженный в воду конец шеста и с силой дернул. Легко представить, что случилось бы, если б незадачливый укротитель фляг оказался в реке. По счастью все вопросы сняла железная рука Крюка, в последний момент, ухватившая Федора за брючный ремень. В итоге речным ящерам досталась лишь бейсболка да непитательный шест, которые медленно поплыли по течению. Вновь почувствовав под ногами землю, Федор в первый момент судорожно ощупал руками лысую голову и лишь во второй, смертельно побледнел, осознав, чего он только что избежал благодаря проворству и силе Крюка.

64
{"b":"133789","o":1}