ЛитМир - Электронная Библиотека

- Триста метров, - сообщила рация голосом Семенова, - ну что там? Сейчас ты уже должна увидеть!

- Ничего пока... - Майя почувствовала в своем голосе виноватые нотки. - Ну, нет ничего необычного... лес... море... динозавры, - и подумала - ну чего, действительно, необычного в стаде динозавров?

- Динозавры? - озадачился Семенов, - И чего они делают?

- Чего? Да ничего... идут по берегу.

- Идут, говоришь? - хмыкнул Семенов. - Ну и пусть себе идут, хрен с ними.

Попробуем поднять тебя еще повыше. Но, много не выйдет... метров пятьдесят, так что это почти ничего не даст... Черт, кажется ветер усиливается... Смотри, девочка, смотри! Вся надежда на тебя! Ищи милая!

К чему только не привыкает человек, вот и она... Ведь недавно еще тряслись поджилки при взгляде вниз, а сейчас кажется, чего боялась? Ведь это оказывается так здорово - воздухоплавать! Когда подружка Лилька прошлым летом, вернувшись из Тайланда, рассказывала, как летала на парашюте за катером и как это было классно, Майя только хмыкала недоверчиво. А теперь... Вообще говоря, может, ей радоваться надо - такая насыщенная приключениями жизнь... Тут же она одернула себя - нечему радоваться! Это тебе не экстремальное шоу выживания с призом в миллион. Такие приключения в гроб загонят - глазом не успеешь моргнуть! Если она сейчас ничего не найдет - люди там внизу умрут. В голове крутилась идиотски-пафосная сцена, словно из блокбастера - она спасает всех ценой своей жизни... Нет уж - сказал внутренний голос - такого геройства нам не надо. Стоп... что там такое? Среди однородного зеленого массива мелькнуло светлое пятно. Прижимая к лицу бинокль, Майя снова и снова вглядывалась и не могла поверить своим глазам. Вот она удача! Кажется, нашла! У самой воды, там, где песчаный берег неровной границей сливался с деревьями, в сплошной зелени выделялось серебристое пятно. Деревья мешали рассмотреть, как следует, но все же в бинокль было ясно видно, что поверхность объекта имеет сферическую форму. Да и никакая она не серебристая, как показалось в первый момент... округлые бока странно переливаются в лучах яркого солнца, играя красками, словно на поверхности мыльного пузыря. Сомнений не было - странное сооружение имело искусственное происхождение. Кто же ее там установил?.. положил? (Вопрос: "как?" она даже не пыталась себе задавать) В любом случае - кто-то разумный! Это шанс! Нужно добраться до них, попросить помощи. Если там разумные существа, неужели же откажут? Пусть даже они не гуманоиды. Майя разволновалась - как же она раньше не заметила этот пузырь?.. ведь он такой большой! А потому и не заметила, что раньше его закрывал холм. Вереница этих холмов тянулась вдоль линии горизонта. А теперь шар поднялся выше, да еще и сместился влево и вот он, как на тарелочке. Тарелочке с золотой каемочкой!

Несмотря на то, что ее всю распирало от счастья и желания сообщить скорее о находке, она сперва сделала то, чему ее учили: поймала нулем шкалы Север и тщательно навела мушку на загадочную полусферу. Щелкнула фиксатором. Все! Она справилась! Она сделала! Только вот незадача - рация молчит, не спеша посодействовать ее нестерпимому желанию. Девушка трясла ее и жала на кнопки, но дурацкий прибор никак не оживал.

Ветер меж тем усиливался. Аэростат мотало из стороны в сторону и начало крутить. Это было неприятно, но сейчас не сильно ее пугало. Главным было сообщить о находке. Хорошо, - попыталась она мыслить логически, - допустим, рация сломалась... Но почему же ее не опускают вниз? Должны же они обеспокоится ее долгим молчанием?

Когда, спустя минут десять, ее беспокойство стало принимать совсем уже угрожающие размеры, рация внезапно ожила.

- Да! Да! Умничка! - Майя готова была расцеловать бездушную черную коробку, - Вы меня слышите? Прием!

- Майя, ответь, - сквозь шум и хрипы к ней прорывался голос Семенова, - Ответь Майя!..

- Северо-восток, тридцать градусов... там что-то странное, - в упоении она не замечала, что кричит во весь голос, - северо-восток, тридцать градусов... Есть! Нашла! Радужная полусфера, серебристого цвета... Ориентация - берег... холм на берегу... он там один...

Майя повторяла снова и снова, страшась больше всего, что ее не слышат. Радость была недолгой. Рация вновь молчала. Что ж... если ее услышали - должны опускать уже. А если все же нет? Долго еще здесь болтаться придется? Одни вопросы, ответов нет. Как же тяжело просто ждать.

*****

- Все. Улетела птичка, - Слава, задрав голову, смотрел на неспешно удаляющийся аэростат.

- Типун тебе на язык! - недовольно буркнул Семенов. Он придерживал ногой бухту с веревкой, не давая ей разматываться слишком быстро. - Улетела... скажешь тоже!

- Да ладно, - зевнув, с хрустом потянулся Славка, - Ну, не улетела... - он задумался, подбирая слово, - взлетела, во! Как ангел! - он секунду подумал, - нет, опять не то... запутали вы меня. Иваныч, давай я послежу?

- Последи, - согласился Семенов и, убедившись, что Славка установил контроль за катушкой, отошел в сторону, и уселся в вынесенное кем-то во двор офисное кресло. Кресло жалобно заскрипело и осело под его внушительных размеров телом.

- Улетела, взлетела, - Штерн нервно покусывал губы, - теперь, главное, чтоб вернулась, - видно было, что он не на шутку волнуется за Майю.

- Ну не скажите, Михаил Аркадьевич, - весело прогудел Егор, - главное, чтоб она оттуда что-нибудь увидела, иначе не стоило всю эту бодягу разводить.

- А спускать-то будет сложнее, - неожиданно изрек Борис, - вверх-то она сама идет... а вниз вручную скручивать придется.

- Сволочная жара... - не в тему сказал Семенов, щелкнул зажигалкой, поджигая могучую самокрутку, набитую табаком из недокуренных бычков, поскреб могучую, лоснящуюся потом грудь, подумал немного и добавил. - Чертова подлость... Славик, сколько метров уже?

- Сто, - немедленно откликнулся тот, - только сейчас метка была. Остановить?

- Нехай себе крутится, - разрешил Семенов, - низко еще. На двухстах зафиксируй, - он развернул кресло к готовому разразиться возражениями Штерну. - Все мы за нее волнуемся, Михаил Аркадьевич. Как же можно не волноваться? Разве ж я чурбан бесчувственный какой? А девчонка - золото! Храбрая девчонка! Тут ведь что главное? Главное верить, что все у нас получиться, правильно? Без веры нам никуда...

Старый технолог только рукой махнул, не зная, что возразить на эту демагогию.

Тень от здания все сужалась, оставляя все меньше пространства, не затронутого палящими лучами светила. Илья нехотя встал и, отойдя на несколько метров следом за ушедшей тенью, снова присел на корточки, крутя в пальцах травинку. Несмотря на важность момента, он чувствовал себя как-то отстраненно. То ли сказалась усталость последних дней, то ли еще что-то... вслед за недолгой эйфорией от удачного старта аэростата пришла эмоциональная тупость. Не оставляло безнадежное ощущение, что все зря. Ничего она там не найдет, не увидит. А если даже увидит, что это даст? С чего мы взяли, что это как-то нам может помочь? А если даже и может помочь - до него ж еще добраться надо. Экспедиция? Кто пойдет и кто останется? Смешно. Во всех голливудских ужастиках герои вопреки здравому смыслу всегда норовят разделиться, после чего легко поедаются довольными монстрами.

Поскрипывала, неспешно разматываясь, катушка.

Народ, меж тем, его мрачных настроения не разделял. Или, по крайней мере, бодрился.

- Эх, в баньку бы, - мечтательно протянул Славка и удивленно посмотрел на заржавших над ним товарищей. - Чего вы?

- А сейчас тебе, чем не банька? - скептически скривился Николай.

- Ничего-то ты, Колюня, не понимаешь, хоть и дослужился до целого прапорщика. Во-первых, я к тому, чтоб помыться...

Илья поскреб поясницу. Действительно, помыться бы не мешало.

- Во-вторых - продолжал Слава, - банный жар, он костей не ломит. Зато после парной, как обольешься ледяной колодезной водичкой... - он аж причмокнул от удовольствия.

72
{"b":"133789","o":1}