ЛитМир - Электронная Библиотека

Кое-как оторвавшись от созерцания фантастического зрелища, Майя принялась разбирать гардероб. Сказать по правде, здесь было на что посмотреть. Альбина бы сошла с ума от восторга. Да и не только она, впрочем.

Ну и что тут можно позаимствовать? Разноцветные мундиры? Отпадает сразу. Пусть в них маршируют местные стюардессы. Какие-то, немыслимых расцветок, костюмы? Упаси боже в таком разгуливать! Ну и мода у них, однако. Взгляд упал на короткое платье, сразу видно, парадно-выходное. Только вот, куда тут в нем выходить? Очень оно... э... открытое. И спереди и сзади открытое. Да и снизу... Впрочем, что она знает она о местных обычаях. Может быть, его великолепная хозяйка вахту в нем несет. Сплетено платье было из маленьких золотых звеньев, наподобие кольчуги. И все вместе, сжатое в комочек, умещалось в кулаке.

Полюбовалась и хватит. Вернув чудо-наряд на место, Майя пошарила по полкам и вскоре извлекла на свет маленькие ярко-голубые шорты. Ну да, простые цвета тут не котируются. Ничего сойдет, лишь бы подошли. Шорты подошли. Сидели как влитые. Впрочем, если бы Майя была в два раза толще или наоборот худее, они бы тоже подошли. Ткань тянулась, куда там латексу! Но при этом, в отличие от последнего, совершенно не давила, словно изначально был свой размерчик. Ага, а это что за рубашонка? Девушка крутила в руках что-то вроде туники. Прикинула на себя - длиной до середины бедра. Рукава короткие, что опять же плюс, поскольку Майя ростиком явно ниже хозяйки. Да и цвет синий, в тон шортам.

Скинув комбинезон, она надела тунику, и встала перед зеркалом. Покрутилась немного. Удовлетворенно поцокала языком. А в этом наряде она ничего. Вид, правда, немного пляжный, но в общем и в целом, сойдет. Все, одна проблем решена. Вернее - проблемка.

- Тебе больше не надо думать о трудностях....

- Глупый голос, ты опять появился?

- Я и не исчезал. Просто молчал, чтоб не мешать тебе.

- А вот, мне интересно - мужской ты голос или женский?

- Закрой глаза.

- Хм... вот еще.

- Верь мне. Закрой глаза и слушай...

...Горячий песок... Ноги утопают в нем по щиколотку... Прохладный ветерок холодит опаленную солнцем кожу. Тонкая ткань туники прилипла к телу... Волны прибоя, накатывая на мокрый песок, лижут ей ступни, и тут же отступают, дразня...

...Он стоит и разглядывает ее. Майя, смутившись, отводит взгляд. Его длинные мускулистые ноги широко расставлены, и уперты в песок, словно у Колосса Родосского. Из одежды -- лишь неровно обрезанные шорты... Бронзовое от загара поджарое тело блестит... Он подходит... ближе. Не отрываясь, словно под гипнозом она смотрит в эти пронзительно светлые на темной коже лица глаза...

...На мокром песке остаются следы их босых ног. Он держит ее за руку. Отчего-то это волнует.

- А какие здесь потрясающие закаты! Видишь вон тот большой камень? Вечерами, когда совсем одиноко, я прихожу к нему и смотрю. Ты знаешь, мне кажется, он живой. Да, да, не смейся... он слушает, и понимает. Когда солнце медленно погружается в океан, все окрашивается в розово-лиловый цвет...

Голос, низкий и проникновенный волнует. А как он смотрит, смущенно улыбаясь, то пристально, то, отводя взгляд... А она-то сначала подумала, что перед ней наглый самоуверенный мачо.

- В такие моменты понимаешь, что жизнь пуста и бессмысленна, если не с кем разделить ее радости... Тогда я мечтаю. О женщине. Моей женщине... Если разрезать яблоко на две части, то сколько не прикладывай другие половинки - не подойдут. Только эти, две части одного целого... Ты понимаешь? Я, наверное, глупости говорю?

- Нет, совсем, нет! Вернее да... Так не бывает, только в глупых романах...

- Бывает! Я так давно тебя ждал. Веришь?

Влажный воздух обволакивает и пьянит незнакомыми пряными ароматами. Сильные пальцы зарываются в ее волосы... Горячее дыхание щекочет кожу на шее...

Нет!

Она очнулась от того, что орала во весь голос.

Нет!

А почему, собственно, нет? Моральные принципы? Или просто, не те рецепторы задействованы?

Действительно, почему? Да просто, потому что здесь что-то не так. Очень уж подозрительно. Если бы это был просто сон... да и то... Нет, она не позволит никому собой манипулировать. И хотя, что греха таить, это было приятно... Но нет, и еще раз нет! Это самое настоящее, гнусное предательство, каких свет не видывал! Марек там лежит... живой ли? А она тут развлекается в объятьях смазливого незнакомца.

Ну и зря.

Может и зря.

Майя пулей вылетела из каюты. На прощание оглянулась через плечо. И почудилось, что женское лицо на фото сменило выражение - улыбка теперь казалась сочувствующей.

*****

- Бегаем туда-сюда как идиоты! - заявил Борис. - Этих чурок с собой таскаем...

- Позвольте! - возмутился Алексей Федорович.

- Ну... больных... - смягчил свой пыл Борис.

- За чурок ответишь! - хмуро вставил Илья.

- Да дело, как говорится, не в этом... - Егора, кажется, начали раздражать бесплодные препирания коллег, - что делать-то будем в итоге?

Ночь они провели в конференц-зале.

Только-только успели там запереться, как муравьи, каким-то образом преодолев лужи реактивов, наводнили коридор третьего этажа.

Люди натолкали каких-то тряпок под двери. Вовремя. Основную лавину удалось сдержать, но пару раз муравьям удавалось прорваться в зал. К счастью, в незначительном количестве. Они были сразу же обнаружены и затоптаны, а места их прорывов - решетка вентиляции и неплотно прикрытое окно, закрыты и законопачены. Весь остаток дня и всю ночь, люди только тем и занимались, что нервно прислушивались и шарили глазами по углам и щелям - не покажется ли вновь откуда-нибудь ручеек огненных бестий.

Положение складывалось: хуже некуда. Несмотря на наступившую ночь, шестиногие враги никуда не ушли. Бесконечный шорох муравьиных лапок лишал покоя и сводил с ума. Он шел отовсюду. Казалось, что мириады тварей, там за тонкими перегородками, сканируют каждый миллиметр поверхности, выискивая малейшую щель, чтоб ворваться в осажденную крепость в коею превратился конференц-зал. Отовсюду тянуло характерным кисловатым запахом. От него чесалась кожа, першило в горле и щипало глаза. К счастью, ночью удалось проветрить помещение, иначе люди не дотянули бы до утра. Но с рассветом вернулись шершни, активизировались муравьи, и окна пришлось закрыть. Да что там окна, все найденные отверстия во внешний мир были наглухо заткнуты, чтобы предотвратить вторжение. Дышать становилось все труднее и труднее.

- Поджигать надо, - откашлявшись в очередной раз, сказал Семенов.

Сказано это было таким будничным тоном, словно охотник предложил собравшимся сходить в магазин за баранками.

- Чего? - удивился Илья.

- Ни чего, а что! - поправил Семенов. - Институт надо поджигать. Отпугнем тварей огнем и дымом, уйдем в лес. Подадимся к дачному поселку. Здесь ловить больше нечего.

- А там?

- Там? - Семенов вздохнул, - может и там нечего... но другого выхода у нас нет.

- До автобуса бы добраться! - мечтательно причмокнул Борис.

- Как дым пойдет, я думаю, шершни разлетятся... - предположил Егор, да и муравьи эти... выберемся.

- Нет, подождите! - у Ильи в голове не укладывалось, как все так быстро решилось. И институт... Институт, который, казалось, существовал вечно, во всяком случае, ему так казалось, так легко сдали врагу. Да какому врагу! Этой мелочи шепелявой?! Да не помутился ли разум у его товарищей, от свалившихся на них несчастий?

- Нет! - повторил он, - этого допустить никак нельзя!

Товарищи удивленно посмотрели на него.

- Нашлись тут поджигатели! - эмоционально продолжил Илья, - Нероны, блин, Геростраты хреновы! Вы его строили, чтоб поджигать? Это же... это же все, что у нас осталось! Это как нить, как пуповина... если его не будет... в общем, это - наше все!

- Да пойми ты, чудак, - почти ласково обратился к нему Семенов, ведь это он - институт твой, всех их сюда притягивает. Всю нечисть эту. Стоит он тут как хер на лбу, извиняюсь... как маяк, как магнит...

88
{"b":"133789","o":1}