ЛитМир - Электронная Библиотека

Из мебели - только длинный массивный стол и такие же тяжелые на вид, то ли стулья, то ли кресла. Майя прошлась вдоль стены. Неужели настоящий мрамор? Провела пальцем по поверхности - теплая. Значит не камень - ему полагается быть холодным. Как и в каютах, нигде не наблюдалось следов пыли и вообще никаких признаков заброшенности, словно люди ушли отсюда полчаса назад. Об этом же говорила и ее следующая находка. В нише недалеко от стола был сооружен самый настоящий камин. По крайней мере, с виду он был как настоящий. Девушка присела на корточки перед кованой решеткой. Языки пламени осторожно, будто нехотя, облизывали сложенные крест-накрест поленья. Те в ответ уютно потрескивали. Поднесенная ладонь ощутила тепло. Обман, конечно, как и все вокруг. Но рассуждая так, сунуть руку прямо в пламя Майя все же не рискнула. Кто знает этих "друзей доброты" - вдруг вместо очередной иллюзии, в качестве разнообразия, подсунут самый настоящий огонь.

Майя отошла от камина и села в одно из кресел. Чуть потертый зеленый бархат обивки, резные подлокотники. Довольно симпатичная имитация старины, если конечно не считать необычной мягкости. Но к тому, что здесь все поверхности для лежания и сидения мягче пуха, она уже успела привыкнуть. Что же это? Зал для заседаний? Столовая?

"Кают-компания" - всплыло откуда-то из памяти. Точно! Если это корабль, пусть и космический, в нем обязательно должна быть кают-компания. Она читала об этом в старых книжках про пиратов.

Майя подняла глаза и обомлела. Только что блестящая, полированная поверхность стола, теперь была застлана, чем-то напоминающим морскую карту. Карта была старой пожелтевшей, с голубыми переливами морей и океанов, пестротой материков. Она вся была испещрена многочисленными надписями на каком-то незнакомом языке, пометками и рисунками. Из углов щерились морские змеи, улыбались пышные русалки. Ветры надували толстые щеки. По пунктирным стрелкам плыли куда-то пузатые галеоны. А это что? Прямо перед Майей лежала старинная книга. Да ведь не было ее только что! Решив больше не удивляться местным чудесам, девушка взяла книгу в руки и, нерешительно повертев, открыла. Зашуршали пожелтевшие страницы.

Языка Майя не понимала, однако рисунки говорили сами за себя. Да это же меню! Вот блестящая кастрюлька с каким-то варевом, под ней ряд из нескольких непонятных значков. Майя прикоснулась к одному из них, и тут же в воздухе появился сначала легкий, а затем все более явный аромат мясного бульона, сыра, свежей петрушки и чего-то еще неуловимого. Желудок отреагировал голодным спазмом. Майя вспомнила, как давно она не ела. Откуда же запах? Она завертела головой, пытаясь найти источник. Такое впечатление, что где-то рядом находится кухня, в которой на плите стоит большая кастрюля, нет, следуя антуражу - котел с похлебкой.

Ничего похожего не наблюдалось, запах шел из ниоткуда. Разочарованно пролистала еще несколько страниц. Изображения блюд на них ничего ей не говорили. Остановилась, когда одуряющее, до обморока запахло чем-то еще более вкусным, знакомым. Да это ж курица-гриль... На картинке она была изображена запеченной целиком, и украшенной фонтанчиками зелени. Нет, это уже форменное издевательство - дразнить ароматами еды голодного человека! А может это вероломно мстит ей отвергнутый пляжный брюнет? В раздражении она захлопнула книжку. Посмотрела вокруг - куда бы ей запустить. Но сдержалась. Верней, не сдержалась, а отвлеклась. Тот самый образ, который так раздражал ее в коридоре, и о котором она забыла увлеченная чудесами кают-компании, перестал прятаться в тени сознания. Наоборот, он, кажется, старался привлечь ее внимание, переливаясь и пульсируя. Майя несколько раз мотнула головой, словно пытаясь его вытрясти, а потом зажмурила глаза. Образ распался на ряд знаков. Девушка переводила мысленный взор с одного знака на другой, и они в ответ начинали наливаться мягким зеленоватым светом. Непонятные значки вдруг начали становиться понятными, и Майя прочитала по слогам: "А-ма-та".

Секундное помрачение. Перед закрытыми глазами стремительно проносится, расчерченная аквамариновыми линиями, сетка - в каждой клетке знак. Знаки превращаются в голос, он идет откуда-то, прямо из Майиной головы.

- Бортовой навигационно-административный комплекс "Амата" приветствует нового члена экипажа! Поздравляю вас с первй загрузкой системы! Надеюсь на сотрудничество и взаимопонимание! Загрузка завершена, можете открыть глаза.

Майя послушно открыла глаза. Перед ней стояла девушка. Обычная такая девушка. Блондинка. Ростом примерно с нее. Одета, в фисташкового цвета комбинезон. Она приветливо улыбалась испуганно таращившейся на нее Майе, и выглядела предельно дружелюбно.

- Пожалуйста, подождите, идет финальная настройка параметров интерфейса модификатора чувственного восприятия. Это займет не больше минуты вашего времени, - девушка шевелила губами, но ее голос по-прежнему звучал у Майи в голове.

Это было неприятно - голос менял тональность, то ускоряясь, то замедляясь, а сам облик девушки то расплывался, то становился четким.

- Все-таки галлюцинация... - с ужасом подумала Майя, - уже и здесь меня достали черти.

- При первой загрузке, по умолчанию используется стандартная визуализация системы, - теперь девушка говорила своим, надо сказать, довольно приятным, голосом, и прекратила, наконец, аберрации, сделавшись совершенно реальной, - в дальнейшем вы легко сможете сменить стандартный образ на любой желаемый.

- Чего? - тупо спросила Майя, пятясь от нее к выходу. Дружелюбность дружелюбностью, но вдруг начнет приставать с чем-нибудь эдаким... как мужик на пляже.

- Хорошо, - кивнула ей девушка, - отложим смену образа на потом. Вы избрали неправильный вектор движения - чтоб попасть в туалетную комнату, следует двигаться в противоположном направлении.

Майя остановилась, словно налетела на стену. Откуда этой белобрысой кукле известно, что в ней уже давно борются два естественных, но прямо противоположных человеческих желания - а именно, очень хочется кушать, и хорошо бы эту самую туалетную комнату посетить. И последнее, пожалуй, актуальней. А ведь эта... как ее... Амата - она ведь, похоже, мысли может читать.

- Мой уровень проникновения в сознание неглубок. Я считываю только данные предоставленные модификатором чувственного восприятия. В мои задачи входит поддержание максимального комфорта членов экипажа. Во внеслужебное время, это в основном касается разрешения бытовых вопросов, так что сокровенных мыслей я читать не могу, - не переставая улыбаться, девушка развела руками, словно сожалея о своей неспособности читать Майины сокровенные мысли.

- А туалет, это не сокровенное? - буркнула Майя.

- Это физиологическая потребность, - последовал ответ.

Ну, физиологическая, так физиологическая. Чего стесняться какого-то компьютера на ножках, пусть даже и продвинутого? Рассудив так, Майя выпрямилась, придавая себе, как можно более гордую позу, и спросила независимым голосом:

- Ну и где у вас тут удобства?

Удобства оказались тут же, за неприметной дверью, без всяких стилизованных изображений М и Ж. Вид у них был на удивление обыкновенный - несколько белоснежных кабинок и ряд умывальников. Быстро сделав свои дела и вымыв руки, Майя вернулась в кают-компанию.

Амата ожидала ее присев в кресло. Майя остановилась напротив нее с другой стороны стола. Она не знала, что теперь ей делать - стояла, зачем-то пряча за спину мокрые руки. В туалете над умывальниками висели какие-то устройства, но как ими пользоваться она не знала, а Амата почему-то не подсказала.

С минуту они смотрели друг на друга и Майе начало казаться, что в ее черепной коробке словно гуляет легкий ветерок. Молчание прервала Амата:

- Мне кажется уважаемая Майя Николаевна, что вы хотите кушать.

Это звучало утверждением, и Майя только молча кивнула. Кушать - не то слово, еще немного, и она будет согласна слопать любую экзотическую зверюгу, лишь бы было сытно. Рот мгновенно наполнился голодной слюной, ощутимая слабость в ногах заставила сесть в кресло.

90
{"b":"133789","o":1}