ЛитМир - Электронная Библиотека

- Пространственно какой?.. - удивился Марек, - Включения - это мы, что ли? Поджарить, значит, нас хотели? Ну, тебе хоть что-то рассказывают. А мне вообще ничего. Эта чернявая стерва, мой куратор, только все спрашивает и спрашивает. Ничего не понимаю, какое им дело до моих родственников в Таганроге и Харькове и их связей? Я ее спрашиваю: кто вы такие? Говорит: ваши потомки... правнучка, блин, нашлась! Твою, как, говоришь, звать? Офелия? А мою Женевьева! Прикинь, какие имена! Спрашиваю: что нужно от нас? Ничего, говорит. Что с нами будет? Все будет хорошо. Нет, ты понял? Хорошо! У меня такое впечатление, что нас тут изучают, как каких-нибудь микробов под микроскопом. И не решили еще, то ли нам формалинчику капнуть, чтоб не мучились, то ли пусть еще помучаемся... Здрасьте, мадмуазель! - последние слова Марек произнес, глядя куда-то за спину Ильи, при этом на лице его появилась блудливо-ехидная улыбка

Илья удивленно оглянулся и увидел на зажегшемся экране сногсшибательную брюнетку. Были видны только ее лицо в обрамлении иссиня-черных локонов, точеная шея и плечи. Но и этого было достаточно, чтоб сделать вывод о ее внешности.

- Здравствуйте, Марек! - мило улыбнулась брюнетка, - и вы, Илья! Простите, что вмешиваюсь, но я хотела только напомнить вам, Илья, о вашей миссии. Визит продолжается уже полчаса, а вы...

- Да помню я! - хмуро буркнул Илья.

- Водки нам дайте! - крикнул ей Марек. - Или коньяка хотя бы.

Брюнетка снова улыбнулась, показав ослепительные зубы, и экран погас.

- Хороша, чертовка! - кивнул Марек в сторону экрана, - но сука полная. Сидят, наблюдают за нами... как за крысами. Я слабо возмущен! Где мой банановый дайкири? - крикнул он неизвестным наблюдателям. - Мы хотим с моим другом канонически общаться. Вы поняли? Канонически!

- У меня такая же, но шатенка, - сказал Илья. - В смысле, такая же красотка... они вроде как могут формировать свою внешность по собственному вкусу. Вернее по вкусу родителей. Те решают, как будет выглядеть ребенок, еще до его рождения - генная инженерия, прикладная биотехнология и тому подобная хренотень.

- Мать моя женщина... - грустно удивился Марек. - И что, все поголовно фотомодели? И уборщицы и шпалоукладчицы? И продавщицы в пивных ларьках? А конопушки или, скажем, нос курносый... это не? А я, между прочим, страшненьких люблю, они такие трогательные... Тоска! Куда мы Илюха попали? Может они вообще все роботы? Как нам жить-то, людям неприкаянным? - Марек изрядно помрачнел и замолк. Молчал он с минуту, но потом не выдержал.

- Эх, Майку жалко! Такая девчонка классная! Сколько у меня баб было, а такой ни разу не встречал... Думал вот оно... настоящее... - он горестно потряс головой, почмокал толстыми губами. - Нет, ну удумали же... запустили... как в космос собаку-Лайку... ученые хреновы! Вас бы так! Пропала девка ни за медный грошик...

Он долго еще распалялся на эту тему, сверкая глазами на друга, словно это он самолично отправил бедную девушку в смертельно опасное путешествие. А Илья думал о своем. Спорить с Мареком ему совершенно не хотелось. Наконец, утомившись разглагольствовать в пустоту, Марек неожиданно предложил:

- Давай хоть чайку попьем с конфетами, раз водки не дают. Конфетки у них вкусные! Напоминают наши желейные... Ужалимся сладеньким? Иди, открой вон ту белую панельку и набери...

- Подожди ты со своими конфетками, - остановил его Илья. - А на счет Майи... Так вот, она никуда не пропала... вернее... ну в общем... - он замялся не зная как продолжить тему.

- Ты... - выдохнул Марек. - Что ж ты молчишь, говнюк? Ну?.. что с ней? Она жива? - он запнулся, наткнувшись на внимательный взгляд Ильи. - Что ты вылупился, как срущий пекинес? Что с ней? Ну, говори! Что?

Илья пожал плечами и отвел глаза.

Помедлив несколько секунд, он поднялся со стула, и, пошарив в кармане своих широких "больничных" штанов, извлек на свет тонкую книжицу - блокнот в потертой коричневой обложке.

- Вот, - он протянул блокнот Мареку, - это нашли на месте старта. Лежал, понимаешь, на бугорке... Я тебе его оставлю. Потом прочитаешь весь, если захочешь, а сейчас посмотри последнюю страницу.

Дневник Майи

...

Так много хотела написать. А теперь и не знаю. Времени у меня совсем мало. Все смешалось в голове.

Если бы вы знали ребята, как я соскучилась по вам, и как много отдала, чтобы опять оказаться рядом!

Обо мне не беспокойтесь - я жива, здорова. Там, где я нахожусь, есть все для сносного существования.

Я не знаю, как сложится ваша жизнь, но надеюсь, что замечательно. Жаль только, что домой вернуться не получится, к родным. Но это ведь тоже можно пережить, правда же? Главное, что вы все вместе.

А я...

У меня будет время. Много времени. Чтобы думать и вспоминать. Я вот все волновалась - как там родители? Дочь-то пропала без вести. Зря переживала - никто, оказывается, никуда не пропал. Мы просто не считаемся. Грустно осознавать, но может это и к лучшему.

Теперь можно каждому сказать несколько слов? Ну, конечно, можно, кто ж запретит. Итак, начинаю.

Дорогие наши ученые мужи, Борис, Егор, Михаил Аркадьевич и Илья, спасибо за ваши светлые головы. Что бы мы без вас делали. Илье я особенно хочу пожелать большого человеческого счастья. Кстати, Борис, все хотела вам сказать - вы мне очень напоминаете моего учителя пения. Забавный дядька... Да, что-то я отвлеклась. Алексею Федоровичу отдельное огромное спасибо. Как же повезло всем, что вы оказались рядом. Как бы двусмысленно это ни звучало. Вы врач по призванию и человек с большой буквы.

Василий Иванович и, конечно же, Славик. Настоящие мужчины, наши защитники. Не хочу обидеть остальных, но именно благодаря вам наше пребывание на плато в течение всего этого времени было хоть сколько-нибудь возможным. Кстати, Славик, все хотела тебе сказать - ты такой милый и трогательный, когда улыбаешься. Делай это чаще. Уверена - все у тебя будет хорошо. Не может не быть.

Татьяна, очень надеюсь, что ты выздоровела. Береги своих мальчишек. И хоть они такие храбрецы и вообще, настоящие герои, - береги.

Альбина, спасибо тебе, что была мне подругой. Пусть недолго, но твое понимание и поддержка не раз помогали мне. Удачи тебе и счастья.

Простите, если кого не назвала. Время поджимает, а хочется еще сказать...

Марек....

Ну вот, сейчас разревусь.

Ладно, эмоции в сторону.

Скорей всего мы больше не увидимся. Так уж сложились обстоятельства. Надеюсь, ты не забудешь меня. Не забывай, пожалуйста!

Очень жаль, что не все дожили до спасения. Поверьте, я старалась изо всех сил, но вышло так, как вышло.

Написала. Перечитала. Получилось путано и сентиментально, зато от души. Что ж, такой меня и запомните.

Будьте счастливы!

Люблю вас всех!

Всех целую!

Марека особенно!

Всегда ваша, твоя,

                 Майя

99
{"b":"133789","o":1}