ЛитМир - Электронная Библиотека

— Снимки сделаны вчера вечером, примерно через час после того как нашли тело, — пояснил доктор Бруни.

— Но… вы говорили, что Сандерс был черным, — осторожно уточнила Скалли.

— Он и был черным, — кивнул врач.

— Тогда, простите, но я чего-то не понимаю.

— Взгляните сами, — на стол перед Скалли лег еще один документ — вырезка из местной филадельфийской газеты — с фотографии рядом со статьей, озаглавленной «Четверо мужчин пропали», улыбался еще живой и несомненно чернокожий Оуэн Сан-дерс.

Доктор Бруни продолжил:

— Действительно, Оуэн Сандерс был нормальным темнокожим молодым человеком… по крайней мере, до момента своего исчезновения.

— Я так понимаю, вы куда-то клоните, — предположила Скалли.

— Как вы полагаете, доктор Скалли, возможно ли, что подобное обесцвечивание кожи является симптомом заболевания? Смертельного заболевания?

Скалли решила уточнить:

— То есть, согласно вашей версии, эти люди — жертвы не преступления, а какой-то неведомой инфекции?

— Совершенно верно. Я думаю, следствие должно было начаться и закончиться под микроскопом.

— Доктор Бруни также надеется, что кто-то с солидным медицинским образованием — таким, как у вас — сможет быстро расследовать это дело и вывести его из-под нашей юрисдикции, — добавил Скиннер.

— Что ж, вы позволите мне взглянуть на этого Оуэна Сандерса? — спросила Скалли, вставая.

Внешне она осталась столь же невозмутимой, но на самом деле ей уже не терпелось взяться за скальпель. Как любая женщина, Скалли была любопытна.

4 сентября 1996 года 17:15 Патологоанатомическая лаборатория ФБР Вашингтон

«Несомненно одно: этот белокожий афро-американец заслуживает места в номинации „Самый таинственный мужчина моей жизни“, — подумала Дэйна Скалли, приподнимая пергаментное веко и вглядываясь в красный глаз трупа. — Большие шансы были у мистера Молдера, не спорю, но покойник, пожалуй, колоритнее».

Скалли позволила себе улыбнуться (хорошо, что никаких молдеров поблизости не наблюдается!), потом, посерьезнев, поднесла к губам диктофон:

— Дело номер 213-318-537. Чёрный девятнадцатилетний мужчина. Время и причины смерти неизвестны.

Поразмыслив, она продолжила:

— Замечание. Полное обесцвечивание кожи, волос и роговиц. Напоминает альбинизм, хотя из сопутствующих материалов известно, что дефект не врожденный и является результатом какого-то внешнего воздействия…

«И еще одно замечание, только уже не для протокола. До чего приятно проводить вскрытие здесь, в лаборатории, а не в каком-нибудь пропыленном канзасском сарае, или под вой метели где-то в штате Мэн. Пожалуй, только полазав по всяким дырам, научишься по настоящему ценить комфорт. Чистоту, приятную прохладу, вентиляцию, которая позволяет забыть, что труп нашли два дня назад. А самое главное — никто не дышит в затылок, не заглядывает через плечо, не лезет под руку».

Ответом на ее мысли был хлопок двери. Спецагент Молдер, прозванный в ФБР Призраком, был легок на помине. Широко улыбаясь, он уже шагал к столу, над которым склонилась Скалли.

— Привет, — спецагент был, как обычно, взъерошен и полон энтузиазма. — Я прослышал, что ты здесь опять кого-то режешь и пластаешь. Кому сегодня повезло?

Вопреки всем своим рассуждениям, Скалли ни на секунду не рассердилась. Ей никогда не мешало, если Фокс Молдер дышал ей в затылок или заглядывал через плечо. Улыбнувшись напарнику, Скалли представила покойника:

— Оуэн Сандерс, четвёртый похищенный из Филадельфии. Его труп нашли вчера и он выглядел вот так.

Молдеру понадобилось три секунды на то, чтобы разобраться в ситуации.

— Парень решил подшутить над Майклом Джексоном, — заявил он, взглянув на белое бескровное лицо. — Фанатам это не понравилось.

— Мне тоже, — отозвалась Скалли. — От меня потребовали узнать, кто высосал весь меланин из его тела.

— Кто потребовал?

— Филадельфийский центр по контролю за заболеваемостью.

— С каких пор они занимаются делами о похищениях? — изумился Молдер.

Скалли покачала головой.

— Они считают, что это дело попало не по адресу. Центр пытается с моей помощью доказать, что этот человек погиб от неизвестной болезни.

— И на каких уликах это основано?

— Ну, во-первых, на теле не обнаружено травм или оборонительных ранений. К тому же, его бумажник до сих пор полон денег.

— Интересно, интересно, — Молдер забарабанил пальцами по подбородку. — И ты можешь предположить, что это за болезнь?

— Пока нет. Нарушение образования меланина наблюдается при витилиго, тогда на коже появляются белые пятна. Причиной витилиго считается расстройство иммунной системы. Разумеется, многое в происхождении этой болезни до сих пор не ясно…

Молдер недоверчиво взглянул на напарницу.

— Ты хочешь сказать, что этот бедняга подцепил расстройство иммунной системы, за ним — еще трое чернокожих парней, а потом все они исчезли один за другим, да?

Скалли легко парировала его выпад.

— Возможно, они уже объявились, но из-за депигментации их трудно идентифицировать. Так что я снова разослала запросы о неопознанных трупах в городские морги.

Но Призрак уже не слушал, он приступил к мозговому штурму.

— А может быть, перед нами своего рода подготовка? — предположил он. — Начальный этап какого-то темного заговора против человечества?

— Какого заговора? — с опаской переспросила Скалли.

Заговоры против человечества, равно как и визиты инопланетян, были идефикс ее приятеля.

Молдер не смутился ни на секунду.

— Ну, заговора против черных, или заговора самих черных, в общем, темного заговора. Например, черные будут вымирать, или черные будут превращаться в белых, и никто не сможет этому помешать, потому что никто ничего не поймет. Как мы с тобой сейчас.

— Я так не думаю, — твердо сказала Скалли.

— Ладно, пусть, — Молдер с милой улыбкой отказался от своих построений. — Тогда вернемся к трупу. Тебе удалось у него что-нибудь выпытать?

— Вот там, на столе, в контейнере, волосы и кусочки ткани… Что ты делаешь?

Последнее она произнесла уже в спину Фоксу Молдеру. Прихватив контейнер, он направился к дверям лаборатории. В дверях спецагент обернулся и, все еще улыбаясь, произнес:

— Пойду пофилософствую над ними, пока ты дожидаешься вестей из моргов.

4 сентября 1996 года 17:35 Филадельфия Дэмот-авеню, 500, квартира 23

— Мистер Або! Есть кто-нибудь дома? Мистер Або, откройте, пожалуйста!

Мистер Або, несомненно, был дома. Более того, судя по скрипу половиц и тихому дыханию, мистер Або стоял у самой двери и разглядывал визитера через глазок. Но Маркус Даг, социальный работник, был не в претензии. Осторожность хозяина квартиры позволила Маркусу вытереть пот и перевести дух. Это была четвертая крутая темная лестница за сегодняшний день, а сколько всего их набралось за десять лет службы, он и не пытался считать. А также, сколько через его руки прошло перепуганных африканцев, желающих влиться в большую и многонациональную американскую семью. Тощая от вечного недоедания девчушка, которой какой-то проходимец на улице пообещал кас-тинг в Red Stars note 3, и она легла с ним в постель, а после размазывала по лицу слезы, сжимая в кулачке засаленную визитку, отпечитанную на дешевом картоне. Мать семейства, которая никак не могла научиться пользоваться давилкой для чеснока, потому что всю жизнь растирала его, как и все остальные продукты, в ступке. Парень, каждый месяц бравший напрокат новую машину и тут же разбивавший ее, потому что сам факт существования правил дорожного движения никак не укладывался в его голове. Сотни других парней, которых культурный шок, а также предприимчивость черных братьев завели в лабиринт без выхода: марихуана — героин — метиндон.

После всего этого пятиминутное ожидание под дверью мистера Або Маркус Даг счел сущей ерундой.

вернуться

Note3

Одно из самых известных модельных агентств

2
{"b":"13379","o":1}