ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты так в этом уверен? — спросила Скалли, едва они выехали на Индепендес-молл note 8.

— В чем уверен? В том, что будет еще одна жертва? Да, совершенно уверен. Мы спугнули его и помешали завершить…

— Завершить что? Убийство?

— Скалли, в данном случае убийство — это побочный эффект. Он просто удовлетворяет базовые потребности.

— Потребности в чем?

— Помнишь я тебе цитировал одну умную женщину? Она говорила, что жизнь нельзя сдержать барьерами. И, что если прямой путь закрыт, жизнь всегда будет искать окольный. Так и в этот раз. Если у Або нет гипофиза, то он не может сам производить гормоны, да? Как, впрочем, и меланин.

— Теоретически, да, — согласилась Скалли.

— Но ты его осматривала и не заметила ни одного белого пятна и ни одного симптома, говорящего о недостатке гормонов?

— Да, — и Скалли поделилась с напарником загадкой, которая мучила ее весь сегодняшний день. — Если взглянуть на его томограмму, непонятно, почему он вообще жив. А если взглянуть на анализы, то трудно найти более здорового человека.

— То-то и оно, — Молдер улыбнулся. — Я думаю, что в случае Або мы имеем дело не просто с физиологическим эффектом, а с эволюционной аномалией.

— Ты о чем?

— Представь себе потерянное племя. Клан альбиносов из Западной Африки. Люда, в силу какого-то генетического дефекта лишенные гипофиза. Или — если точнее — в силу какого-то генетического дефекта rix гипофиз не способен вырабатывать определенные гормоны.

— И они вынуждены поддерживать свою жизнь воровством чужих гормонов? — не без иронии осведомилась Скаллн.

— Но как-то ведь Або удается остаться в живых, — парировал Молдер. — Заместительная терапия. Способ, конечно, варварский, но полностью соответствует представлениям современной науки.

Однако убедить Скалли было не так-то просто.

— Но как бы ни поддерживал свою жизнь мистер Або, почему ты считаешь, что он не единственный мутант в Буркина-Фасо?

— Потому что мне недавно рассказали сказку, — ответил ей Призрак. — Страшную сказку о телико — духах воздуха, которые пробираются по ночам в дома и убивают людей. И у жертв телико всегда оказывается белая кожа. Вот такой африканский фольклор. Точнее, теперь уже афро-американский фольклор.

— Ты основываешь свои заключения на фольклоре? — не могла не съязвить Скалли.

Но Молдер остался невозмутим.

— Фольклор — это просто еще один способ описать действительность, — пояснил он. — Новая правда, пока еще не знакомая нам, начинается там, на границе мифа. Мы боимся неизвестного и стараемся загнать его в рамки привычных слов, «заболевание», «сказка», «заговор против человечества»,..

— Но даже если ты прав, — перебила Скалли, — зачем ему понадобилось приезжать сюда?

Молдер пожал плечами:

— За бесплатным кабельным телевидением. Или за бесплатным е-мейлом. За бета-версией «Виндоус-98». Ну, одним словом, не знаю, Почему они вообще приезжают сюда? Свобода слова, свобода предпринимательства… И вообще, ты сама сказала, что цель любого возбудителя — размножение. А теперь посмотри сюда.

Машина тем временем давно уже свернула с широкой освещенной улицы и блуждала по каким-то задворкам. Сейчас они выехали на большую, тонущую в темноте площадь, на которой возвышалось одно-единственное полуразрушенное здание.

— Где мы, Молдер? Зачем ты меня сюда завез?

— Это место погребения, — объявил Призрак.

— Зачем ты привез меня сюда? — повторила Скалли.

— Рэндлер нашел асбестовые волоски на одежде Сандерса, — пояснил Молдер. — Асбест когда-то использовали в качестве изолятора. И испачкаться в асбесте можно только здесь — на Либерти-плаза — единственном в Филадельфии складе строительных отходов.

6 сентября 1996 года 23:35 Либерти-плаз Филадельфия

Освещая себе путь фонариками, спецагенты продирались сквозь завалы ржавой арматуры. В здании царил первозданный мрак, лишь угадывались высокие потолки, обрушенные перекрытия, да какое-то подобие строительных лесов вдоль стен.

— Пожалуй, стоит подняться, — сказал Молдер. — Сверху будет получше обзор…

— Только осторожно, пожалуйста, — отозвалась Скалли.

Леса скрипели и раскачивались при каждом шаге. Несколько секунд Молдер был озабочен только тем, как сохранить равновесие. И этих нескольких секунд для их противника оказалось достаточно. Внезапно Молдер ощутил несильную боль чуть пониже затылка. Он провел рукой по шее и без большого удивления нащупал уже знакомую африканскую колючку.

«Глаза б мои тебя не видели!» — подумал Молдер.

Его желание было исполнено с такой быстротой, что спецагент немного растерялся. Очертания лесов и перекрытий стали расплываться у него перед глазами, будто Молдер внезапно потерял свои контактные линзы. Кроме того, ноги отказались держать спецагента. Молдер попытался ухватиться за леса, однако руки ему также не подчинились. Похоже, телико с ходу поставил знаменитому Призраку мат.

— Скалли! Скалли! — позвал Молдер.

Получившийся у него звук больше всего напоминал кваканье простуженной лягушки.

Оставалась одна надежда, что при падении ему удастся как следует загреметь костями, а Скалли услышит подозрительный звук на лесах и насторожится.

Меж тем, Скалли действительно забеспокоилась, не видя напарника.

— Молдер!

Ей никто не ответил.

— Молдер!

Освободив «магнум» из кобуры, Скалли взобралась на леса. Там не было ни души. Только чернела впереди широко открытая пасть вентиляционной шахты. Скалли показалось, что Призрак, в полном соответствии со своим прозвищем, растворился в воздухе.

— Молдер! Нет ответа.

Скалли еще раз смерила глазами вход в вентиляционную трубу. Пожалуй, если встать на четвереньки, туда можно будет забраться.

Скалли вспомнила, что поджидало мужественного лейтенанта Рипли в вентиляционных шахтах космического корабля, вспомнила, как другой знаменитый спецагент Дейл Купер, еще будучи бойскаутом, ползал по вентиляционной трубе — чтобы узнать, чем занимаются девочки на уроках гигиены, — и что из этого вышло, вспомнила о чудовище, жившем в старой канализации под городом Дерри, наконец, вспомнила девочку Алису, прыгнувшую в кроличью нору.

Все эти примеры наводили на одну мысль: соваться в трубу нельзя ни в коем случае. Но где-то там был Молдер! И если он замолчал, значит, дела его совсем плохи. Скаллп перехватила «магнум» поудобнее и полезла.

Поворот, еще поворот. Что-то темное впереди. Человек!

— Молдер! — она тронула его за плечо.

Это был не Молдер. В лицо Скалли смотрел мертвец с негроидными чертами, лица, словно присыпанного пудрой.

«Это один из пропавших, — догадалась Скалли. — Тот, кому повезло меньше, чем Сандерсу. Молдер был кругом прав!»

Скалли поползла дальше. Поворот, еще поворот. И Скалли увидела взъерошенную шевелюру своего напарника.

— Молдер! Что с тобой?

Он не отвечал и не двигался. Внезапно Скалли услышала какой-то шорох за своей спиной, обернулась и вскрикнула.

Перед ней был Сэмюэль Або. С белым лицом и красными глазами.

Скалли выстрелила. Пуля вжикнула, отскочив от внутренней стенки трубы. Жуткое привидение мигом исчезло — Скалли только успела почувствовать легкий сквозняк.

Раздумывать, а тем более — пугаться было некогда. Скалли вернулась к Молде-ру. Слава Богу, он дышит — значит, жив.

— Вес в порядке, Молдер. Слышишь, я здесь и все в порядке. Все будет хорошо.

Молдер закрыл глаза, потом снова открыл их в знак согласия.

Старательно дыша ртом, Скалли ухватила напарника под мышки и потащила его по трубе. Еще один поворот, и перед Скалли открылась маленькая темная комната видимо, кладовка. На полу, на грудах стружки лежали два новых трупа.

«Ну вот, все и в сборе. Не хватает только Альфреда Китта».

— Прости меня, Молдер.

Вздохнув, Скалли спрыгнула на пол, стащила тело напарника вниз, прислонила его к стене и вновь достала мобильник.

вернуться

Note8

Индепендес-молл — одна из центральных улиц Филадельфии, с застройкой XVIII века

8
{"b":"13379","o":1}