ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Собаку?… Гм… Ну хорошо. Ты после того, как сумку заберешь, домой?

— Ну, домой наверное… а куда надо?

— Домой. Езжай домой и жди меня там. «А я вам еще позвоню!» — смешно скопировала она интонацию Куравлева из «Иван Васильевича», — Я о-чень настойчивая!

В трубке запикало.

****

Теткина собака, которую Никита, игнорируя ее настоящее имя, по непонятной причине, ласково называл Крысой, радостно облаяла его, когда он отпер дверь в тетушкину квартиру. Ей трудно было обходиться без людского общества, и приход Никиты вызвал целую бурю эмоций у псины — словно год не виделись… На ее счастье, дни заточения были уже сочтены. Тетушка приезжала завтра, что правда вызывало необходимость ее встречать. Перспектива два дня подряд ездить на вокзал, совершенно Никите не улыбалась, но выхода не было.

Никита нацепил на псину поводок и они вышли во двор. Избегая других собак, которые почему-то непременно оказывались кобелями и мечтали познакомиться с Крысой поближе, Никита повел ее в относительно безлюдные места. Маленьких детей, во время прогулок, он тоже старался обходить стороной, ибо они проявляли к собаке нездоровое любопытство. Норовили погладить и задать множество вопросов. Приходилось объяснять, сколько ей лет, как ее зовут, были ли у нее щенки и другие подробности ее личной жизни. Собак в этот раз избежать удалось, но дети им встретились. Эти по-счастью, не обратили на Крысу внимания. Мальчишка лет десяти и две девчонки поменьше оказались заняты важным делом. Вооружившись ножовкой, парень пилил отвалившуюся толстую ветку старого тополя, а девочки сосредоточенно наблюдали за ним. Когда Никита поравнялся с ними, ветка была как раз распилена и мальчишка, бросив пилу, начал обламывать на ней сучки. Тем временем, одна из девчонок завладела инструментом и чуть не резанула себя по руке.

— Руку себе отпилишь! — укоризненно сказал ей Никита.

— Нет! — лаконично возразила она.

— Шалаш хотим построить! — приветливо пояснил ему мальчик, — Кстати, если Вам нужны палки, приходите! Мы отпилим несколько штук.

Никита, улыбнувшись, отказался от заманчивого предложения и продолжил прогулку. Крыса трусила впереди, увлеченно обнюхивала обочину дорожки, то и дело пристраивалась по своей надобности. Накопившееся за полусутки, она расходовала экономно, стараясь обделать как можно больше интересных мест. Мимо них прошагали молоденькие девчонки, из-под коротких юбочек мелькали загорелые ноги. Заметили Крысу, сказали что-то друг другу, засмеялись, Никита задумчиво проводил их взглядом. В кустах спал бомж, нежно обнимая пластиковый пакет с нехитрым скарбом. Собака, наконец, завершила все свои дела и потеряла интерес к прогулке. Заметив это, Никита прикинул, что минут двадцать пять, они уже точно отгуляли и повлек ее в сторону дома.

Вернувшись в квартиру тетушки, Никита достал из морозилки пакет сосисок. Отделил три штуки и разогрел в микроволновке. Две штуки порезав на кусочки и, смешав со сваренным накануне рисом, вывалил полученное блюдо в собачью миску. Третью сосиску, виновато поглядывая на собаку, съел сам, вприкуску с черствым куском хлеба. Неловко, конечно, было объедать животину, но жрать-то хотелось. Пока Крыса благодарно чавкала, Никита налил ей в миску свежей воды и проассоциировав вспомнил, что необходимо также полить цветы, что он забывал сделать три последних дня.

Выполнив там образом свой родственный долг, он отправился прямиком на ближайшую остановку. Маршрутки одна за другой проносились мимо, даже не пытаясь тормозить — свободных мест в них не было и в помине. Минут через двадцать, когда Никита уже начал скучать, к остановке наконец, плавно подплыл длинный, оранжево-голубой автобус. «Удачно! — подумал Никита, — Заодно и сэкономлю». Автобус шел прямо до ЖД вокзала и проезд в нем стоил всего восемь рублей, против двадцати трех в маршрутках.

Войдя в салон, Никита пристроился возле окна, расплатился за проезд и от нечего делать, стал рассеянно разглядывать пассажиров. На одиночном кресле прямо под Никитой сидела девушка и его блуждающий взгляд постоянно натыкался на русую макушку с аккуратным пробором и глубокий вырез ее маечки. Немного времени спустя Никита убедился, что в этот вырез бросают взгляды и другие пассажиры мужского пола стоящие рядом, уж больно интересный открывался ракурс. Лица девушки он увидеть не мог, для этого пришлось бы наклониться, но лежавшие на коленях руки были красивыми, с тонкими пальцами и длинными наманикюренными ногтями. Кресло впереди девушки занимал парень, который всю дорогу таращился в дисплей своего мобильника. Время от времени он шевеля джойстиком, кажется, читал какую-то книгу. Никита некоторое время вглядывался в ползущий по дисплею текст — буквы были достаточно крупные. «Ба! — мысленно воскликнул он, узнавая. — «Двести лет вместе» Солженицына. Вот оказывается, что еще у нас читает молодежь в общественном транспорте… а не только всевозможные «Дозоры»

На очередной остановке в автобус заскочила бабка и шустро вклинилась в узкую щель между Никитой и мужчиной стоявшим за ним, потеснив таким образом обоих. Никита не сразу понял смысл ее маневра, однако его поняла кондукторша, мгновенно оказавшаяся рядом. Бабка долго рылась в потертой кошелке, но нужной суммы так и не набрала. Кондукторша некоторое время укоризненно внушала ей, что стыдно, мол, в таком возрасте забегать в автобус и прятаться, после чего забрала найденные бабкой рубли с копейками и, не дав билета, отошла.

Кондукторша — молодая девица, вообще оказалась на редкость деловитой, шустрой и боевой. Никита некоторое время развлекался, наблюдая, как она снует туда-сюда, покрикивает на вошедших пассажиров, распределяя их более равномерно по салону и не давая накапливаться перед входом. Когда на очередной остановке в автобус сунулись два паренька явно босяцкого вида, она мгновенно подскочила к ним, и не давая пройти в салон, поинтересовалась их финансовыми возможностями. Опыт не подвел ее, парням действительно нечем было платить и они не вступая в конфликт, ретировались, сопровождаемые ее презрительным взглядом.

На Речном вокзале девушка с вырезом вышла и Никита с удовольствием плюхнулся в хранящее тепло ее тела, кресло. К одиннадцати часам утра, автобус, уже будучи полупустым, вырулил с Вокзальной магистрали к остановке на площади. Последний раз раздвинулись гармошки дверей, выпуская остатки пассажиров. Никита вышел последним, за компанией потрепанной молодежи. На одной из девиц двигающейся к выходу прямо перед ним, красовалась короткая джинсовая юбка, настолько низко спущенная по бедрам, что когда она наклонялась… Никита даже плечами пожал. Опять же эти, столь распространившиеся в последнее время, татуировки-партаки на различных местах, в том числе и причинных… Нет, пуританином он конечно не был, нынешняя мода, позволяющая открывать все подряд, ему даже нравилась, но воистину, чувство меры дано не всем. С удовольствием вспоминая в этой связи Милу, он с попутной толпой прохожих перешел дорогу.

Привокзальная площадь, по-летнему, полна народу. Автобусы, маршрутки и шлюзы метро, всасывали в себя отбывающих, выбрасывая им на встречу пополнение. В ожидании поездов, встречающие, а в особенности отъезжающие, слонялись вдоль рядов киосков, от скуки скупая разные ненужные вещи, с пустым любопытством, разглядывая в витринах видеокассеты и книги. Проголодавшиеся, поедали сомнительные шашлыки, копченых кур и чебуреки в многочисленных кафешках, расположившихся тут же на площади, пили пиво в тенечке их раскинутых зонтиков. В ключевых точках площади, маленькими кучками, торчали профессионалы нехитрого привокзального бизнеса — сдатчики квартир и комнат, скупщики золота и валюты, по совместительству скрытые сутенеры. Пара блюстителей порядка, не выходя из своей машины с распахнутыми для сквозняка дверцами, лениво высматривали в толпе гостей с востока, пьяных сограждан и других потенциальных клиентов, готовых отзывчиво откликнуться на просьбу: «Предъявите ваши деньги». Бродящие неподалеку, в поисках бутылок и алюминиевых банок бомжи, не привлекали их сурового внимания.

10
{"b":"133790","o":1}