ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, знаете… на такси.

— Ну так может быть… — Николаев приглашающее качнул головой в сторону своей «ауди», — кофейку попьем? Я хорошую кофейню знаю, здесь недалеко. Как вы?

— Собственно, почему нет… — Никита пожал плечами. Чувство тревоги не уменьшалось, но и не усиливалось. — Поехали.

«Боится чего-то… — понял он, — хочет по-быстрому отсюда слинять… не верит в мое фуфло про племянника. Чего боишься-то, а, Акула пера? Темна вода в облацах… Не пойму ни фига… что? кто меня прислал? Прислал… Березин — сука фсбшная? Или менты? Или бандиты? Во, как… бандиты! Неужели Климонтович имел дело с бандитами?

За все десять минут дороги до кофейни они не сказали друг другу ни слова. Николаев молчал, а Никита упорно пытался разобраться в хаосе его мыслей, разбавленных к тому же дорожными ситуациями. Мозг журналиста периодически генерировал длинные матерные рулады по поводу частых светофоров, пытающихся подрезать идиотов и стерегущих добычу продавцов полосатых палочек. Что-то он знал… но вот что, было не ясно. Его надо либо успокоить либо наоборот сильно напугать, чтобы исчезла, эта журналистская многозадачность мышления и он начал думать преимущественно на нужную тему. Никита решил попробовать третий способ — удивить.

В кофейне было уютно, прохладно и малолюдно. Они расположились на втором этаже, в зале для курящих. Сделали заказ. Николаев немедленно зажег сигарету, спохватившись предложил Никите. Тот секунду подумав согласился. Пусть будет по-свойски.

— Ну так и что вы хотели узнать про своего э-э… дядю? Не знаю… не такие уж близкие у нас были отношения…

«Врет гад! — понял Никита. — Что-то скрывает! Ничего, сейчас выведу тебя на чистую воду.

— Я не знаю насколько близкими были у вас отношения… но согласитесь… — Никита картинно затянулся и еле сдержался чтоб не закашляться, — малознакомому человеку вряд ли отпишут в завещании двадцать тысяч баксов?

Оп-па! Мысли в голове у Николаева все разом исчезли. А потом возник тоненький ручеек, правда, еще пока малопонятный.

— Что? Сколько вы сказали? Двадцать тысяч долларов? Я вас правильно понял?

— Да! Вы меня совершенно правильно поняли!

Николаев притих. Названная сумма начисто подавила все посторонние мыслительные процессы в его мозгу. Никита внимательно вглядывался, пытаясь разобраться в том, что осталось. «Что за херня? — думал журналюга. — Какие двадцать тысяч? Он что миллионер, что ли был? А я-то думал, этот мудила (это про Никиту) пришел за должком… на счетчик меня ставить… Хотя… рожа в общем не бандитская и не ФСБшная… неужели правда… племянник. Как же проверить? Черт! Черт! Бабки-то мне позарез нужны» («Ба! Дружок… — понял Никита, — да ты у нас игрок! Ты у нас похоже проигрался в пух и прах! Ты у нас денег назанимал!»)

Официантка в фирменном переднике принесла кофе. Николаев нервно хлебнул большой глоток, обжегся, отставил чашку.

— И что?.. я могу получить эти деньги?

— Да, — Никита откинулся в кресле со своей чашкой и даже закинул ногу на ногу, — Можем буквально сегодня поехать в банк и получить всю сумму! Если у вас есть время конечно. Только… э-э…

— Шутите? Время понятное дело есть… Но вы кажется, хотели чтобы я вам что-то рассказал… про Климонтовича? Да я в общем ничего такого и не знаю. Мы вместе не работали… так развлекались иногда… он ведь здесь был человек новый. Я ему показывал тут, что да как… знакомил кое с кем… так сказать с интересными людьми…

— А у вас, что схожие темы были?

— Да нет, что вы! Я криминалом заведую на местном РТВ. Да вам Юля… Юлия Вениаминовна наверное говорила? А вы ее откуда, кстати, знаете? Хотя… кто ее только не знает… извините… я не это имел ввиду… («Да это, это ты имел ввиду, козел Николаев!») Культурой занимается уже много лет, много с людьми общается… Собственно, я не про то… Так вот, я по криминалу специализируюсь, а Андрей Михалыч, он кажется про политику, что-то там… еще что-то… да я и не читал его статей. Тут знаете, хе-хе, свои-то, не всегда успеваешь прочитать. Ну он криминальной темой интересовался конечно… так чисто по-человечески. Это ж всем интересно… коррупция в высших эшелонах власти, или там разборки бандитские… вот недавно вице-мэра замо… в смысле застрелили, слышали наверное. Или вот сейчас маньяк этот серийный… В общем он интересовался, а у меня ж все из первых рук буквально… связи там, в правоохранительных органах, спецслужбах… да я сам его с некоторыми знакомил… — тут Николаев осекся и посмотрел по сторонам. «Что-то я разболтался!» — пронеслось у него в голове. Никита поощрительно кивнул, мол интересно, продолжайте. Но Николаев молчал тараща на него свои светлые глаза.

— А вот браслетик этот… — сказал он наконец, показав тлеющей сигаретой на левую руку Никиты, — он вам тоже от Андрея Михайловича достался… так сказать в наследство? — тон его голоса опять стал подозрительным.

— Нет представьте… — Никита широко улыбнулся, стараясь сделать это максимально естественно, хотя все равно получилось натужно. О браслете-то, он и не подумал. — Э-э… Вернее да, по наследству конечно… но… от мамы. Им с Андреем Михайловичем на совершеннолетие отец подарил. Они одногодки были… в смысле мама с Андрей Михалычем, одногодки… (что за бред я несу?) Мама умерла, теперь я ношу… семейная реликвия… (блин!.. в рубашках придется с длинным рукавом ходить, что ли?).

Однако Николаева, это объяснение, почему-то, вполне удовлетворило.

— Да, — сказал он, — я помню. Климонтович действительно говорил — семейная реликвия, носил его, не снимая.

— Вы человек опытный! — Никита опять перевел беседу в нужное русло. — Вот скажите… авария эта… просто трагическое стечение обстоятельств? Или может, Андрей Михайлович занимался какими-нибудь журналистскими расследованиями? Копал под кого-то?

— Вы намекаете на теракт? Да бог с вами! У нас ведь тут не Грозный, даже не Москва… Да кому могло понадобиться его убивать? Ну разве что вам… хе-хе… извините, глупая шутка. Криминалом он не занимался… бизнесом тоже… по крайней мере я ничего об этом не знаю. Политикой? Теоретически возможно конечно… политика у нас, вещь крайне грязная и опасная… Вон даже губернаторов стреляют. Хотя и тех… в основном, не за политику… за воровство. Странно конечно… но сами посудите, для простого покушения все крайне наворочено… грузовик этот с бензином. Постороннего народу сколько полегло. И ведь все оказались простые людишки — мелкие менеджеры, работяги не какие-нибудь там крутые бизнесмены или уголовные авторитеты. Так что версия, что целили в другого, а Михалыч случайно попал под замес, тоже не канает. Согласитесь, если хотят убить одного человека, то не устраивают такой вот шумихи, с не гарантированным, при том, результатом? Вдруг бы он задержался, или раньше прошел через тот перекресток. Куда проще, как все делают — подкараулить в подъезде, бабахнуть из «Макарова» и вася-кот. Скорее всего случайное совпадение… нелепое, глупое, но все же случайное. Такое с каждым может произойти… все под богом ходим! — в конце своей речи Николаев вошел в роль, голос его приобрел пафосность и скрытую силу. На столе остывала забытая чашка кофе. Официантки у стойки приглядывались к ним, привлеченные громким разговором. Никита внимательно прислушивался к своим ощущениям. Действительно, Николаев не знал об аварии больше того, о чем сейчас сказал. Мысли его текли плавно… как сказал бы Никита — ламинарно, и легко читались. Он испытывал большое облегчение от того что наследник вместо того чтобы потребовать возвращения пятнадцати тысяч рублей занятых у Климонтовича месяц назад и давно спущеных в казино, наоборот (вот ведь идиот!), собрался забашлять его такой крупной суммой денег. Некоторая тревога в его мозгу все же гнездилась (с чего бы это Андрюхе упоминать его в завещании?), но он старательно запихивал ее поглубже уже размышляя, какие из имеющихся долгов нужно будет непременно отдать, а какие перетопчатся, подождут и дальше. И как они с Кристинкой полетят в Гоа или вот в Бирму он слышал есть туры… ну или еще куда-нибудь…

24
{"b":"133790","o":1}