ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дневник Никиты

Ну вот я и опять с вами! Дорогие мои дети. Мой комп дома, и в связи с этим недоступен. Пришлось продолжить писать этот дневник в ноуте Клима. Который день — сумасшедший дом. Описывать его, уже в третий раз за сегодня, решительно лень. Буду лучше анализировать, вдруг до чего-нибудь додумаюсь. Мила опять отправилась ко мне домой. На разведку боем, как она сказала. Сказала, просто разузнает, что к чему… однако прихватила свои серпы. Сбрую правда одевать не стала — люди не поймут. Просто положила в сумку. Я остался с Ритой. Не слишком-то она разговорчивая, сидит в зале и смотрит сериал по телеку. Вот бы не подумал, что Истинные — как обычные тетки, тоже любят сериалы. Что она там глядит?.. Смотрим по программе… Ага… «Во имя любви!» Чудненько!

Итак, что мы имеем: шестерых погибших подростков, троих пропавших и еще целых одиннадцать просто бывших в том отряде. Предположим, что матка сама входила в состав тургруппы… Или вернее вариантов два. Первый, что сама входила… второй, что заражал кто-то со стороны. Итак. Будем исходить из предположения, что матка — женщина или девушка. Рассмотрим сперва второй вариант — обслуживающий персонал. Что у нас на него есть? Ага! Вот справка. В момент совершения преступлений, практически в полном составе наличествовали на своих рабочих местах, то есть в лагере, то есть алиби. За год из состава обслуживающего персонала базы отдыха «Балаш» уволилось два инструктора. Оба мужчины…единственные, чье алиби достоверно неустановленно, так как неизвестно их место нахождения… скорее всего устроились в каком-то другом лагере… сейчас их активно ищут. Но меня они не интересуют, потому как шерше ля фам. Таким образом, второй вариант мы пока оставляем, и сразу переходим к первому! Предположим, что матка, есть юная девица входившая в состав тургруппы… Погибших, соответственно, мы отбрасываем… это у нас Виолетта Дмитриевская и Галина Мухина, первой шестнадцать, второй пятнадцать лет. Как у всех остальных, причина смерти — асфиксия. Остается Анна Чирук, тысяча девятьсот девяностого года рождения — пропала без вести тринадцатого июля… в двенадцать тридцать ушла из дому и не вернулась… приметы: на вид пятнадцать — шестнадцать лет, худощавого телосложения, рост — сто шестьдесят сантиметров, лицо овальное, глаза голубые, нос прямой, волосы светло-русые, длинные. Была одета в короткое голубое платье с красными цветами и голубые же босоножки. Особые приметы… след от шрама на левом колене, родинка под правой грудью… и на спине возле поясницы… Ага… потом еще пропали два парня — Петр Бондаренко, девяносто первого года рождения, исчез пятнадцатого июля и Николай Кузнецов, восемьдесят девятого года рождения, пропал семнадцатого июля. Слушай!.. Аня-то самая первая! Первенец так сказать… Хороший кандидат в матки! Однако, кто сказал, что матка пропала… вполне возможно живет себе с родителями и никуда пропадать не собирается… до поры до времени. Так… посмотрим теперь, кто у нас оставшиеся одиннадцать человек… Вот… среди них всего две девушки… кстати, обе великовозрастные по меркам группы, восемьдесят восьмого года — семнадцать лет. Елена Литовченко и Алена Вишняк. Стоп, стоп, стоп! Где-то я уже слышал эту фамилию?.. Вишняк… Вот сумасшедший дом! Все в голове позапуталось… Фамилия главное редкая… Вишняк. Точно, блин! Это ж та девка, которая утром звонила, типа ошиблась в парикмахерскую… или это мне приснилось?… Помню дурацкий какой-то сон снился. Что-то про Милу… про зоопарк… Она не может ко мне приехать потому что ей нужно в зоопарк… Нет, к тому моменту я проснулся. Точно! Я думал, Мила звонит, голос женский услышал, обрадовался. А оказалось — эта… Алена. Ни фига себе совпадение. Так, посмотрим, что тут у нас про нее написано:

«Вишняк Алена Юрьевна, дата рождения: 17 апреля, 1988 г. Адрес: г. Н-ск, ул. Цветной проезд, д. 9, кв. 61, д.т. 304026. Не замужем, детей нет, в 2005 году закончила 11 класс, СОШ N130.

Родители:

Отец: Вишняк Юрий Леонидович, 1964 г.р., к.б.н., с.н.с. ИЦИГ CO РАН

Мать: Вишняк Ольга Павловна, 1967 г.р., м.н.с. ИЦИГ CO РАН

В настоящее время работают за рубежом по двухгодичному контракту (Германия, г. Берлин, Объединенный институт биологических исследований им. Макса Планка).

Согласно оперативным данным, Вишняк Алена Юрьевна, в течение 2005 года проживала в квартире одна, 1.07.2005 года, убыла в г. Москву для поступления в МГУ.

В настоящий момент ее местонахождение неизвестно, экзаменов не сдавала, среди абитуриентов не обнаружена. Поскольку заявления на розыск никто не подавал, официально пропавшей без вести не считается».

Ола-ла! Еще одна пропавшая! В Москву она уехала… а сама тут по парикмахерским шарится. Ирреальность какая-то… может совпадение? Во всяком случае, очень подозрительно. Ну-ка, глянем базу данных адресного стола. Ну вот… субъектов по фамилии Вишняк, штук двадцать… если быть точным девятнадцать. А вот и Алена Юрьевна… и родители ее… адрес, год рождения совпадают… Все! Других Ален Вишняк в Н-ске нет. Слушай!.. Это сто процентов она, к бабке не ходи! Остается правда еще Аня Чирук… Но ведь она малолетка совсем — пятнадцать лет. Где ей передушить всю эту толпу подростков. А Алена, как смогла? Тьфу ты… страшно представить. А голос такой приятный. Вспоминается сразу паночка из Вия в исполнении Варлей… тоже красивая была. Кстати, где бы раздобыть карточку этой самой Алены? Да где… наведаться к ней домой, благо адресок есть и рядом совсем… буквально десять минут ходьбы. Вдруг она вообще там сидит. Вот сразу все и проясниться. Прямо сейчас бы пойти. Только Мила — перестраховщица запретила одному на улицу выходить. А с этой букой надутой — Ритой, неохота связываться. Ладно буду Милу ждать… расскажу ей о своих умозаключениях. Да и вообще… утомился я что-то за сегодня. А не брыкнуться ли спать? Утро вечера мудренее. Тьфу, черт… чайник сломался… придется воду в кастрюльке кипятить.

Это все дети, что я могу вам сказать!

****

— Алло! Александр Степанович, приветствую вас!

— Шкипер? Хорошо, что ты звякнул! Сколько мне еще по твоей милости прятаться в собственном районе?

— Ну я думаю… день-два, не больше. Скоро все закончится.

— Что закончится? В темную ты со мной играешь, Шкипер! Не нравится мне это! Мне тут сказали… черти какие-то, по моим точкам ходили интересовались, что да как… Пацаны их не знают… не менты вроде по прикиду… не местные, какие-то отморозки… Да и с бригадой Ватного непонятки какие-то. Странно они в речку сыграли… да и тот, который в больничку попал — ласты склеил тоже как-то странно. Что скажешь, совпадение?

— Скорей всего, не совпадение. Поэтому я и советовал вам поберечься, Александр Степанович. Мы сейчас занимаемся этим вопросом. Но у меня к вам просьба еще одна.

— Какая еще просьба?

— Да в общем-то пустяшная. Надо человек пятнадцать ваших ребятишек. Бучу устроить на базаре… поучить зверьков.

— Ты что, Шкипер, попутал?.. рэкетиром заделался? Чем тебе звери не угодили? Опять темнишь?

— Да бог с вами, Александр Степанович! Что мне до них… Мне нужен, так сказать… резонанс… А пацанов ваших мы потом отмажем. Гарантирую!

— Я понимаю, что я твой должник… но рамсы мне эти уже поперек глотки стоят. Давай так — я тебе последний раз помогаю и все… в расчете! Разбегаемся в разные стороны… ты меня не знаешь, я тебя! Договорились? Ну так и куда тебе пацаны нужны?..

****

Попросив таксиста остановиться напротив рынка и расплатившись, дальше Мила решила пройтись пешком. Одета она была подчеркнуто неброско — линялая майка без рукавов, да видавшие виды спортивные брюки, волосы собраны в коротенький хвостик. Вокруг себя Мила создала ментальный фон невнимания, теперь все смотрели на нее как на пустое место. На секунду задерживали взгляд и тут же забывали. Чтоб провериться, она прошла через рынок, ежесекундно уворачиваясь от людей, которые так и норовили пройти сквозь нее. Вышла на Арбузова, пересекла школьную спортплощадку и осторожно, с левого заднего угла, приблизилась к Никитиному дому. Постояла несколько секунд прислушиваясь к ощущениям. Тихо. Подъезд, где живет Никита, второй от нее, но она пошла кружным путем, обходя девятиэтажку вокруг, постоянно вглядываясь в пространство внутренним зрением. Ничего. Мельтешат тут и там серые ауры людей… ни одной искорки. То ли затаились гады, притихли, отошли на безопасное расстояние… то ли и вовсе ушли. Неужели совсем ушли, сняли засаду? Почему? Поняли, что выявлены? Мила зашла в первый подъезд и не вызывая лифт, пешком отправилась на девятый этаж. Там поднялась по железной лестнице к решетчатому люку, ведущему на крышу. Он был заперт на висячий замок. Девушка замерла, прислушиваясь к звукам подъезда. Хлопнула внизу дверь, загудел лифт, грохнула крышка мусоропровода, шелестя и бренча полетели вниз отходы людской жизнедеятельности. С площадки пятого этажа раздавался гомон курящих там пацанов. Слух ее по охотничьи обострился, она слышала даже, голоса жильцов в ближайших к ней квартирах. Все это были люди, обычные люди. Мила поднесла к замку указательный палец не касаясь его и повернула словно ключ. Беспомощно щелкнул свернутый запорный механизм и замок повис на открытой дужке. Открыв люк, Мила выбралась на крышу. Огляделась. Никого. Ни мальчишек ни бомжей. Она прошла на другой конец крыши к последнему подъезду. Заглянула в пристройку. А вот здесь замок на люке отсутствовал. Да и сам люк открыт. Подозрительно? Да мало ли, кто мог его открыть. Она по-прежнему не чувствовала присутствия чужих. Ментальный фон был ровным. Нарушение статики столь явно заметное в прошлый раз, теперь практически не чувствовалось. Но все равно ощущение было гадостное, словно что-то она не заметила, упустила какую-то деталь. В любом случае проверять придется. Мутации «муравьев» настолько разнообразны… кто знает, может быть эти научились мимикрировать. Эх! Чтоб ей было сразу не взять их в оборот. Не ушли бы голубчики. Хотя… неудачный опыт последней ликвидации, сделал ее более осмотрительной. Она понимала, что просто следовала инструкции, запрещавшей атаковать неизвестного врага в одиночку, да еще и без оружия. Поступила правильно. «Зачем же ты сейчас приперлась, подруга? — говорил ей внутренний голос. — Все равно ведь нарушаешь. Да и некстати будет прирезать кого-нибудь у Никиты в квартире… что с ним потом делать?» Послав внутренний голос куда подальше, Мила извлекла из сумки ножны с серпами и аккуратно закрепила их на груди. Эти нехитрые действия прибавили ей уверенности и она уже не колеблясь спустилась на седьмой этаж. Остановившись перед обитой черным дерматином дверью Никитиной квартиры, она еще раз прислушалась, затем представив себе простенький замок сделала в воздухе вращательное движение пальцами. Один оборот, второй оборот… с силой потянула за ручку двери и мгновенно отскочив выхватила из ножен серпы. Ничего. Она сунула один из серпов обратно в ножны и вошла, ежесекундно готовая запустить инверсию. Не поворачиваясь к коридору спиной, на ощупь прикрыла за собой дверь и задвинула щеколду. Пустая квартира встретила ее тишиной, нарушаемой лишь звуком капели из неисправного крана в ванной. Мила заглянула туда, затем на кухню и в левый угол комнаты, который не было видно из коридора. Вышла на лоджию. Пусто. Она сунула в ножны второй серп и вернулась к входной двери. Склонилась над замком и закрыв глаза, чтоб не мешал свет, глянула на него внутренним взглядом. На замке, щеколде и ручке двери флуоресцентно светились отпечатки пальцев. Вот Никитины, вот ее собственные… ага, вот они чужие… и светятся как-то по-особому. Судя по яркости, сегодняшние. Так… вот один урод… вот второй урод. Двое входили в квартиру… видимо, сразу после ее ухода. Даже не маскировались с-суки! Дверь открыли, видимо, отмычкой. Что им было здесь надо? Раз! Отпечатки пальцев неведомых супостатов фотографически отпечатались в мозгу. Маловероятно, что пригодится… но так, на всякий случай. Теперь снова в комнату.

30
{"b":"133790","o":1}