ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дом стоял прямо за кинотеатром, торцом к дороге. С двух сторон его охватывала подкова леса. Почти во всех окнах уже горел свет. По расчетам Никиты, шестьдесят первая квартира располагалась в четвертом подъезде на четвертом же этаже. Он обошел дом. Дверь подъезда была гостеприимно открыта, свет на площадках отсутствовал. Окна нужной ему квартиры блестели чернотой. Неумело застекленный балкон-скворечник, имел совсем не жилой вид. Никита начал сомневаться в успехе своей миссии. Чертыхаясь и держась за перила, он поднялся по темной узкой лестнице на четвертый этаж. Номера квартир в темноте было не разобрать. Никита достал мобильник и подсвечивая им как фонариком выяснил, что искомая квартира — крайне левая, как он и предполагал. Не представляя себе, что он скажет, если ему откроют дверь Никита вдавил кнопку звонка. Звонок отозвался простым без изысков, громким дребезжанием, знакомым еще с советских времен. Полминуты ожидания не выявили никакой реакции за дверью. Он позвонил еще раз и сразу же присев на корточки, прижал ухо к замочной скважине. То ли ему показалось, то ли на самом деле послышалось легкое шуршание. Да нет… померещилось наверное… Он нажал на звонок в третий раз, уже скорей, для очистки совести. Смешно ведь предполагать, что если не открывали на первые два звонка, то откроют теперь.

Никита растерянно стоял на темной лестничной площадке и чувствовал себя полным мудаком. Явился, называется! А на что он, собственно, надеялся? Что опасная преступница — убийца шести человек, в ожидании его сидит дома и вышивает крестиком? А если и сидит, с какой стати она станет ему дверь открывать? Чтобы чаем-водкой напоить? Мила наверное даже ругаться не станет, а просто посмеется над растяпой, вообразившим себя крутым следователем, способным вершить дела в одиночку. Да с какого перепуга он решил, что Алена вообще имеет ко всему этому отношение? Хотя… Слишком много совпадений! Ну не может она быть совсем уж не причем, ведь в тургруппе была. А вдруг в квартире те, пропавшие без вести подростки? Ну и что теперь делать? Не ломать же дверь. Рука сама непроизвольно потянулась к кнопке звонка соседней, шестьдесят второй квартиры.

— Кто там? — послышался из-за двери шепелявый старушечий голос.

Никита застыл с поднятой рукой, звонок нажать он так и не успел. Звука шагов тоже не слышал. Выходит старушенция все это время стояла за дверью, наблюдала за ним в глазок. Так вот где на самом деле шуршало. Хотя… что толку смотреть в глазок, если на площадке темно и ни черта не видно. Ну значит подслушивала, старая ведьма, с самого начала, с первого звонка, иначе придется принять версию, что она телепортировалась к двери прямо с дивана.

— Э-э… Милиция! — неубедительно соврал Никита. — Откройте пожалуйста поговорить надо.

— А документ есть?

— Ну… конечно! Откройте, покажу…

— Под дверь просунь, я и посмотрю.

— Да я как бы… не имею права…

— Нет у тебя никаких документов! — отрезала бабка, — Иди отсюда ворюга! Сейчас в милицию позвоню! Живо в кутузку загремишь!

— Да мне просто надо узнать про вашу соседку… — Никита несколько растерялся от такого напора. Внушать бабке через закрытую дверь он не мог.

— Вот в милиции тебе все и расскажут! — разошлась старушка. — Фармазонщик! Шлындают тут по ночам, ищут пустые квартиры… ворюги! Милиция-я? Милиция! — визгливым голосом закричала она, похоже уже в телефонную трубку.

«Прошмандовка старая!» — раздраженно думал Никита, поспешно спускаясь по темной лестнице, каждую секунду рискуя оступиться и полететь вниз по ступенькам.

Да… следовало признать, что его миссия провалилась самым позорным образом. Мыслей в голове не было никаких. По-крайней мере, конструктивной, не было ни одной. Сплошное самоедство. «Может отказаться, от всего?.. — обреченно думал он, — Ну его на хрен… браслет ихний… деньги ихнии… долголетие там… что еще? Не тяну я… нашли тоже мне Наблюдателя, говна-пирога! Неудачник чертов! Эх Мила, Мила — подвел я тебя! Не того ты выбрала в напарники! Не того…»

Рассуждая таким образом, он уныло брел вдоль дома. На краю неба, во всю догорали остатки заката. Уже светилась луна и проступили звезды. Никита пересек Цветной. Слева от него был шумный, переливающийся огнями, гриб ресторана, справа кинотеатр. Он последний раз оглянулся на злополучный дом, сунул руки в карманы джинсов и с независимым видом двинул через лесок, по направлению к улице Ильича. Под рестораном стояли две машины-иномарки, в темноте не разобрать какие. Дверки были открыты настежь, в салоне одной громко бухала музыка. Четверо парней стояли возле машин и живо что-то обсуждали. Судя по излишне громким возбужденным голосам, обилию матерщины и поминутным взрывам смеха, они уже были на изрядном градусе веселья. Очевидно посещение ресторана не удовлетворило их потребностей, и банкет требовал продолжения. Никитой они не заинтересовались, зато обратили внимание на спешащую мимо них девицу. Ржание смолкло, несколько секунд они что-то обсуждали, а затем один поспешил ей вдогонку. Следом неторопливо пошел второй. Уже миновавший было их, Никита, оглянулся. Первый парень обогнал девицу и загородил ее дорогу. Та испуганно остановилась.

— Такая красивая девушка, а гуляет одна… — незамысловато начал нежданный кавалер, — тебе наверное скучно? Не хочешь развлечься? Пойдем к нам… у нас весело!

— Чего надо? — спросила девчонка и попыталась его обойти. Но он опять загородил ей дорогу. Подошел второй.

— Ну что? — спросил он.

— Да вот… — фальшиво опечалился первый, — не хочет идти… брезгует нашей компанией.

— Я не брезгую… — начала оправдываться девчонка, — я тороплюсь… меня ждут… мне правда надо… меня ждут! — повторяла она.

— Ва-ася! — укоризненно сказал второй первому. — Ты напугал девушку! Поэтому она и не хочет к нам идти! Простите моего друга… — обратился он уже к девице. — Неужели вы нас боитесь? Мы что, похожи на хулиганов? Мы не сделаем ничего плохого. Просто хотим немного побыть в вашем прекрасном обществе! Выделите нам десять минут… выпьем по баночке пивка и пойдете себе по своим делам. А нам будет приятно!

— Ну, если только десять минут… — начала сдаваться девица, голос ее дрожал, — я в самом деле тороплюсь… меня мама будет ругать… — выдала она последний аргумент, который впрочем не произвел на парней никакого эффекта.

— Конечно! Десять минут и все! — обходительный парень, слегка приобняв ее за талию, подтолкнул к машинам. Она неуверенно пошла. Деваться ей было некуда. Второй парень шел с другой стороны и чуть сзади, а вокруг ни одного прохожего за исключением медленно удаляющегося Никиты.

— Меня Игорь зовут, — продолжал свой охмуреж обходительный, — а вас?

— Алена… — неуверенно отвечала девчонка, — может я все-таки пойду… мне правда надо.

Никита остановился.

— Алена! Какое красивое имя! Правда, Вась? — заливался соловьем обходительный, продолжая ее подталкивать. — Девушка красивая и имя у нее красивое — Алена! Аленушка!

Никита молча наблюдал скрытый тенью большой березы. В нем боролись противоречивые чувства. С одной стороны атавистическое, старое как мир чувство самосохранения — тебя не трогают и иди себе своей дорогой, может, они и правда ее через десять минут отпустят. С другой стороны, порожденное моралью чувство справедливости — защитить слабого. Не верил он, что ее отпустят… даже отсюда чувствовал их мысли. Парни похоже совсем соскочили с резьбы, решили поразвлечься на полную катушку. А девчонка-то юная совсем… Алена… неужели опять совпадение?

Действие меж тем развивалось стремительно. Когда Алену подвели к машинам, из правой — здоровенного старого «Кроуна» вылез еще один парень. Он предложил ей что-то, показывая на открытую дверцу, очевидно сесть на свое место. Девчонка заартачилась. Парни обступили ее… с плеча ловко сняли сумочку и закинули в машину. Чувствуя себя не то камикадзе пикирующим на авианосец, не то Матросовым падающим на амбразуру, Никита направился к ним.

— Что тут происходит? — спросил он нарочито недоуменным тоном. — Аленка! Ты где была, я тебя целый день ищу! Ты зачем телефон отключила?

32
{"b":"133790","o":1}