ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никита пожал плечами, мол, когда учить-то было.

— Ну я не знаю… — Рита всплеснула руками. — Ты чего на них полез с голыми руками? Кто ж в инверсии голыми руками-то машет? Все ж кости себе переломаешь… Сколько их было?

Никита опять пожал плечами. Подумал, что наверное это скоро станет его любимым телодвижением.

— Не знаю… не помню… человек пять или шесть…

— Ну… всего шесть ублюдков… Да если б у тебя в руках была хотя бы самая простая штакетина, ты б за милую душу отдубасил бы всю банду. — Рита замолчала. Поставила пустую кружку, на столик рядом с тахтой. Встала, прошлась по комнате. Вернулась к Никите и сказала глядя ему в глаза. — Милка всю ночь возле тебя просидела… вытаскивала… Думаю если б не она, точно бы кони двинул… крепко тебя приложили по башке… и не раз… гематома большая была. Правило пятнадцати минут на тебя пока не распространяется… браслет слишком мало носишь. Слушай… — она подошла к окну и отдернула трепещущуюся штору, — я вот еще чего понять не могу… почему ты не внушил им ничего? Ты же Наблюдатель. Наблюдатель!!! А это простые людишки — отбросы, мусор! Почему не послал их всех строем пойти и утопиться, скажем, в канализации?!

— Я… я не знаю… растерялся как-то…

Рита не нашла слов в ответ на такое признание, а от избытка чувств только хлопнула себя по бедрам, плотно обтянутым голубыми джинсами.

— Да и не мог я, не успевал… они же сразу всем скопом полезли… а я еще не могу так быстро… мне сосредоточиться, время нужно. — Никита пристыжено прикрыл глаза. — Кстати, о времени… который сейчас час?

— Время-я? Да уж времени мы с твоей помощью просрали достаточно! Четыре часа дня уже.

— Слушай, Рит… — Никита заворочался на тахте, — мне бы надо подняться…

— Зачем это? — подозрительно уставилась на него Истинная.

— Хм… зачем… в ватерклозет, к примеру.

— Ну… не знаю… да ты и не дойдешь наверное… вон кружку ко рту поднести не можешь. Может тебе баночку какую-нибудь принести? Да не стесняйся, я выйду.

— Вот еще! — Никита почувствовал, что краснеет. — Что я тебе, калека что ли?

— Калека и есть, — усмехнулась Рита, — посмотрел бы на себя! Крас-сава!

Она все-таки помогла Никите подняться с постели. Однако не успели они сделать и пары шагов, как закружилась голова, к горлу подкатила тошнота, в глазах потемнело. Рита усадила его обратно на тахту. Вопросительно посмотрела.

— Ладно… — сдался Никита, — неси свою баночку…

****

Мила появилась, когда солнце уже явственно начинало катиться к закату. Она хлопнула дверью, зашумела чем-то в коридоре и вихрем ворвалась в комнату. Рита, расположившаяся в кресле у окна, отложила книжку которую читала перед этим, а Никита скосил на Милу глаза и виновато улыбнулся, хотя ему казалось, что приветливо.

— Ну, как состояние больного? — бодро спросила Мила. Она бесцеремонно откинула простынку и принялась разглядывать Никиту, на котором из одежды, если не считать бинтов, оставались одни трусы. Повернувшись к Рите, и бросив выразительный взгляд на ее сомнительную кофтюшку, она добавила. — Я там еды купила, сооруди, сестрица, что-нибудь пожрать, пожалуйста… а то сил уже нет!

Рита понимающе усмехнулась и вышла из комнаты.

— Как ты? — Мила присела рядом с Никитой и наклонившись, быстро поцеловала его в запекшиеся губы. — Вижу, вижу! Разительное отличие от того полутрупика, что был здесь вчера… — она повела рукой вдоль его тела, легко, еле заметно касаясь пальцами, всматриваясь время от времени. — Хорошо реагируешь на бальзам… даже удивляюсь… смотри-ка, опухоли, кровоподтеки спадают прямо на глазах, ссадины заживают, вон даже синяки уже рассасываться стали. — В завершении осмотра Мила деловито оттянула резинку его трусов, заставив стыдливо поежиться, и внимательно посмотрела туда. — И здесь порядок, — удовлетворенно констатировала она. — А вчера было… синячище… мама родная! Я уж думала, ты мне больше не пригодишься… Хорошо, хоть повреждений внутренних органов нет… значительных… кроме мозга… Но судя по всему, он тебе не сильно-то и нужен!

— Ой! — наконец выдавил из себя Никита, — Не начинай, пожалуйста! Мне тут Рита уже два часа… объясняет какой я никчемный мудак, позорю Службу.

— Да-а? — усмехнулась Мила. — Ну в целом верно, если принять определение, что мудак — это человек совершающий неверные действия по неверной схеме, да еще пользуясь неверными сведениями.

— Насчет сведений не согласен… они не неверные, а просто недостаточные… — Никита погладил ее по руке. — Спасибо, что вытащила! И это… извини, пожалуйста, что так получилось нелепо… Вроде как, подвел тебя…

— Меня-то ладно… — вздохнула Мила. — Ты себя чуть не подвел… вот представь, опоздала бы я еще на десять минут…

— Да, кстати… — встрепенулся Никита, — откуда ты вообще узнала, где я был? Я вроде не оставлял никаких координат.

Помедлив несколько секунд Мила, указала на телефонный аппарат стоявший на полу, в углу возле двери.

— Как это не нелепо, но тем не менее… позвонили по телефону… по вот этому вот… и сообщили, что тебя убивают возле Поганки… и если мы очень не поторопимся, может и совсем убьют. Не знаю почему, но я как-то сразу в это поверила… В общем подорвались мы с Риткой, проверять ничего не стали… поэтому доехали быстро. Успели, как видишь.

Никиту словно обдало холодом, даже мурашки поползли по телу. Вновь это ощущение рыбки в аквариуме. На тебя смотрят со всех сторон, а тебе и невдомек. Неведомые силы извне, могут по своему желанию насыпать корма, а могут и выловить сачком. Он сглотнул образовавшуюся во рту вязкую слюну.

— Вот так вот взяли и позвонили? И что… тебе это не кажется странным? Кто мог позвонить?

— Вот так вот взяли и позвонили… — повторила за ним Мила, — Представь себе, мне это кажется странным… и очень, очень мне интересно — кто бы это мог быть?… Потому как, есть у меня к этим доброжелателям парочка вопросов! Да-а!.. Я-то, наивная чукотская девочка, думала квартирка чистая…

Повисла пауза. Мила встала и нервно прошлась по комнате. Из кухни гремела посудой Рита.

— А ты знаешь, кто собственно меня спас? — наконец спросил Никита. — Ну еще до того, как вы приехали…

Мила встала напротив него, засунув большие пальцы рук в карманы джинсов и покачиваясь с пятки на носок.

— Я разговаривала с той девкой… Аленой… — начала она. — Вчера, я взяла ее координаты… Ну вот… а сегодня мы с ней встретились. Она сказала — приехали вооруженные мужики… на мотоциклах… в шлемах… уложили всех рожами в землю…

— Правильно… — Никита помолчал подбирая слова, — только это не люди были… у них… короче, у того, что стоял возле меня, у него в башке пустота, понимаешь… черная совершенно! Не мыслей не эмоций… В общем Наставник говорил, что это основной признак…

— «…Муравьев…» — закончила за него Мила. — Бред! Зачем им тебя спасать? Ты их злейший враг!

— Они не спасали меня… — Никита скривился как от боли, вспоминая картину вчерашнего вечера, — им нужна была Алена! Они решили, что она «матка»… что я нашел «матку»! И если б так и оказалось, меня б тут же, без всяких разговоров пристрелили! Он же пистолет мне к виску приставил… Да вот не срослось… ну и ищи значит парень дальше… а мы за тобой посмотрим!

— Постой, постой… — перебила его Мила, — так это что получается?…

— Получается, они следят за мной с самого начала… Я видел одного из этих молодчиков еще когда познакомился с Николаевым… ну помнишь, журналист — знакомый Клима… я тебе рассказывал… Подумал еще тогда — ну и тупые эти байкеры — ни одной мысли в голове… а сегодня вот вспомнил…

— Бред! — повторила Мила. — Ну допустим… А с какого перепугу вы все решили, что эта Алена — «матка»?

Никита возбужденно стал рассказывать ей про файл Березина, про свои рассуждения и про то каким образом он пришел к подобному выводу.

— …в общем, она как бы тоже пропала без вести, только нигде об этом не упоминается! — закончил он свое сбивчивое повествование.

Они некоторое время молчали, глядя друг на друга. Потом Мила отошла к окну и закурила.

34
{"b":"133790","o":1}