ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Начальство колонии, понятное дело не афишировало странные болезни заключенных и надзирателя, и те спустя еще месяц сами успешно стали донорами паразитов, породив третью волну зараженных. Тут однако без смертей не обошлось, факты об охватившей зеков эпидемии все же вышли наружу и с некоторым опозданием стали известны Наблюдателям. Команда ликвидаторов прибыла в колонию. Однако буквально накануне, словно почувствовав неладное, пополнившаяся новыми членами, шайка антов совершила побег. Разумеется не без помощи братьев-контролеров. Перебравшись в Ростов, «муравьи» совершили ряд дерзких нападений на сотрудников милиции с целью захвата табельного оружия. Далее вооружившись таким образом, бригада Хамзи принялась бомбить коммерсантов, а вскоре войдя во вкус, совершила серию ограблений сберкасс в Ростове и Ростовской области, всякий раз похищая крупные суммы денег. Причем орудовала группа настолько организованно и слаженно, что несмотря на незамысловатость планов всякий раз умудрялась уходить от преследования правоохранительных органов. За лихость и наглость их и прозвали «Команчами». Впрочем, потери анты несли. Потому как действовали они крайне дерзко, не особо беспокоясь о жизнях отдельных членов группы. Впрочем не все жизни в банде ценились одинаково. Новые члены способные стать донорами, оберегались, в горячие места не совались или даже вообще не участвовали в налетах. Зато те кто выполнил свою функцию «размножения» до конца, совершенно не дорожили своими жизнями. Собственно у них ведь и не было больше своих жизней. Все они были лишь малыми частями единого целого. Однажды угодив во время одного из налетов в милицейскую засаду, они буквально проломились сквозь нее, застрелив трех милиционеров и оставив на месте боя четырех своих. Еще двое, стоя насмерть в арьергарде, погибли прикрывая отход своих братьев.

Таким образом, в тот раз, группа потеряла почти половину состава, однако сохранила активность и способность к регенерации. После этого побоища, Климонтович, который ранее довольствовался ролью стороннего наблюдателя и изучал деятельность группы с точки зрения научного интереса (вот жучара!), наконец изменил свою позицию. Было принято решение о ликвидации банды. Однако «муравьи» залегли на дно и несколько месяцев вели себя тихо. Был очевидно, что время потребовалось группе для восстановления своей численности, после понесенных крупных потерь. Это время было использовано Климонтовичем, для подготовки операции ликвидации. Он вместе со своей командой (на тот период четыре человека, включая его) буквально погрузился в криминальный мир Ростова, откуда в основном рекрутировала своих новых членов неуловимая банда, и постепенно вычислил ее наводчиков. Дальнейшее оказалось лишь делом техники. Была слита деза о том, что такого-то числа, в таком-то месте, инкассаторами будет перевозиться крупная сумма денег, предназначенная для выплаты зарплаты работникам крупного завода. Хамзя клюнул и организовал засаду в «заботливо» подсказанном удобном месте. В результате быстротечной операции, все анты были перебиты Истинными. Хамзю не принимавшего участие в схватке и скрывавшегося неподалеку, Климонтович попытался взять живым, для, как он пишет, изучения феномена «матки». Но тот успел застрелиться, когда понял, что его группы больше нет.

Что-то спать захотелось… сил нет глаза слипаются…

Климонтович в своем изучении организованных групп антов, большое внимание уделял их внутренней структуре и иерархии, которые в значительной степени определяли возможности и наклонности группы…

Глава 6

25 июля, суббота.

Мигающий желтый сменился на красный. Сверкающий на солнце, серебристый байк остановился у стоп-черты. Мотоциклист приподнялся на сидении и покрутил головой в серебристом же шлеме. Справа и слева от него, в четыре ряда напряженно застыли не успевшие проскочить перекресток машины. Красный тут горел долго, сзади непрерывно накапливались новые. Безветренный воздух казалось стал осязаемым, будучи сильно разбавленным выхлопами автомобилей и приобретя от этого сизый цвет. В зеленом Форде справа, заверещал мобильник. Толстомордый хозяин поднес его к уху. Непонятно, что он там услышал, но его вялое лицо вдруг стало испуганным. Он опустил боковое стекло и протянул телефон Мотоциклисту, не произнеся при этом ни слова. Тот, также не ничего не говоря и не выказывая признаков удивления, телефон принял и подняв лицевую часть шлема поднес его к уху.

Бесцветный, измененный голос сказал из трубки: «Где ты шаришься? Почему я должен тебя искать? Езжай на Бердское. Где-нибудь, неподалеку от Первомайки тормозни. Телефон пока не выбрасывай будь на связи.» Так ничего и не сказавший Мотоциклист, опустил стекло шлема, бросил мобильник в карман кожанки и газанул на кстати загоревшийся зеленый сигнал светофора. Серебристая Хонда, мгновенно набрав скорость унеслась вперед. Автомобили отчаянно сигналя, обтекали так и оставшийся стоять у стоп-черты Форд.

Когда Хонда сыто урча подкатила к заведению общепита под странным названием — «Хотей», телефон вновь зазвонил, завибрировал в кармане:

— Слушай внимательно… — как ни в чем не бывало, продолжил голос. — Степаныч со своими отморозками засыпался в конец. Займись им. Они не должны до него добраться первыми!

— Почему я? Я что ликвидатор?

— Ты знаешь почему! Потому что больше некому.

— Слушай Шкипер… тебе не кажется, что ты… заигрался, со всем этим?

— Дискуссия закончена! Я за все отвечаю! Если хочешь, потом можешь обжаловать, а сейчас будь любезен исполнять!

— Хорошо… — нехотя процедил тот, — данные…

— Сейчас они едут по Большевицкой и далее к Первомайке. Я им там забил стрелу. Черный «мерс» шестисотый… битый… узнаешь сразу. Номер с001 км. Все, звонить больше не буду… Мобильник этот выкинь. Да!.. еще не забудь сменить свой попугайский аппарат!

На дисплее высветилась надпись «окончание разговора». Мотоциклист хмуро посмотрел на нее, сплюнул под колесо и молча размахнувшись, со всей злости хватил телефоном об асфальт. Во все стороны брызнули детали корпуса и внутренности.

****

В этом сне Никита тоже летал. Но на этот раз, сон был светлый и радостный. Для того чтобы полететь, нужно было забраться на какое-нибудь высокое место — крышу здания или вершину горы и прыгнуть раскинув руки. На нем была какая-то одежда которая при прыжке распахивалась и позволяла планировать. Несмотря на то, что полет был быстрым до головокружения, приземление всякий раз оказывалось мягким и приятным, не всегда правда в том месте, в котором хотелось. Все это происходило на солнечном морском берегу, в который глубоко врезался неширокий заливчик. На одном его берегу расположился странный город со шпилями и невысокими зданиями, а на другом рыцарский замок с башнями и крепостными стенами. Вот через этот заливчик и планировал Никита в компании девушек и юношей, таких же как он летунов. Были еще какие-то мелкие подробности которые почти сразу забывали по ходу сна, менялись ландшафты, менялись люди вокруг. Постоянным было только ощущение радости и спокойствия.

Нарастающий шум. Непонятный… сразу не скажешь, то ли приближается поезд, то ли шумит водопад. А может, это поезд приближается к водопаду. Вспышка! Грохот! Сон ушел внезапно. Сознание вынырнуло, как голова из мутной воды — миг и вокруг уже явь. Только брызги разлетелись…

За окном шумел ливень. Сверкнула молния и с секундным опозданием оглушительно загрохотало. Где-то совсем рядом. Никита рывком сел на постели протирая заспанные глаза. Мила сидела в кресле напротив. На коленях у нее лежал забытый уснувшим Никитой, раскрытый ноутбук. На шум она подняла голову, оторвавшись от чтения.

— Привет! — улыбнулся ей Никита. — Что-то, как-то я уснул внезапно… Ничего себе какой ливень! Сколько времени?

— Ну и?.. — не отвечая на приветствие, Мила кивнула головой на дисплей ноутбука, — что за ерунду, ты здесь понаписал?

38
{"b":"133790","o":1}