ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну?

— Что ну? Потом они уехали… и все.

— Черт! Сейчас бы сюда опытного Наблюдателя! Мы бы уже все приметы ее знали! Но, блин, неужели «матка» ментальным воздействием владеет? Это что-то новое… Слушай, не даром ее «муравьи» ищут! Ну думай, думай! Что делать-то будем?

— Не знаю пока… все что мы имеем длинные рыжие волосы и серая или серебристая машина — иномарка. Что стоишь? Открывай дверки, сейчас файл глянем — были ли в тургруппе рыжие девки. Хотя, вроде, я и так помню, что не было…

— Ну, а теперь послушай меня… — сказала Мила, когда они сели в машину. — Попросила я мамашу показать Анькин компьютер… собственно ни на что не рассчитывала, просто, чтоб не лезли и тебе не мешали. И тут выясняется… позавчера к ним приходил мужик, представился из милиции. Рожа подозрительная, но предъявил документы, все как надо. Попросил показать вещи пропавшей… Начал плести, что сейчас в милиции практикуются эксперименты по розыску пропавших без вести при помощи экстрасенсов… и вроде даже какие-то успехи есть…

— Да я что-то читал про это… пробовали так делать… но по-моему особых успехов не достигли…

— Подожди! Слушай дальше! А дальше он, как и я, попросил осмотреть комп. Осмотрел и сказал, что в интересах следствия необходимо на время изъять жесткий диск, мол, на нем могут быть какие-нибудь данные, которые прольют свет и так далее…

— Ну логично, и что?

— А то! Что когда он снял винт и откланялся, Анастасия видела в окно, что на улице его ждал другой тип… На мотоцикле!!!

— Что? Ты хочешь сказать…

— Не хочу! — Мила тронула машину с места. — Очень не хочу! Но скажу… похоже, нас опять опередили. С мальчиком правда, они похоже пока не доперли. Но! Могли подкинуть жучков в квартиру… Смекаешь?

— То есть, все наши разговоры в квартире Чирук могли слышать «муравьи»? Слушай, а может у нас уже паранойя? Может это и правда был мент? А если… — Никита явственно представил себе серые, широко открытые глаза мальчика. — Останови машину! Надо вернуться… Мальчишка в опасности, если они слышали!

— И не подумаю, — спокойно ответила Мила выруливая со двора. — Чем ты ему поможешь? С собой возьмешь? А тех двоих?.. Или к каждому пацану часового приставишь? В опасности сейчас все! И помочь ты им можешь только в одном случае… Если быстро!.. сегодня, например, или в крайнем случае завтра, найдешь «матку»! Такой вот расклад… Так что думай Наблюдатель! А я пока поработаю твоим личным шофером. Ну?.. куда теперь вас доставить?

На этот раз Мила вела не спеша. Спокойно ехала по своей полосе почти не нарушая правил. Они добрались до площади Калинина, когда Никита встрепенулся в кресле.

— Алена!..

— Что? — повернулась к нему Мила.

— Я говорю Алена Вишняк! Она у нас единственная ниточка! Алена может опознать эту рыжую девку, если она была в лагере! Все остальные либо далеко, либо недоступны. Гони к ней! У тебя же телефон ее есть?… Давай я наберу!

****

— Ты уверена, что за нами никто не проследил? — спросил Никита подозрительно вглядываясь в заднее стекло, — …мотоциклисты эти хреновы, например…

Джипик свернул с улицы Терешковой и покатил по дорожке вдоль дома, к последнему подъезду.

— Обойдутся! — Мила заехала на площадку перед подъездом и заглушила двигатель. — Думаешь, зря я что ли неслась, как в бампер укушенная?

— Да-а… — согласно протянул Никита, — Желание ездить с тобой, теперь долго не возникнет. Тебе бы в «формуле один» участвовать! Не подумывала над этим? Кстати, этот комплекс девятиэтажек, по иронии судьбы, раньше называли «муравейником». Здесь была самая большая плотность населения в Городке.

— Экскурсовод, блин, — она вытянула из пачки сигарету. — Звони Аленке, пусть выходит… Чего смотришь? Подниматься не будем, вдруг у нее тоже прослушка… лучше на улице поговорим.

— Маньячка! — улыбнулся Никита доставая мобильник, — И на Богданке-то неизвестно, была прослушка или нет. А к Алене «муравьи» вообще интерес потеряли узнав, что она не «матка».

— Много ты знаешь, к кому у них какой интерес… — Мила приоткрыла дверку машины и щелкнула зажигалкой прикуривая. — Погода портится, того и гляди снова ливанёт.

Алена взяла трубку сразу, словно стояла у аппарата. Не споря, согласилась спуститься и поговорить. Спустя полминуты, она уже вышла из подъезда. С тревогой посмотрела на вновь сгущающиеся тучи. Мила помахала ей рукой. Девушка приветливо улыбнулась, махнула рукой в ответ и обходя лужи, направилась к машине. Одета она была по-домашнему, в цветастый ситцевый халатик и тапочки. Длинные распущенные волосы струились от порывов ветра. Открыв дверку Никита вылез из салона навстречу и улыбнулся ей. Она просияла в ответ. Никита по светящимся в ее голове эмоциям, видел, что она и в самом деле рада ему. Смешно поздоровались. Алена сама сунула свои ручки ему в ладонь:

— Как хорошо, что вы не сильно пострадали из-за меня! Я думала эти звери вас убьют. Я так испугалась тогда! У вас вся голова была в крови. А сейчас гляжу, — она удивленно подняла бровь, — и следов почти нет.

— Да так, пустяки, — поспешил увести разговор от опасной темы Никита, — пара царапин… уже зажили. У нас возник вопрос к вам… Вспомните, пожалуйста, там в лагере… были девушки, ну или женщины с рыжим цветом волос. Причем, не каштановым, а конкретно — медно-рыжим! Вы не торопитесь, подумайте.

— А что мне думать, — удивилась Алена, — это Элька, дочка начальника лагеря! Только она не из Н-ска, а из Томска.

И Никита, тут же увидел эту Эльку. В разных вариантах, ее образ замелькал в голове Алены. Высокая стройная девица, лет семнадцати-восемнадцати, с волосами цвета меди и чертами лица напоминавшими актрису Николь Кидман. Она! Никаких сомнений, в машине на Богданке, увозившей из дома Аню Чирук, сидела она. Тем не менее Никита переспросил:

— Вы уверены? других рыжих там не было?

— Да что вы! Там и так народу-то немного было, а девочек вообще мало! А с Элькой мы подружились, классная такая девчонка, заводная! С нами сплавлялась по речке. Она каждый год на лето в лагерь с отцом приезжает. Когда разъезжались, мы с ней обменялись е-майлами, потом переписывались весь год. Она этим летом, даже в гости собиралась ко мне приехать… да я сказала, что уезжаю в Москву поступать. Вот видите, как поступила… — Алена виновато потупила глазки, хотя в мыслях никакого раскаяния у нее не было. Тут же спросила:

— А почему она вас заинтересовала? Кстати, она звонила мне недавно…

Сердце гулко стукнуло в груди и забилось чаще. Краем глаза Никита заметил, как напряглась Мила, подобравшись как пантера перед прыжком.

— Звонила? — он старался не показать своего волнения. — Интересно… И о чем вы с ней разговаривали?

— А мы не разговаривали. Я же дома сейчас не живу. Зашла тут как-то за вещами кое-какими. А у нас телефон с определителем номера. Я проверила кто звонил, а там ее номерок висит… Я перезванивать в тот раз не стала, поздно было уже, да и Тима меня ждал — это мой парень. А потом забыла…представляете память? Вот вы сейчас меня про нее спросили, я и вспомнила.

— Отлично, отлично! — Никита задумчиво потер переносицу, изображая важного следователя. — Нас интересует любая информация, связанная с ней. Все что вы помните… фамилия, адрес, телефон. Мы, конечно, и сами все это можем установить… но время знаете ли.

— Да, пожалуйста! Фамилия у нее Новицкая… Это точно — Эльвира Новицкая… а остальное у меня в записной книжке… дома. Я ж не знала, о чем вы меня спрашивать будете.

— Дома тут? — уточнил Никита. — Или дома там, на Цветном?

Алена несколько смутилась.

— Подождите, кажется у меня на мобильнике есть… Сейчас гляну… — она извлекла из кармана халата, маленький телефон-раскладушку. Открыла и защелкала блестящим ноготком по серебристым клавишам. — Нет, к сожалению… — подняла она разочарованное лицо, — наверное, я забыла занести. Я точно не помню, в какую книжку это записывала… В старую или уже в новую. Сейчас… схожу, посмотрю?

47
{"b":"133790","o":1}