ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сутулый успел подняться. Все-таки, он был очень быстр. Доли секунды он глядел на врагов, словно оценивая ситуацию. Пистолет в его руке, бессильно щелкнул открыв ствол, обойма была пуста. Он швырнул оружие в сторону и злобно осклабившись рванул на груди рубаху, упав на колени. Неторопливо приближающийся к нему Ким недооценил ситуацию. В руке сутулого, невесть откуда появился клинок, которым он двумя молниеносными движениями распорол себе живот, сначала от паха до груди, а затем справа налево. Захрипел заваливаясь на бок, но удержался и поднес окровавленный кинжал к горлу. Не успел. Подскочивший Ким, пинком выбил клинок у него из руки. Сутулый рухнул на землю, судорожно суча ногами, пополз в сторону, волоча за собой, вываливающиеся из распоротого живота внутренности.

Подбежала запыхавшаяся Мила. Комбинезон ее, с ног до головы, был перепачкан кровью. Маску она успела стянуть — слипшиеся от пота волосы торчали вихрами. Ким оторвал взгляд от корчащегося в пыли тела и хмуро посмотрел на нее:

— Успел, гад, себя покоцать… Недооценил я его! Но ничего, сейчас коктейлю вколю, поживет еще немножко. Глянь сюда… — он наклонился и рванул цепь на шее сутулого. Во все стороны запрыгали, покатились черные браслеты. — Прикинь, коллекция! У вас как там, все нормально?

Мила не отвечала, лицо ее было словно замороженным, без всякого выражения. Из дома раздались одиночные выстрелы. Истинные тревожно посмотрели в ту сторону.

— Что там еще? Иди-ка проверь… я с этим пока разберусь, — Ким присел рядом с сутулым, нашаривая в кармане комбинезона миниаптечку.

В доме все было залито кровью, кругом на полу, разводы на беленых изрешеченных пулями стенах, даже потолок весь в бурых пятнах. Валяющиеся друг на друге тела еще дергались в агонии. Между ними, шлепая подошвами по кровавой луже ходила Рита, вооруженная подобранным тут же пистолетом. Ствол к голове… ба-бах… Еще один ант, дернувшись в последний раз испустил дух. Хлюп, хлюп… следующий… ба-бах…

Тело Никиты, освобожденное от пут, Рита подтащила к стене и оставила в полулежащем положении.

— Ну? — сходу выпалила подоспевшая Мила. — Что с ним?

— Плохо… — хмуро буркнула Рита, оторвавшись от своего дела, — отрублено левое запястье… с браслетом… Три проникающих ранения в грудь… два на вылет… легкое пробито, по-моему одно в сердце. Еще ему вкололи какую-то дурь… Короче когда я до него добралась, он уже хрипел… язык запал. Ну язык положим, я вытащила. Но… потеря крови колоссальная… в общем сестра…

Не слушая ее больше, Мила упала рядом на колени, прямо в хлюпнувшую кровавую лужу, наклонилась над ним, зашептала в посиневшее лицо:

— Никита, миленький, ты живой? Не умирай, родненький… потерпи чуть, чуть! Тебе помогут… ну чуть, чуть потерпи! Дышать здесь нечем… На воздух его вытащим…

— Пульса нет… — Рита растерянно смотрела на потерявшую самообладание подругу.

— Я сказала на воздух!!! — в бешенстве крикнула ей Мила.

Та обиженно пожала плечами: «Чего орать-то?» И подхватила Никиту под левую руку. Мила взялась за правую и они вдвоем вытащили его тело во двор. Положили в прозрачной тени уцелевшей яблони. Мила моментально стащила с себя комбинезон, оставшись в трусиках и майке, скатала его и засунула Никите под голову.

— Воды ему надо… — бормотала она, сжимая ладонями его щеки, — бинты где? Лекарства? Кровь нужна! Какая у него группа? Коктейль надо вколоть. Черт! Черт! Да где же помощь? Где все? Сволочи!

— Да не бесись ты… — спокойно сказала ей Рита. Она стояла рядом, сунув руки в карманы комбинезона, с угрюмым видом, ковыряя землю носком своего высокого, шнурованного ботинка, — не помочь ему уже… умер он… не видишь что ли? Не поможет коктейль… Если б хоть браслет на нем был…

****

Пыля по проселку, к дому подкатили две машины. Уже знакомый «лексус» и следом здоровенный джип. Захлопали дверки. Пассажиры высыпали наружу и молча направились к месту схватки. Их встречал хмурый Ким. Кивнули друг другу головами, здороваясь.

— Ну что, жив он? — сходу спросил Андрей.

— Кто? — не понял Ким.

— «Матка»!

— А-а… — протянул Истинный, — Жив пока… Вон лежит, — Ким мотнул головой, показывая.

— Э… это что, вы его так?! — удивленно вскинул брови Аркадий Иванович, останавливаясь над ворочающемся на грязном брезенте, в каше из собственных внутренностей, телом.

— Сам себя… Не успел я малость…

— А остальные?

— Там, — неопределенно сказал Ким, махнув рукой в сторону дома. — Кстати, если что-нибудь кушали, в дом заходить не советую… обратно может попроситься…

Андрей внимательно посмотрел на него и ничего не ответив повернулся к своим спутникам:

— Займитесь… — он кивнул головой на тело, — надо чтобы он прожил еще, как минимум минут сорок — час… пока вся их группа не соберется.

Черноусый оторвался от бормочущей рации:

— Трое мотоциклистов только что прибыли… Их встретили ребята… Порядок! — пояснил он, поймав вопросительный взгляд Андрея.

Аркадий Иванович, присел рядом с сутулым, поймал его безумный, полный мучительной боли взгляд:

— Ну что, Костик? Добегался? Что ж ты натворил, друг ты мой ситный? Что говоришь? — он наклонился к самому его лицу вслушиваясь в неразборчивое ответное хрипение. — Падлы мы? А-а… Козлы и суки?.. Ну что ж Костик, ты всегда был грубияном. Вколите ему обезболивающее, что ли…

Андрей, с еще двумя спутниками, меж тем направился к девушкам. Мила так и сидела в безучастной позе, что-то бормотала, прижимая к груди голову Никиты и тихонько раскачиваясь из стороны в сторону. Рита сидела рядом на крыльце дома. Она спустила верхнюю часть комбинезона и теперь пыталась самостоятельно перевязать ссадину на предплечье, время от времени, сумрачно поглядывая на вновь прибывших.

— Помочь чем-нибудь можно? — спросил ее Андрей, показывая рукой на Никиту.

При звуках его голоса, сидевшая к ним спиной, дотоле безучастная Мила, резко развернулась. Глаза ее расширились от удивления.

— Климонтович?!.. так ты живой? — она осторожно опустила голову Никиты на тряпичный валик, и медленно стала вставать, удивление в ее взгляде быстро менялось на ярость. — Помочь говоришь? Так ты, значит, все продолжаешь свои эксперименты, ученый херов? Ты его подставил? Подставил, да? Сволочь!

Она вдруг подхватила с крыльца, один из лежащих там серпов и шагнула к нему. Климонтович изменился в лице, но не отступил. Вовремя подоспевший Ким заступил ей дорогу, хватая за руки, а Рита сзади повисла на плечах. Вдвоем, они вырвали у нее клинок и оттеснили в сторону прижав к стене дома. «Успокойся дурища!.. — хрипел Ким, с трудом сдерживая рвущуюся у него из рук девушку. — И так делов наделала, не прохлебаться!.. Да быстрей ты, корова! — заорал он на Риту, судорожно роющуюся в аптечке в поисках подходящего шприц-тюбика. Та наконец нашла и подскочив к ним, одним махом вколола иглу в плечо своей подруге. Мила еще некоторое время сопротивлялась, но после второго укола, на этот раз в шею, охнула и обмякла в руках Кима. Он оттащил ее к крыльцу, усадил, прислонив спиной к стене и отпустив отошел на шаг, опасливо поглядывая. Из-под прикрытых глаз девушки, ручьем текли слезы, она и не пыталась их вытирать.

— Экая нервная барышня!.. — процедил Климонтович, но поймав злобный взгляд Кима, осекся. — Посмотрите, что можно сделать, — сказал он своим спутникам, кивнув головой в сторону Никиты и развернувшись на каблуках пошел прочь.

****

— Что там за сцена была? — поинтересовался Аркадий Иванович, когда «лексус» еле слышно ворча двигателем, стал сдавать задом, выруливая из тупика.

— Да… — Климонтович раздраженно махнул рукой и потянул из пачки сигарету. — Никаких нервов уже не хватает… Я закурю, вы не против? — он вдавил кнопку прикуривателя.

— Да кури, мне-то что…

— Говорил я… — продолжил он, нервно затягиваясь, — чтоб не посылали именно эту группу на ликвидацию… Блин, ну пошлите вы любую другую… Их кроме этой, здесь три штуки сейчас. Нет! Этих и все! Вы ж знаете, как с Кругом договариваться… Если упрутся рогом — все! Они ведь там недовольны… им видите ли не раскрыли всех деталей операции…

65
{"b":"133790","o":1}