ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На вокзале? Из камеры хранения? — растерянно повторял Никита, не в силах сходу понять ее экспрессивный монолог, — А завтра нельзя забрать что ли?

— Да уж!.. — она сжала кулачки, — У меня встреча в первой половине дня, а потом еще одна. На ней я уже с этой штуковиной должна быть. А я никак не успеваю. Черт! И попросить некого забрать, у всех свои дела… Ни одной собаки в офисе не будет!

— А я? — спросил Никита, сообразив, что это не просто повод для завтрашней встречи с Милой, но твердая гарантия, что последняя состоится. — Я что, хуже собаки? Меня попроси. Что там надо забрать?

— Ой, правда, Никитка! — Мила посмотрела на него с надеждой. — Ты мне поможешь? Заберешь? Там сумочка одна, а в ней лэптоп и мульки разные.

— Ну, что ж, делать? Хоть я и не люблю рано вставать, — Никита притянул ее к себе и прошептал в ухо, — но ради тебя…

Они стояли и целовались, когда затрезвонил телефон, притаившийся на полочке для обуви под ворохом бесплатных газет. Черный допотопный аппарат с диском, оставшийся еще от матери. Долго выносить его дребезжащие вопли было невозможно и Никита, с трудом отлепив себя от Милы, снял, наконец, трубку.

— Такси прибыло, — бодро доложила на другом конце провода тетка-диспетчер, — вишневая семерка.

— Хорошо, спасибо, — Никита положил трубку, и обернулся к Миле. Та, уже наматывала ремешок босоножки вокруг изящной голени.

— Вишневая семерка, — передал ей Никита слова диспетчера.

— Да хоть черешневая! — Мила небрежно махнула рукой, — Не промахнусь.

Она, наконец, справилась с ремешками и выпрямилась, уже вполне по-деловому глядя на Никиту.

— Завтра позвоню утром, проинструктирую тебя подробно. Заодно и разбужу, чтоб не проспал, лежебока.

Уже в дверях в дверях она внезапно спохватилась.

— Вот молодец! Чуть не ушла! Ключ же я тебе забыла отдать! — она опять принялась лихорадочно рыться в сумочке, — отойди со света, не видно.

— Какой ключ?

— Да от камеры же, хранения ключ… как бы ты ее открыл… без ключа-то?

— Так она автоматическая что ли?

— Нет, блин, ручная! А вот он! — она, наконец, достала ключ с пластмассовым ушком, — На, держи, не потеряй! Все, сладкий мой, я побежала! Не провожай. Пока-пока! — она зашла в лифт и прежде чем нажать кнопку первого этажа, показала Никите два пальчика в виде буквы V, при этом несколько раз их согнула в знак прощания. Двери лифта сдвинулись, и он с гудением пополз вниз.

Заперев дверь, Никита поспешил на лоджию. Внизу у подъезда сгрудились в темную кучу автомобили, владельцы которых экономили на платной стоянке. Напротив подъезда торчала та самая семерка, с желтым таксишным огоньком. Мила выпорхнула из подъезда, грохнула железная дверь за ней. Она быстрым шагом обошла машину, и прежде чем сесть рядом с водителем глянула вверх и помахала Никите рукой. Он помахал ей в ответ. Хлопнула дверка и «жигуль», ворча мотором, попятился, выезжая из царства спящих машин.

Никита проводил взглядом удаляющееся такси и вздохнул. Воздух был теплым, дул слабый ветерок. Все небо светилось от звезд.

Ну, вот и все, упорхнула, как и не было, остался только легкий запах сигаретного дыма, да мимолетный аромат ее духов. Смятая постель, да чашка с пеплом и окурками. Никите стало как-то грустно. Побродив бесцельно по квартире, он подсел к компьютеру — отчего-то захотелось сохранить свои путаные мысли. Открыл новый файл. Подумал, как назвать, и ничего не придумав, набрал: «111». Потер лоб. Экран слегка плыл перед глазами. Все-таки, налегал на коньяк в основном он…

«Понедельник

Не знаю, как назвать, сие творение… дневник? Сроду не вел дневники… Пусть будут просто записи… мысли.

Сегодня моя жизнь выкинула небывалый фортель, я встретился с замечательной девушкой, которую зовут замечательным именем, Мила (если не врет, конечно, документы я не проверял:)). Я понятия не имею, что она нашла во мне, и почему решила со мной познакомиться… я в полном недоумении… Могу только сказать, что эта девушка, практически — мой идеал. Я понимаю, что это все не так просто… такого просто не бывает… Она слишком хороша для меня… произошедшее слишком напоминает какой-нибудь нелепый фильм, про Золушку, только в мужском варианте. Боюсь, карета превратится в тыкву. Кто ты, Мила?

Мы занимались с ней любовью… я даже и не помню, когда мне было так хорошо в последний раз? Да и было ли, когда-нибудь?..

Как я пьян! Что-то я совсем окосел, а был вроде ничего…

Вот еще что… у девчонки аномальная силища… когда она меня прижала. Я не мог, буквально, не вздохнуть, ни… а она говорила совершенно нормальным голосом…

А ведь когда, я… Мы с ней…, я не чувствовал никакой силы. Обычная девчонка — ручки-ниточки… только страсть, как будто год не трахалась. Сложно в это поверить? Да сложно. Я и не верю. То, что произошло сегодня со мной, какой-то, невероятный глюк. Ошибка природы. И вообще… мы столько разговаривали, а она умудрилась про себя почти ничего не рассказать. Но это не важно… Все, что я хочу — это еще раз ее увидеть, еще раз поболтать с ней о всякой ерунде, еще раз заняться с ней любовью… И в тоже время, я всем своим жизненным опытом понимаю, что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. По-моему, я начал повторяться. Ну вот, мысли иссякли… лягу-ка на диван, малость подумаю…

Это все дети, что я хотел вам сказать!»

Никита взбил подушки, и улегся. Повернулся на бок и почувствовал, как заныло с правой стороны — там, где его сжали руки Милы. Последняя его мысль, перед тем как уснуть, была: «О такой женщине я мечтал всю жизнь. Но явно что-то здесь, не так!».

Глава 2

21 июля. Вторник.

Никите часто снился неприятный сон. То есть начинался-то он замечательно. Полеты во сне. Это очень приятно парить над землей, над лесом, над домами… Даже над высоковольтной линией приятно парить. Однако потом, летные способности внезапно начинали убывать. Полет становился все ниже и ниже, а то и вовсе превращался в затяжные прыжки. Оттолкнешься от земли и летишь с полминуты, потом опять… И, как назло, в этот момент Никиту начинали ловить… Какие-то странные изменяющиеся существа — то ли люди, то ли звери. Пытались схватить за ноги, укусить или ткнуть ножом… заточкой. Иногда от них удавалось вырваться и улететь, запрыгнуть из последних сил куда-нибудь на дерево или на крышу дома, а иногда не удавалось… Тогда Никита просыпался с ощущением тревоги, с учащенным сердцебиением и испариной на лбу.

В этот раз, плохого финала не случилось. Он еще парил высоко, когда телефонная трель выдернула его из сна. Никита сорвался с дивана и опрометью кинулся в коридор, еще слабо соображая, что делает. Схватил трубку телефона. Но это была не Мила. Какая-то пожилая тетка, ошиблась номером и спрашивала женскую консультацию. Ему все время звонили, почему-то по утрам, именно пожилые тетки, и спрашивали эту консультацию. Наверное, телефонные номера с утра все похожи друг на друга. Буркнув, что это квартира, Никита нахлобучил трубку на аппарат и поплелся в туалет. Умылся, почистил зубы и как раз вышел из ванной, когда позвонила Мила. Голос ее был бодр, будто и не уезжала она вчера (верней уже сегодня) от Никиты в три часа ночи.

— Приветик, проснулся уже?

— Так точно, трищ командир! — придурковато гаркнул Никита.

— Молодец. Слушай меня внимательно! Слушаешь?

— Внимательно!

— Где автоматические камеры хранения на ЖД вокзале знаешь?

— Думаю, что найду. Даже при всей скудности умишка.

— Тебе нужна ячейка, с номером пятнадцать! Не восемь, как на бирке ключа написано, а пятнадцать! Все понял?

— Не понял! Это шутка?! Разъясните диспозицию!

— Никита, кончай придуриваться, — строго оборвала его Мила. — Просто подойди к ячейке с номером пятнадцать, открой ее и возьми оттуда сумку. Сделаешь?

— Да сделаю, сделаю! Сейчас только теткину собаку выгуляю, и поеду.

9
{"b":"133790","o":1}