ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли тоже смогла внести свою лепту в копилку информации:

— Связан с экстремистской группировкой, действующей в США. «Исфахан» — по названию города в Иране. Недавно их засекли в Филадельфии…

И замерла, удивленная реакцией Молдера на ее, казалось бы, ничего не значащие слова.

А Молдер поднял на Дэйну завороженный взгляд и заговорщическим тоном сообщил:

— Туда лететь как раз час.

Вот это да! Что значит — повезло. Значит, надо быстрее добираться до Филадельфии, пока они не успели затереть напрочь все возможные улики и следы.

Скалли вскочила:

— Я свяжусь с нашим отделением в Филадельфии!

Через полтора часа они уже на месте.

И снова повезло!

Еще когда они были в воздухе, филадельфийские коллеги прошерстили недавние полицейские сводки и без особого труда отыскали информацию о двух телах, найденных вчера на улице. И дежурный полисмен, обнаруживший трупы, тоже оказался в пределах досягаемости.

Так что совсем скоро Молдер и Скалли стояли посреди темной, сырой, загаженной Лодочной улицы в каменных джунглях Филадельфии и выслушивали скупые разъяснения копа.

— Это было в этот четверг вечером, в обычное дежурство. Вот здесь мы их нашли.

Здесь — это на мусорных баках под пожарной лестницей серо-кирпичной громады.

Скалли отрабатывала стандартные вопросы:

— Кто их опознал?

Коп был лаконичен, словно при составлении протокола:

— Никто. Было около десяти, я дежурил и обнаружил их здесь.

— И никаких свидетелей?

Тут в голосе прорвалось нечто вроде иронии:

— Публика, которая слоняется здесь по вечерам, вообще мало что замечает.

Молдер, сообразив, что ничего более связного они не добьются, начал самостоятельный осмотр места. В своей манере — обнюхивая, осматривая, ощупывая чуть ли не каждый миллиметр примыкающего пространства. И убрел куда-то за угол.

Скалли вынуждена была произнести стандартные слова расставания:

— Спасибо-за помощь. Если вспомните еще что-нибудь, сообщите нам.

И побежала следом.

Фоке обнаружился сразу за углом. Он глядел на старуху, которая с затравленным видом производила непонятные манипуляции с уличным банкоматом. А заметив, что за ней наблюдают уже двое, наспех завершила свои действия и засеменила прочь.

Молдер подошел к банкомату. Осмотрел его. И обнаружил небрежно замаскированный глазок видеокамеры.

Неужто опять повезло?

Дальнейшие действия агентов диктовались элементарной логикой расследования. Снова — техника. Найти банк, обслуживающий банкомат. Поднять все записи видеонаблюдения.

Молдер удовлетворенно прокомментировал мелькавшие на экране кадры:

— Они снимают всех, кто пользуется банкоматом…

По-видимому, запись включалась, когда человек нажимал любую кнопку на банкомате, и прекращалась через несколько секунд после завершения всех операций. На экране лица — старые, молодые, мужские, женские, сменяют друг друга в сумасшедшем темпе перемотки. Сколько же их!

Скалли обреченно сделала вывод:

— Мы должны поговорить со всеми, кто был там вчера вечером…

Может, кто-то что-то видел, слышал, догадывался, имел подозрения. Свидетели, свидетели… Какой безнадежный труд… Разве что опять повезет. Вообще в этом деле что-то уж очень много везения. Можно сказать, на каждом шагу. Такое впечатление, что и не везение это вовсе, а чья-то целенаправленная помощь. Впрочем, все это беспочвенные фантазии. А им предстоит тяжелая кропотливая работа.

Вдруг Молдер вскрикнул:

— Так… Назад!

Отмотал пленку немного назад, к заинтересовавшему его месту. И просмотрел еще раз — теперь вместе со Скалли.

Девушка, ничем особо не выделяющаяся девушка, подходит к банкомату, сосредоточено жмет на кнопки, и вдруг — на нее сзади налетают двое. Хватают. Волокут за пределы обзора.

Оно!

Молдер еще раз отмотал назад. Стоп-кадр, Нет сомнения, эти двое — те самые, из «Исфахана»! Нашли! Вот это везение!

Скалли быстро сверилась с протоколом работы банкомата.

— Восемьсот пятьдесят восемь. Лорен Кайт. «Исфахан» грабит людей ради сорока долларов?

Вряд ли. Многое еще неясно в этом деле. В особенности — что потом случилось с боевиками. Судя по месту и времени записи — буквально сразу же после того, как они налетели на эту Лорен Кайт. Они затащили ее за угол, а там ее кто-то защитил. Кто?

Молдер принялся покадрово пролистывать запись, пытаясь найти ответ. И наконец обнаружил…

— Смотри!

Скалли вгляделась в изображение на экране. Да… За спиной нападающих маячит невнятный светлый силуэт, очертаниями напоминающий человеческое тело, смазанное на кадре из-за очень быстрого движения. Ни позы, ни телосложения, ни, тем более, лица человека разглядеть невозможно. Тем не менее очевидно, что это именно человек, и он находился там в момент нападения.

— Думаешь, это он? — В голосе Дэйны слышалась осторожность.

— Возможно… А возможно, и нет. На следующем кадре загадочного силуэта уже не было. Что за странный каприз видеозаписи? Стремительно набегающие террористы на переднем плане видны отчетливо, а эта фигура,

стоящая — стоящая ли? — на заднем плане, смазана до полной неразличимости. Или это такая невероятная скорость?

Сомнения, сомнения, сомнения…

— Нет, Молдер, слишком мало данных. Ничего мы не размотаем…

Понятно, что Молдер не сдастся, пока есть хоть малейшая зацепка.

— Остается только один человек, который может нам помочь.

Этот человек, разумеется, Лорен Кайт. Благо есть и имя и адрес. Остается только доехать.

Дом Лорен Кайт

Филадельфия, штат Пенсильвания

20 октября 1993

14:00

Лорен собирала вещи. Она уже передумала уезжать немедленно. Формально она не была еще уволена, и ей совсем не улыбалось угодить в черный список. С другой стороны, уложить вещи для переезда на новую квартиру — занятие более трудоемкое и утомительное, чем бросить в коробку парочку мелочей в конторе. Конечно, вещей не так уж и много, не успела еще ничего особого нажить, но все же… Лучше упаковаться загодя и не торопясь. А кроме того, надо же чем-то себя занять, отвлечь от тягостных мыслей, воспоминаний и предчувствий. Вот, например: как бы упаковать понадежнее эту массивную стеклянную табличку? Говард говорил, что она из какого-то небьющегося стекла, но кто знает… Чем-то подобным только и удается отвлечься. Ну, разве что еще заботой о коте по кличке Кот. Что с ним делать? Оставить здесь или взять с собой? Тащить в такую даль? Обречь еще одну невинную душу на разлуку и одиночество? Вон он как суетится и путается под ногами, предчувствуя перемены. Вот, в чемодан залез!

— Ну-ну, давай сюда.

Лорен взяла Кота на руки — и вздрогнула от звонка в дверь.

Кто бы это мог быть? Ничего хорошего от визитов ждать сейчас не приходится.

— Да!

Из-за двери спокойный голос:

— Мисс Лорен Кайт?

Почти автоматически Лорен открыла дверь. Двое в плащах.

— Э-э-э…

— Я агент Фоке Молдер, а это — агент Дэйна Скалли. Мы из ФБР. Можно войти?

— Но… У меня…

Пока Лорен растерянно соображала, чем оправдать отказ, Молдер, отодвинув ее, прошел внутрь. Скалли — за ним.

— Спасибо, мы ненадолго.

— Спасибо.

Но если Скалли остановилась возле хозяйки, сообразившей все-таки запереть дверь, то Молдер зашагал сразу куда-то в глубь комнаты, озираясь, осматриваясь.

Лорен растерялась. И тут Скалли подсунула ей две фотографии из протоколов задержания боевиков «Исфахана».

— Вы когда-нибудь видели этих людей? Лорен честно всмотрелась в лица.

— Нет…

— Не спешите.

Чего они от меня хотят?

— Простите, но я никогда их не видела.

— Боюсь, что вы ошибаетесь.

Еще одна фотография. Ночь. Она сама — перед банкоматом? — и двое за спиной. Откуда это у них?

— Данные наружного наблюдения. Получается, что те двое, схватившие ее тогда, и есть эти парни с фотографий? Но как в ФБР узнали? Да и не видела я их никогда, не разглядела. Ничего не знаю!

5
{"b":"13380","o":1}