ЛитМир - Электронная Библиотека

Манито передает ее мне. Еще не веря, что я это делаю, я подношу ложку ко рту и глотаю желтоватую вязкую жидкость.

Это как удар в живот. Вас никогда не сбивала машина? Меня тоже, но теперь я, кажется, знаю, каково это в ощущениях. Меня скручивает в тугой узел. Кое-как ухитряюсь передать трясущейся рукой ложку дальше и ничего не разлить при этом. Огонь в костре становится зеленым, лица расплываются цветными пятнами. Комок рвоты прокатывается по горлу… Кажется, я ее не удерживаю, но мне сейчас наплевать на приличия…

И джунгли раскрываются передо мной.

В нос бьет сложная гамма запахов — и каждый из них словно обернут в собственную оболочку, они не смешиваются друг с другом, они плывут в воздухе тугими волокнами, и я пускаю в чуткие ноздри то один, то другой аромат, пробую на вкус… Голова моя легка и свободна. Мне радостно, что не надо думать о… я забываю, о чем мне не надо думать… я все знаю… это удивительно… я просто все знаю… Я слышу каждый шелест, каждый хруст, я знаю все звуки в этом лесу. Я бегу. Моя шкура пятниста, как солнце, что играет в горном потоке. Мои когти подобны ножам, но никакому ножу не сравниться с ними по остроте. Мои лапы сильны и проворны. Глаза мои расплавленным золотом светятся сквозь листву. Джунгли стихают, угадав мой яростный бег. Радость переполняет меня, когда я улавливаю в общем гаме тонкий и терпкий запах человека…

Утром меня растолкал перепуганный Пако. Мешая испанские и индейские слова, он кричал, показывая в сторону палатки Стервятника. Я кое-как поднялся и, шатаясь, пошел в ту сторону. Индейцы галдели, столпившись у входа. Ужасно болела голова. Я тупо разглядывал пятна крови на полу и стенках палатки, перевернутый стул и раскиданные вещи. Пако трясся рядом и втолковывал, что здесь побывал ягуар.

Почему-то мне казалось, что он одновременно испуган и доволен. И напуган он чем-то другим, а совсем не визитом ночного хвостатого гостя. Потом сквозь туман ко мне пробивается здравая мысль — поискать следы зверя. То ли индейцы все затоптали, то ли еще какая чертовщина, но я их не нахожу. Ни одного.

Зал туземных народов

Бостонский Музей естествознания

Три недели спустя

Тишина толстым слоем войлока лежала по темных углам. Иногда в ней что-то слабо шевелилось и оживляло полузабытые детские страхи и страшные рассказки вечером у костра в лагере. Охранггак, обходивший музей с фонариком в поисках заработавшихся сотрудников, был человеком пожилым и степенным, но и то время от времени ежился, слыша шорох в углу или краем глаза заметив метнувшуюся из-под витрины с экспонатами тень. Индеец, встретивший его в дверях неприязненным взглядом, словно укорявшим за незваное вторжение, оказался манекеном, но заставил-таки облиться холодным потом.

Душно, подумал дед, вытирая лоб. Странно, еще только начало весны, отапливается помещение плохо, почему же так душно? Где-то далеко по коридору еле слышно протопали чьи-то мягкие лапы.

— Мистер Хорнинг, вы еще не ушли? — воззвал охранник, чтобы хоть каким-нибудь звуком расшевелить вязкую тишину.

Мягкие лапы на миг замерли, а потом потопали дальше, не слишком торопясь, но и не мешкая. В тапках он, что ли, там ходит? Сэм рассказывал, что однажды они у себя долго ловили вора, который потом оказался практикантом, заснувшим во время дежурства и пробиравшимся назад с ботинками в руках, чтобы никого не побеспокоить. Кого бы он в морге побеспокоил, жмуриков, что ли?

Охранник представил, что бы он делал на месте Сэма. Присоединился бы к тем жмурикам с сердечным приступом, наверное. Надо же… вора они там ловили…

Охранник неуверенно покрутился на месте, попытавшись посветить фонариком во все стороны одновременно. На рабочем столе Крега Хорнинга бумаги были залиты какой-то темной жидкостью. Не то, чтобы совсем уж испачканы, а так — будто брызнули чернилами. У них же нет чернил, тупо подумал дед. Они, наверное, забыли, как те чернила выглядят…

— Мистер Хорнинг?

Охранник неловко шагнул в сторону от стола, и тут его правая нога, влипнув в лужу на полу, поскользнулась, и он чуть не упал. Ох ты, господи, не дай навернуться тут… Костей не соберешь. Зря он это. И про Сэмов морг, и про жмуриков, и про кости… Лужа тут еще какая-то… Подошва липла к полу. В душном воздухе висел смутно знакомый сладковатый запах. Очень неприятный запах. Запах, который он ни с чем не перепутал бы.

— Какого черта?

Да, конечно, он уже старый и не такой сильный, как раньше, но в Корее сержанта Тима Деккера наверняка еще помнят. Попробовали бы они забыть. Бывший сержант, которого давно уже не помнили ни в Корее, ни во Вьетнаме, отважно сделал еще один шаг, обливаясь потом и с ужасом понимая, что не ошибся, и запах именно тот, о котором он подумал, потом сделал еще один шаг. Кто-то еще был в темной комнате, кто-то следил за ним исподтишка, кто-то, кому наплевать было и на Корею, и на бывшего бравого сержанта. В луче фонаря блеснула еще одна лужа крови.

На этот раз размазанной, будто кого-то тащили по иолу, а он сопротивлялся, цепляясь за вещи и разбрасывая их, потому что его все равно тащили.

Дед охнул и кинулся вон из помещения, подгоняемый древним ужасом, таращившимся на него из разбитого глиняного горшка на рабочем столе.

* * *

Полно полицейских машин. Полно народу. Все чем-то заняты. Тут творится ритуал. Каждый знает свое место в нем и свою роль. Нужно точно выбрать время для подачи голоса, иначе ритуал не сработает, и духи не будут довольны. Ноздри щекочет запах еще свежей крови. Лица присутствующих и их движения исполнены священного смысла. Посреди беспорядка на корточках сидит специальный агент Фокс Молдер и с интересом наблюдает, как снимают отпечатки пальцев с разбитого ящика. В ритуальных плясках он не участвует.

В соседней комнате Скалли почуявшим след фокстерьером наседает на доктора каких-то там наук:

— Откуда вы узнали, что здесь что-то произошло?

Глаза ее застыли серо-голубыми ледышками. Вся она — воплощение возмездия и правосудия. Рыжеволосая Немезида пяти футов ростом.

— Тим Деккер, один из наших охранников, позвонил мне, когда обнаружил кровь, — отбивается доктор. Взгляд у него тоже не блещет осмысленностью.

Фокс Молдер поднимается, переступает через подсыхающую на полу кровь и делает круг по комнате. Наития не происходит. Наверное, слишком рано. Призрак делает вторую попытку.

— Как вы заявили полиции, — Скалли тоже обладает ослиным упрямством и сдаваться не собирается. (И чего она привязалась к бедолаге?), — вы считаете, что это убийство может быть актом политического терроризма…

— Я думаю, Крег Хорнинг был убит из-за проекта, над которым он работал, — заканчивает за нее доктор… ага, доктор Льютон.

Скалли вынимает из папки бумагу.

— То есть из-за «…раскопок на кладбище индейцев секона в Эквадоре»?

Немая сцена. Невыспавшийся доктор Лыотон в изумлении смотрит на Скалли. Молдер с интересом оглядывается.

— Это письмо в Госдепартамент, — поясняет Скалли. — Оно касается этих самых индейцев секона. Они требуют, чтобы вы оставили в покое некий определенный экспонат.

— Да, урну амару…

То есть?

— … которая была спасена в прошлом месяце.

— Спасена?

— Да, — Льютон, кажется, садится на любимого конька. — Когда фирма «Петро-эквадор» объявила о плане проведения нефтепровода через кладбище индейцев, мы с Карлом Рузвельтом организовали там раскопки.

Поподробнее, пожалуйста.

— Как я понимаю, Рузвельт исчез при обстоятельствах, напоминающих вчерашнее происшествие, — бросает Скалли.

Все это крайне напоминает пинг-понг — шарик влево, шарик вправо. У Скалли даже нос порозовел от усердия.

— Правительство Эквадора утверждает, что это было нападение хищного зверя, — парирует доктор Льютон.

— Но вы так не считаете.

— После того, что случилось сегодня ночью — ни в коем случае.

По лицу Молдера опять невозможно понять, о чем он думает. Больше всего похоже на: хорошо бы прилечь и поспать.

2
{"b":"13382","o":1}