ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне кажется, это будет нелегко, — сказал Молдер. — Все-таки большая часть земель на берегах принадлежит вам, и продавать их, как я понял, вы не собираетесь.

— Все не так просто, мистер Молдер, — вздохнул хозяин. — Озеро и его берега — это капитал, который дает проценты лишь при наплыве людей… А обслуживающие приезжих структуры принадлежат мне лишь отчасти — и отнюдь не везде мой пакет акций копт-рольный, хотя по традиции я возглавляю советы директоров всех этих компаний. Исподволь работа по перекупке акций уже идет — но самая большая ставка этим Бай.. Буй… да пропади он пропадом! — вы понимаете, о ком я, — самая большая ставка им сделана на историю с «монстром озера». Умело раскрученная, она вызовет бегство туристов и обвал акций. Тогда земли придется продавать — чтобы выжить и сохранить хоть что-то. И тут уж этот проходимец своего не упустит.

— Да, эта история для него — просто подарок судьбы, — сказал Молдер.

— Неужели вы верите в подобные совпадения? — изумился хозяин. — От всей истории с монстром за милю разит нефтяными долларами.

— Экспертиза подтвердила, что укусы на трупе Берковича естественного происхождения, — напомнила молчавшая до этого Скалли.

— Когда у вас много денег, — сказал Вайсгер, — привезти и выпустить в озеро стаю пираний, пару-тройку аллигаторов или даже акулу-убийцу труда не составит.

При упоминании аллигаторов Молдер поморщился. Вспомнил одну старую неприятную историю. И сказал:

— Аллигаторы, пираньи и акулы свои жертвы пожирают. А не далее как вчера я читал одну книгу по ихтиологии и выяснил: идущие на нерест лососи рыбой практически не питаются. Но хватают ее, убивают, стиснув челюстями, — и бросают. Инстинктивно уничтожают будущих врагов своего беззащитного потомства. Просматривается явная аналогия со смертью мистера Берковича. Его тоже никто сожрать не пытался. Пожевали и выплюнули.

— Опять вы пытаетесь перевести стрелки на Биг-Трэйка, — устало сказал хозяин. — Ну что же, пора вас познакомить с его подлинной историей.

Аквапарк «Блю Уорд», 25 июля 2002 года, 9:38

В крохотный кабинетик профессора Лу, расположенный в здании управления аквапарка, Хэммет попал без затруднений, хотя о встрече предварительно не договаривался — дозвониться до профессора вчера не представилось возможности.

Луи Птикошон действительно оказался французом — но не заокеанским, а уроженцем Нового Орлеана с изрядной примесью креольской крови.

Невысокий, черноволосый, лет пятидесяти на вид, профессор Лу (именно так Птикошон, очевидно не— долюбливая свою фамилию note 11, попросил его называть) был на редкость разговорчив. Выплевывая слова со скоростью автомата «Узи», он экспансивно поведал Хэммету о семи известных ему поколениях рода Птикошонов, живших в Луизиане, и о своем начавшемся в ранней юности увлечении ихтиологией. Последнее заставило ученого покинуть родные места — в дельте Миссисипи, превратившейся в нижнем своем течении в самую большую сточную канаву Америки, работы ихтиологу было мало. Теперь Лу постоянно жил в Сан-Франциско, работая в Институте океанографии. И был временно прикомандирован к аквапарку «Блю Уорд» в соответствии с соглашением между институтом и мистером Вайсгером.

Хэммет слушал, кивал, давая профессору выговориться. Потом повернул разговор на акул. Не просто на акул, но на тех, что водятся в пресных водах. Или заплывают туда.

— О, мсье Хамми! — Именно так выговаривал профессор Лу фамилию детектива, — Вы совершенно правы, мсье Хамми! Акулы на редкость интересные твари, на редкость. Совершенно примитивные — и в то же время весьма загадочные! Невозможно просчитать, что творится в их крошечных мозгах, совершенно невозможно! Акула может мирно плавать бок о бок с купальщиками и никого не трогать, а потом появиться там, где никто ее не ждет, где никто и никогда не видел акул, — и напасть. И убить! Да-да, убить! В девяносто первом году житель Кадьяка Чак Льюис был атакован синей акулой на глубине тридцать сантиметров. Тридцать сантиметров, мсье! Он стоял в резиновых сапогах в воде и отмывал садок от чешуи и рыбной слизи, когда она напала. Но главное было не это. Тварь оказалась синей акулой! Синей, мсье Хамми! Севернее берегов Калифорнии они никогда не заплывают — а остров Кадьяк находится у берегов Аляски! У Льюиса было с собой ружье, и он застрелил хищницу — и только потому случай попал в разряд известных и доказанных! Иначе никто бы не поверил в акулу-людоеда, появившуюся в приполярных водах! А если бы ружья не было? Что тогда?! Еще бы один человек не вернулся с берега там, где хищных акул не было и не может быть?!

Мсье Хамми мягко напомнил: он интересуется акулами в пресных водах.

— Да, да!! — вскричал профессор. — Иногда в акульем мозгу поворачивается неведомый рычажок, и акулу — вы правы, мсье Хамми! — охватывает непреодолимая страсть к пресной воде! И тогда гибнут люди — еще чаще, чем у морских берегов! На озере или реке никто не ждет встречи с тварью опаснее окуня или мескаланга! note 12 Хрестоматийный случай произошел в 1916 году в городке Мэтавон, штат Ныо-Джерси. В реке Мэтавон-Крик объявилась акула! Никто из взрослых не поверил купавшимся ребятишкам, видевшим ее. И в самом деле, мсье, ну откуда взяться акуле в речке, скорее даже в ручье, не превышающем шириной десять метров? Ерунда, с тем же успехом можно «увидеть» акулу в джакузи! Никто не верил, пока хищница не оголодала и не убила за один день троих детей — да-да, мсье, именно троих!!! Тогда ее стали ловить, пустили в ход динамит и сети… А, поймав, — изумились: тварь была по акульим стандартам просто недомерком. Восемь футов, центнер веса… Детеныш! А представляете, мсье Хамми, что мог натворить двадцатифутовый гигант весом в тонну?

— Представляю, — медленно проговорил Хэммет. — Очень даже представляю… Это ведь не единственный случай появления акул в пресных водах?

— О, мои дье! Единственный? Да в озере Манагуа акулы и рыбы-пилы просто живут — и растут, и размножаются! Акуле все равно, пресная вода или соленая, — было бы пищи в достатке! Все дело в том, что много случаев остаются не зафиксированными! Ручей в Мэтавоне был мелок, акулу видели! А там, где глубина достаточно большая? Речные снасти просто не могут выдержать морских гигантов, мсье! А исчезнувших людей считают утонувшими и не найденными… Но изредка морских хищниц все же ловят… Совсем недавно был случай, тоже на реке: акула весом более тонны — более тонны, мсье! — накрутила на себя несколько лососевых сетей, стоявших в Пейн-Ривер. И — утонула! Банально захлебнулась, мсье! У акул ведь нет плавательного пузыря, а чтобы работали жабры, акула должна двигаться, постоянно двигаться! Между прочим, то место, где попалась эта «крошка», находится в двухстах милях от океана, от Атлантики! В двухстах! Что там делала громадная акула?! Загадка! note 13

— Биг-Трэйк может оказаться акулой? — спросил Хэммет напрямую.

Птикошон посмотрел на него удивленно. Надо понимать, о подробностях дела Берковича профессор информирован не был, — установленная Вайсге-ром завеса секретности коснулась даже работавших на него людей.

— Чисто теоретически… — задумчиво сказал профессор. — Теоретически связь с океаном у Трэйклейна имеется… Вопрос в том, нет ли на связующих водных потоках гидросооружений, непроходимых для тварей таких размеров… Надо посмотреть по карте…

— Так давайте посмотрим, — предложил Хэммет.

Вайсгер-Холл, 25 июля 2002 года, 09:47

— Биг-Трэйк — целиком и полностью — создан моим отцом и еще одним человеком… — сказал мистер Вайсгер. — Человек этот — фамилию его называть не буду, он еще жив, но глубокий старик, — был великим специалистом по рекламе, хотя в тридцатых годах эта область бизнеса еще пребывала в зачаточном состоянии. Именно он и придумал Биг-Трэйка. А отец — воплотил.

вернуться

Note11

Птикошон (petit cochon) — поросенок (фр.)

вернуться

Note12

Рыба, напоминающая щуку, широко распространенная в водоемах США и Канады. В Европе не водится

вернуться

Note13

Все факты, приводимые профессором Птикошоном, — подлинные

12
{"b":"13384","o":1}