ЛитМир - Электронная Библиотека

Молдер ждал продолжения, но больше Хэммет не добавил ничего.

Пфуллэнд, трейлер Дэвида Корнелиуса, 25 июля 2002 года, 17:20

Телефонный звонок раздался совсем не вовремя: миссис Беркович в этот момент извивалась всем своим дородным телом, царапала ногтями спину Корнелиуса и в такт его толчкам вскрикивала: «Еще, Дэви! еще! еще!! еще-о-о-о!П»

И тут раздался звонок. Они по инерции попробовали было продолжать, но телефон звонил настойчиво.

Дэйв Корнелиус поднялся, снял трубку, не слишком дружелюбно бросил в нее: «Хеллоу?!» — и замолчал на пару минут, показавшихся миссис Беркович бесконечными.

Потом Дэйв повернулся к пей, удивив мрачным, исказившимся лицом.

— Одевайся. Быстро. И постарайся уйти незаметно, — бросил он отрывисто. — Мне нужно срочно уехать. Дела. Вернусь к утру.

Миссис Беркович покладистым характером отнюдь не отличалась, но тем не менее сдержала эмоции. Знала: когда «ее Дэви» говорит так, лучше не перечить.

Через несколько минут его торопливо одевшаяся подруга уже покинула трейлер, а сам Дэйв Корнелиус был вполне готов к отъезду. Еще раз внимательно огляделся: не забыто ли чего важного? Вполне возможно, что возвращаться не придется. Вещей было немного, да и те тащить с собой Корнелиус не собирался. Если что — пусть ищущие его думают, что он еще вернется…

К автостоянке он шел налегке, помахивая пластиковым пакетом с изображением Бритпи Спирс. Подойдя к своей машине, потрепанному жизнью и дорогами десятилетнему «форду», он задумался: не надежней ли будет «позаимствовать» тачку какого-нибудь соседа по трейлервиллю? Но быстро отмел эту мысль: его познания о том, как завести машину без ключей, закоротив два проводка, основывались исключительно на голливудских боевиках — а в реальной жизни могли и не сработать.

Выезжая по подъездной дорожке Пфуллэнда к трассе Трэйк-Бич-Милуоки, Корнелиус за пару сотен метров до шоссе нажал на тормоз. Впереди, на дороге, сквозь зелень смутно виднелось нечто бело-синее… Он вышел из машины, осторожно, прикрываясь кустами, прошел вперед.

Черт возьми!

На обочине, у самого поворота на Пфуллэнд, стояла патрульная машина. Никогда полиция не устраивала здесь засад на нарушителей — ровный участок шоссе, ограничений по скорости нет… Совпадение? Именно сегодня — совпадение? Нет уж, лучше не пытать судьбу…

Он медленно дал задний ход, почти вернувшись к трейлервиллю, — и свернул с дорожки в прогалину между кустами. Проезжающим мимо казалось, что там имеет место лишь небольшая полянка, способная вместить один, максимум два автомобиля, — но это только казалось. На дальнем конце полянки, невидимая за густой травой, начиналась лесная дорога, более похожая на тропу — две слабо накатанные колеи с растущими между ними кустиками. Дэйв обнаружил и исследовал этот путь чисто случайно и от души надеялся, что люди в форме, перекрывшие выезд из Пфуллэпда, о нем не знают.

Нависшие ветви хлестали по стеклам, кусты царапали днище, «форд» жалобно поскрипывал на рытвинах, но довольно бодро преодолел первую милю. Кориелиус знал — дальше, милях в пяти, дорожка выведет его к заброшенному гравийному карьеру, откуда по проложенной в свое время для самосвалов бетонке можно выбраться на 13-ю автостраду в безопасном удалении от Трэйклейна…

Дорожка сильно петляла, и полностью перегородивший ее джип Кориелиус заметил, когда до того оставалось ярдов двадцать — двадцать пять. На борту джипа была надпись: «Шериф Трэйк-Бич», за его корпусом укрывались люди — трое? четверо? — и целились в приближающийся «форд».

Тормоза взвизгнули. Корнелиус отчаянно попытался развернуться на узкой дорожке. Понял: не успевает, люди от джипа уже бежали к нему. Распахнул дверь «форда», вставшего теперь поперек дорога, подхватил пластиковый пакет, выскочил и бросился в лес.

Он несся, не разбирая дороги. Сзади с треском ломилась погоня. Доносились крики — неразборчивые. Грохнул выстрел. В воздух, наверняка в воздух, успокоил себя Дэйв — подлесок уже скрыл его от глаз погони.

Нет, не зря проводил Дэвид Корнелиус долгие часы на атлетическом стадионе родного городка Гэрус, штат Флорида! Не зря при любой возможности старался поддерживать спортивную форму даже в последние два года! Он бежал быстро, легко, ничуть не сбив дыхание, — и чувствовал, что отрыв растет, что шум погони стихает, что он выигрывает этот самый важный в его жизни забег…

Чувствовал — пока местность резко не понизилась и между кочками и тростником не заблестела вода со ржавыми болотными разводами. Под ногами зачавкало. Он метнулся в сторону, надеясь найти обход, — но болото тянулось длинной полосой и чуть дальше от берега казалось совсем непроходимым. И в этот же момент он услышал за спиной пока еще слабый собачий лай…

Все? Конец?

Ну нет… Оставался шанс, маленький, но шанс… Дзйв с размаху зашвырнул пакет с Бритни Спирс в болото и побежал обратно к дороге, закладывая широкую петлю и стараясь двигаться бесшумно. Если они сгоряча бросились в погоню все, не оставив никого у «форда»… А если даже оставили — можно попробовать незаметно пересечь дорогу чуть в стороне, не могут же тут со всех сторон быть болота. Собака пока не страшна, собака не побежит быстрее, чем держащий ее за поводок человек, — а уж тому не тягаться с Дэйвом… А если пса спустят, поняв тщетность игры в догонялки, — у него найдется, чем встретить зубастую тварь…

У «форда» не было никого! У джипа тоже. Растяпы… Дэйв схватился за ручку дверцы.

— Не спеши так, сынок, — раздался тягучий, с юго-западным акцентом, голос — Я все равно снял клеммы с аккумулятора…

Дэйв обернулся прыжком. Из кустов, кряхтя, поднимался толстый краснолицый человек с шерифской звездой на груди. Один! Один…

Рука Дэйва дернулась под полу пиджака. И — замерла на полпути. Толстяк-шериф целился ему в голову из револьвера.

— Давай, сынок, попробуй, — сказал Кайзерманн так, словно во рту у него перекатывался огромный ком жевательной резинки. — У меня, конечно, не твой любимый сорок пятый калибр, чуток поменьше, по в цилиндре этой штучки есть шесть хорошеньких пулек note 18, и я обещаю — при вскрытии в тебе найдут каждую из них. Так что подними-ка ты руки, а то у меня случаются порой нервные судороги в указательном пальце…

Руки Дэйва поползли вверх. Взгляд метался по сторонам в поисках спасения. Лишь когда из кустов с треском выломились Молдер и Нордуик с оружием в руках, он понял — все кончено.

— Однако, — сказал шериф, подкидывая на ладони кольт сорок пятого калибра, извлеченный из подплечной кобуры Дэйва. — Насколько я помню, сынок, решением суда тебе запрещено в течение пяти лет владеть подобными игрушками…

Корнелиус мрачно отвернулся. Руки его уже были скованы наручниками.

— Ну скажи чего-нибудь, сынок. Например, что подобрал эту пушку десять минут назад на дороге.

Из леса вышел Хэмфри Батлер. Он. напоминал поросенка, сумевшего-таки отыскать в эту жару шикарную, глубокую и грязную лужу. К груди Хэмфри прижимал спасенную из болотной топи Бритни Спирс.

— Ну-ка, ну-ка, — оживился шериф, запуская руку в пакет. — И что же это за пакетики с белым порошочком, а? Понимаю, понимаю, ты вез сахарную пудру для именинного пирога своей мамочки… Честно говоря, меня это не интересует. Пусть с вашими пирогами разбираются парни из Федерального бюро по незаконному обороту наркотиков. Я хочу узнать другое…

Кайзерманн сделал паузу и спросил резко, как выстрелил:

— Куда ты дел труп мальчишки Берковича? Или он еще жив?

Корнелиус дернулся, но промолчал. Чувствовалось, что арест у парня не первый и язык за зубами держать он умеет. Молдер смотрел на него и не понимал: какая может быть связь между пакетами с наркотиками — если это действительно наркотики — и исчезнувшим восьмилетним Соломоном Беркови-чем?

— Позвольте вам представить, господа, — Кайзерманн сделал театральный жест в сторону задержанного, — Дэвида Корнелиуса, убийцу Берковича и Ко-совски!

вернуться

Note18

Почему сотрудники правоохранительных органов США предпочитают называть барабаны своих револьверов — «цилиндрами», а патроны в них — «пулями», неизвестно. Очевидно, профессиональный жаргон. Или безграмотность переводчиков

18
{"b":"13384","o":1}