ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тайная скупка акций моих предприятий идет, — упрямо сказал Вайсгер. — Я знаю об этом и из источников, не зависящих от Дональда.

— Идет, — легко согласился Молдер. — Но кто за этим стоит? Скажите, одалживал у вас Дональд в последнее время деньги? Якобы для развития своих личных предприятий…

Старик не ответил. Но выражение лица позволяло сделать однозначный вывод.

— Одалживал, — констатировал Молдер. — И не только у вас. Многие охотно предоставляли предприятиям Дональда кредиты под имя Вайсгера. Проще говоря, в этом году он не заплатил своим поставщикам ни цента. Большая часть выручки, надо думать, откладывалась в ожидании обвала ваших акций. Плюс, я полагаю, ожидаемая премия за «поимку Биг-Трэйка»… Сколько вы ему ссудили, если не секрет? И как сильно расцвели после этого предприятия Дональда? Вайсгер долго молчал. Потом заговорил. Голос звучал мертво.

— Возможно, я действительно постарел, сам не заметив, когда. Возможно, вожжи действительно выпали у меня из рук… Но из этого никак не следует, что Дональд, что мой Дональд…

Договорил он после длинной паузы:

— Что Дональд — хладнокровный убийца…

— Это следует из многого другого. Например, в разговоре со мной Дональд допустил одну ошибку. Крохотную. Сказал всего два лишних слова. А именно: «Ныряющее блюдце»…

Шоссе Мэдисон-Трэйк-Бич, 27 июля 2002 года, 21:35

Скалли выехала из Мэдисона в самом мрачном расположении духа.

Весь день ее не покидали сомнения. Казалось, что множество заданий, порученных ей на сегодня Молдером, служат лишь для отвода глаз. Она моталась по столице штата, выясняя какие-то на ее взгляд совершенно ненужные подробности прошлых дел Хэммета и финансовых операций Баймухаммедо-ва, — а внутри росло и крепло убеждение: все это дымовая завеса. Но что она скрывает? И, главное, от кого?

В конце дня появилось подозрение, самое неприятное: от нее самой.

Но зачем?

Что он затеял, услав ее из Трэйк-Бич сразу по завершении злополучной охоты?

Скалли давила на газ, игнорируя знаки ограничения скорости.

Трэйк-Бич, гостиница «Олд Саймон», 27 июля 2002 года, 21:38

— «Ныряющие блюдца» последней модификации строила для экспедиции Жак-Ива Кусто французская «Корпорасьои Белль-Вояж-сюр-Мер». Она же пятнадцать лет назад построила для вас скутер в виде гигантского лосося. Правильно?

Вайсгер молча кивнул.

— Я послал запрос в «Корпорасьон» — не было ли в последнее время схожих заказов из Штатов? Выяснилось: год назад некое шоу «Морские гладиаторы» заказало скутер-акулу. Заказ был выполнен. Скутер получился и быстрее, и мощнее лососеоб-разного — техника за эти годы не стояла на месте. И мягкое покрытие гораздо совершеннее имитировало живое существо, и хвост извивался совсем как натуральный… Что любопытно, шоу с названием «Морские гладиаторы» в США никогда не существовало. Однако фальшивый заказ был полностью оплачен и отгружен. Как вы думаете, если мы попробуем проследить, откуда пришли деньги, то кто окажется в конце цепочки? Баймухаммедов или Дональд Вайсгер?

Старик подавленно молчал. Сгорбился на стуле, плечи опустились. Сейчас он ничем не напоминал подтянутого человека, встречавшего Молдера и Скалли у крыльца Вайсгер-Холла.

— Но главное даже не в этом. Взгляните. — На стол со стуком опустилась деталь, опознанная Кай-зермаииом как штуцер от неизвестной конструкции. — Сей предмет был найден у покойного Хэммета — очень близко, кстати, подошедшего к разгадке. Я послал во Францию по факсу фотографию детали, совместно с точными размерами. Ответ «Корпорасьон» был однозначен — это штуцер балластного бака скутера-акулы. Деталь уникальная, вытачивалась специально для этого заказа. Среди запасных частей для скутера было несколько таких штуцеров. Один, надо думать, выпал.

Вайсгер поднял голову, посмотрел на деталь. Молдер встретился с ним глазами и понял: старик поверил! Может быть, пока не отдает себе в том отчета, но поверил…

Разговор пошел легче. Теперь Вайсгер сам задавал вопросы. Точные, емкие, обдуманные. Казалось, он пытается найти брешь в выкладках Молдера. Бреши не было.

— Как он мог технически осуществить убийства? Ведь Кайзерманн нашел какого-то парня с железными челюстями?

— Кайзерманн нашел то, что ему подсунули. Подсунул Дональд. Ведь шериф сообщал вам и ему, что вышел на подозреваемого? Выяснить, о ком речь, было не так сложно — если носишь фамилию Вайсгер. Он подложил в трейлер старую, не оправдавшую надежд модель челюстей — мускульной силы для имитации укуса не хватало. Сбить следствие с пути, получить несколько дней форы… Потом, с его влиянием, он просто замял бы историю. Но Дональд просчитался — Кайзерманн не сообщил ему вовремя об аресте парня. Хотел выложить подозреваемого на блюдечке, с полным признанием. И списать убийство Хэммета на Корнелиуса не получилось. Да еще вмешалась Скалли с уникальной методикой идентификации прикуса…

— Стоп. Если мускульной силы не хватало — где он взял соответствующий аппарат? Уж такой-то заказ в любом случае вызвал бы подозрения.

— Дональд собрал его сам, из двух частей. Судя по оригинальной конструкции «прыгунчиков», у него были неплохие инженерные способности. Я очень близко подошел к разгадке при посещении вашего «семейного музея». Дональд буквально вырвал у меня из рук электроледоруб, крикнув, что я могу пораниться. Это была ложь. Конструкция ледоруба вполне продуманная и безопасная — удержать его в руках, нажать кнопку и одновременно коснуться рабочей части просто невозможно. Что он хотел скрыть? Следы крови? Тренировался на суше, на каких либо животных? Или следы крепления не предусмотренной инструкцией насадки? Стальных зубов? Не знаю. Но что-то скрыть явно хотел. Думаю, такой ледоруб был у Дональда не один. И второй сейчас укреплен на скутере — вместе со смертельной насадкой. В заказе специально оговаривался зажим в носовой части. Наконец старик спросил о главном.

— Он сам пилотировал скутер?.. Сам… убивал?.. Эти его утренние прогулки…

Молдер помедлил с ответом. Подумал: Вайсгер уже не называет брата по имени… «он, он, он…» И Молдер решил немного смягчить удар.

— Не думаю. По крайней мере, не каждый раз. Сегодня, в любом случае, скутером управлял другой человек.

— Кто?

Молдер не ответил. Догадаться было не сложно.

— Макс? Но ведь он в барокамере, досрочная разгерметизация смертельно опасна…

— А кто вам сказал, что у него действительно кессонная болезнь? Дональд? И вы поверили, что Макс, такой опытный подводник…

— Поехали. Остальное доскажете по дороге. — Вайсгер неожиданно поднялся со стула. Раздавленный старик с опущенными плечами вновь исчез. Появился пожилой человек — прямой и жесткий, как клинок.

— Куда? — удивился Молдер. Не только словам Вайсгера, но и произошедшей с ним перемене.

— В Вайсгер-Холл. Если все обстоит именно так — Макс сидит сейчас в барокамере и делает вид, что никуда не отлучался. Наконец кто-то сможет подтвердить ваши бредовые теории.

— Думаете, подтвердит? — усомнился Молдер.

— Подтвердит, — отрезал Вайсгер. И Молдеру стало не по себе. С таким же лицом, наверное, Вайсгер-отец отдавал приказ убрать с пляжа черных ублюдков… Убрать раз и навсегда.

— Поедем на моей машине, — скомандовал Вайсгер твердо. — Ваша может спугнуть дичь. Я и вы — за рулем.

— Вы не хотите никого взять с собой? Эти люди могут быть опасны.

— Нет. Это семейное дело, Молдер. Считайте, что вас временно усыновили. Пистолет у вас с собой? В нашей семье непослушных детей принято наказывать.

Трэйк-Бич, офис шерифа Кайзерманна, 27 июля 2002 года, 22:07

Шериф был в офисе один. Сидел и медленно пил виски — без собутыльников и тостов. Даже без закуски. Хотел опьянеть — не получалось. Огромный организм Кайзерманна обладал счастливой (или несчастной?) особенностью — быстро пережигал алкоголь без особых последствий для мозга.

27
{"b":"13384","o":1}