ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что вы сделаете с тушей? Продолжите начатое? В конце концов, не вы это затеяли, и на ваших руках крови нет…

Он ничуть не удивился бы положительному ответу.

— Возьмите падаль себе, — брезгливо сказал старик. — Набейте чучело или предоставьте в фонд — после басен купленного с потрохами французишки они проглотят акулу, как миленькие… Мне все равно. Пальцем не притронусь к этим кровавым деньгам… Не Бог весть какая сумма — семь миллионов…

Молдер мысленно поперхнулся.

Трэйк-Бич, гостиница «Олд Саймон», 27 июля 2002 года, 22:27

Она ворвалась в холл «Олд Саймона» и подскочила к стойке портье:

— Мистер Молдер… из двести первого…

Портье с явным любопытством пялился на запыхавшуюся Скалли и медлил с ответом, даже не подозревая, как ей хочется пристукнуть его на месте.

— Уехал, мисс…

— Куда?!

Портье задумался и изрек:

— Не сказал, мисс…

— Он ничего мне не передавал?

В сонных глазках портье что-то дрогнуло. В другое время Скалли могла не заметить — но сейчас она превратилась в один огромный натянутый нерв. И замечала всё.

— Нет, мисс, — солгал портье. Скалли почувствовала себя живым детектором лжи.

Трах! — маленький, но твердый кулак грохнул по стойке. По прикрывавшему ее стеклу зазмеились трещины. Стакан с ручками опрокинулся. Пачка бланков разлетелась по полу.

Портье, выпучив глаза, с ужасом наблюдал за превращением приличной женщины в строгом деловом костюме в разъяренную фурию.

— Что он мне передал?!! — прорычала Скалли голосом потерявшей детеныша тигрицы.

Рука ее скользнула за отворот пиджака. И портье понял, что у нее отнюдь не зачесалось под мышкой. Что сейчас он увидит черный зрачок пистолетного дула, а потом не увидит никогда и ничего.

Рука медленно ползла обратно — сжав рубчатую рукоять…

— Но он сказал… ни в коем случае не раньше… — Губы еще лепетали что-то, а руки уже протягивали Скалли сверток.

Она торопливо схватила его, и тут…

Тут произошло невообразимое. Трясущийся портье протянул сложенную лодочкой ладонь — на чистой воды рефлексе. На этом невообразимое не закончилось. Скалли выудила из кармана и бросила в ладонь четвертак — тоже рефлекс. Только потом разорвала упаковочную бумагу.

— Вы сумасшедшая… я звоню в полицию… — просипел портье, сообразив, что стрельба откладывается.

— Лучше сразу в ФБР, — бросила на ходу Скалли, развернув бумажник с удостоверением.

Ома взлетела на третий этаж, напрочь забыв о существовании лифта.

Портье только через несколько минут, попробовав встать и заметив, что сиденье как-то неохотно расстается с брюками, понял, что понесенный ущерб треснувшим стеклом не ограничился…

Озеро Трэйклейн, рыбзавод, 27 июля 2002 года, 23:01

Тварь лежала на составленном из нескольких столов постаменте во всей своей красе, распахнутой пастью к дверям морозилки.

Молдер угадал — электричество было отключено, двери настежь распахнуты. Морозильная камера медленно оттаивала вместе со своей кошмарной обитательницей. В свете фонарей та казалась еще отвратительней. Вайсгер подошел к акуле, сунул, как и обещал, руку в пасть… Спросил:

— Что вы там плели Кайзерманну про три… в общем, про что-то ископаемое? Вполне современный экземпляр.

— Скалли, я думаю, поспешила. Да и уверена была лишь на девяносто процентов… Дело в том, что эволюция акул застыла много миллионов лет назад. Ископаемые и нынешние почти не отличаются… Я потом все расскажу Скалли — думаю, она со мной согласится…

Молдер говорил машинально, поглядывая по сторонам и держа в руке оружие. Никаких признаков присутствия Дональда и Макса не наблюдалось. Хотя подъехали Молдер со стариком скрытно, с погашенными фарами. И попали сюда без лишнего шума, отперев и малозаметную калитку в ограде, и рефрижераторный цех прихваченным в Вайсгер-Холле комплектом ключей.

— А стоит? — спросил Вайсгер. — Все рассказывать?

Молдер ждал повторения слов про призовую сумму — и опять ошибся. Может, и не стоит, подумалось ему. Может, стоит забрать у портье кассету, стереть запись и оставить старика наедине с его семейными тайнами…

— Интересно, сколько она весит? — задумчиво спросил Вайсгер, ткнув акулу в жесткое, еще не оттаявшее брюхо.

Молдеру, честно говоря, было наплевать, сколько в мертвой хищнице футов и килограммов. Его больше интересовало местонахождение двух других хищников. Живых.

Старик словно прочитал его мысли:

— Пошли.

— Куда?

— Есть тут при заводоуправлении нечто вроде квартиры, для сильно припозднившихся менеджеров… Две спальни, кухня с электроплитой, санузел… Самое подходящее место, чтобы скрытно и с удобствами просидеть два-три дня.

Молдер кивнул. И снял пистолет с предохранителя.

Трэйк-стрит, 27 июля 2002 года, 23:17

Прослушав обе записи, Скалли пулей пронеслась через холл, не заметив сползшего под стойку портье (брюки и белье тот успел сменить). Бегом пересекла автостоянку и, только тронувшись с места, задумалась: а что дальше?

К кому обратиться?

К шерифу, ставленнику братьев Вайсгеров? Исключено. К полиции штата, наводнившей Трэйк-Бич? Она видела, как те полицейские лебезили перед Вайсгером…

Выходить на связь со Скиинером или даже с региональной штаб-квартирой ФБР — бессмысленно. Любая помощь запоздает…

Скалли медленно катила по Трэйк-стрит, с тоской осознав, что рассчитывать может лишь на свои силы…

И резко ударила по тормозам. Вышла. Вывеска на полуподвальном магазинчике гласила: «ОРУЖИЕ И СНАРЯЖЕНИЕ». И снизу, буквами поменьше: «Товары для крутых мужчин».

Продавец не удивился, увидев вместо крутого мужчины всего лишь Скалли. Судя по пустому зальчи-ку, крутые мужчины среди мирных курортников не преобладали, и дела у «ОРУЖИЯ И СНАРЯЖЕНИЯ» шли не блестяще.

— Желаете поохотиться? — приветствовал Скалли торговец. — Попугать ворон? Есть очень миленькое дамское ружьецо 410-го калибра, совсем не дорого. Или хотите что-то подарить своему другу? Найдутся штучки и посерьезнее. Или вас интересует самооборона?

Скалли быстро огляделась и ткнула пальцем в одну из витрин.

— Это. И побыстрее. Плюс четыре… нет, восемь запасных обойм. Не патроны в пачках — именно обоймы.

Продавец поскучнел.

— А, значит, дружку… — констатировал он. — Эта штучка так просто не продается. Сначала вашему другу придется заполршть кучу бумажек, а потом ФБР будет добрый месяц проверять, не случалось ли ему сидеть на соседних толчках с Бен Ладеном…

— ФБР уже все проверило. — Скалли вновь достала удостоверение.

Но продавец оказался не чета портье и от недержания мочи явно никогда не страдал.

— Ну что, тогда, думаю, вам удастся вместо месяца обернуться за пять дней, — утешил он.

— Я имею право временно изъять это оружие под расписку по подозрению в совершении им преступления, — медленно проговорила Скалли. — Такое подозрение у меня только что возникло…

— О, да-да, имеете… — не стал упрямиться продавец. — Приходите завтра с бумажкой от прокурора и изымайте на здоровье. Поправка Венцеля, пункт восьмой…

Законовед чертов… Скалли чувствовала, как медленно закипает. Хотелось стукнуть по витрине и повторить трюк с портье… Удерживал от такого желания вид торговца — бугрящиеся мышцами руки и литые кулаки. На месте законодателей Скалли требовала бы получать лицензию на обладание подобными кулаками — как на оружие самообороны повышенной мощности.

— Вы хорошо знаете законы, мистер… — процедила Скалли. И зачастила, как из пулемета: — Расстояние от этой витрины до входной двери менее десяти футов, нарушена статья двенадцать федерального закона об оружии — раз; в зале магазинов подобного типа должно находиться не менее двух продавцов одновременно — статья четырнадцать, пункт два того же закона — два; витрины у вас не из триплекса, а из обычного стекла — статья шестнадцать того же закона — три. Согласно одноименному закону штата, оружейные магазины обязаны закрываться, ставиться на сигнализацию и сдаваться под ответственность охранных служб не позднее 23:00 — четыре. Образцы оружия, согласно тому же закону, должны выставляться с отстыкованными обоймами — пять. По совокупности тянет на лишение торговой лицензии и тысяч пятьдесят штрафа. Что скажете, мистер законник?

29
{"b":"13384","o":1}