ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Очень интересно! — воскликнул доктор Сноу. — И вы полагаете, что этот случай…

Нет-нет. Никаких предположений. Вы делаете анализы, я делаю выводы. И всё. — Позвоните мне часа через два…

Они сняли два смежных номера в мотеле «Милый отдых». Ночь была на исходе.

— Тихо у вас, — сказала Скалли портье, сухому лысому старику лет семидесяти. — Да, — неохотно отозвался тот. — Тихо. У них теперь постоянный лагерь на озере, у нас почти и не останавливаются. Вот раньше было…

— У кого — лагерь? — почти автоматически поинтересовалась Скалли. — Да у этих, с ку-ку. Которые тарелочки встречают…

Малдер молча хлопнул себя ладонью по лбу.

— Что? — обернулась к нему Скалли. Он махнул рукой: потом. У двери номера Малдер остановился и направил палец на Скалли. — Пункт первый — душ. Пункт второй — позвонить доктору. Пункт третий — чуть-чуть поспать. Пункты второй и третий можно слегка поменять местами. У меня поэтому, наверное, заклинило мозг. Ведь Дримстрим — известнейший лагерь уфологов. Они уже двадцать лет подманивают тарелки. Раскладывают посадочные полотнища, жгут костры, сыплют хлебные крошки и семечки… У тебя нет в запасе фунта-другого семечек?

— Нет. Договорились: в пять часов звоним доктору. Дальше — по обстановке.

— Да. Да, доктор. Понял… А как это пишется? Ага. Ага. Ну, огромное вам спасибо! Вы оказали неоценимую помощь в расследовании.

Малдер положил трубку.

— В крови девушки найдены следы вещества «дролептан» — знаешь такое? — и какого-то синтетического морфиноподобного средства. Несколько следов от инъекций на правой руке — притом, что девушка не левша. Что такое дролептан?

— Сильный нейролептик. Вызывает состояние, близкое к наркозу. Применение сопровождается галлюцинациями. Что же получается? Эту девицу нам подбросили?

Малдер медленно кивнул.

— Но зачем?

— Сбить со следа.

— Как? Они что, рассчитывали, что мы просто, как полные идиоты, ухватимся за нее, закричим: юная девица похищена злыми пришельцами из космоса! Да? Надо быть полностью уверенным в нашем интеллектуальном бессилии. Такая грубая подделка…

— Не такая уж и грубая. Они просто не учли одной вещи: что здесь давний лагерь «чайников», поэтому медикам регулярно приходится иметь дело со всяческими отравлениями и передозировками. Они на этом собаку съели. Обычно экспрессанализы такого рода могут сделать разве что в больнице графства, а то и в университетской клинике. Это с одной стороны. А с другой… Я думаю, они рассчитывали на то, что мы не сразу, но разоблачим подделку. — Не поняла. Зачем? — Чтобы заставить нас поверить, что рейс грузовика через всю страну был отвлекающим маневром и что на самом деле беднягу пилота изучают в том самом Форт-Мэйне, от которого мы шарахнулись, едва увидели поддельные фотографии.

— Как-то уж очень громоздко…

— Но очень логично. Подделка на подделку — это как минус на минус. Теперь, по замыслу режиссера — который очень неплохо знает мой характер, — мы должны рвануть обратно через всю страну, чтобы с пистолетами наголо ворваться в Форт-Мэйн и учинить там дебош.

— Если я правильно помню, Форт-Мэйн — это база ВВС.

— Там много всего намешано. В Форт-Мэйне расположен центр спутникового слежения и базируются стратегические разведчики, следовательно, там же сидят ребята и из ЦРУ, и из АНБ, и из министерства сельского хозяйства…

— Малдер, ты не выспался.

— Да, я не выспался. И что теперь, съесть меня?

— При чем тут сельское хозяйство?

— Под крышей министерства сельского хозяйства расположена самая крутая наша спецслужба. Я даже не знаю их официального названия. Не исключено, что они-то и работают впрямую на «Большую дюжину».

— Это какой-то бред.

— Вот это, к сожалению, не бред.

— Чем же мы тогда отличаемся от Советов?

— Знаешь, я давно задаю себе этот вопрос. Наверное, тем, что те хуже работают. Помнишь, я говорил про качества самых лучших машин? Так вот, лучшая спецслужба — та, которой нет, а в стране и мире все само происходит так, как того желает босс.

— И ты… принимая все это как факт… надеешься что-то сделать? Малдер помолчал. Выпустил воздух из вложенных дудочкой губ. Будто неслышно протрубил «бой-поход».

— Помнишь постер в нашем кабинете?

— «Я хочу верить»? Он кивнул.

14

Когда они ехали обратно, около брошенного грузовика стояли две патрульные машины. Двое полицейских высматривали на земле следы, один что-то записывал в блок-ют. Малдер сбавил скорость, ему сердито махнули: проезжай! Он проехал. — Интересно, что они напишут? — задумчиво сказала Скалли. — Действительно, интересно, — согласился Малдер. — Следы-то там наши. Она посмотрела на него, потом захихикала. Малдер провел по щеке рукой, посмотрел: мыльной пены не было. Что?..

— Нет, все хорошо… просто нервы, наверное… Он кивнул.

Лагерь уфологов, мимо которого они проехали вчера вечером, был шумен, как разбуженный улей.

Над легкими переносными воротами, стоящими просто так, вне всякой ограды, чуть криво висел транспарант: фанерная радуга с блестящими буквами: «Добро пожаловать, галактические братья!» Ниже на белом фоне шли два ряда символов, похожих на те, что используются программистами.

— Внизу — перевод приветствия на всегалактический язык, — пояснил абориген в футболке с символом старинной программы «СЕТИ» на груди и с большой бутылкой пива «Сэр Адаме». — А вы тоже интересуетесь контактами с внеземными цивилизациями?

— О да, — солидно кивнул Малдер.

— Я вижу, вы только что приехали и еще ничего не знаете. Сегодня большой день. Целых шесть НЛО!

— Где же?

— В двадцати милях отсюда, над электростанцией. Мы уже послали им приглашение по нашему ультрапсихическому телесонару. Ночью они будут здесь. Они обязательно будут здесь!

— Замечательно, — сказал Малдер. — А нет ли у вас тут входа в Интернет? — Это вам нужно поговорить с Гарри «Шерифом» Трумэном. Видите вон тот трейлер, похожий на дикобраза? Гарри в нем внутри. Как улитка. — Спасибо. А почему он шериф? — Так уж получилось. Мисс, а вы тоже верите в великую перспективу контактов с иными высокоразвитыми цивилизациями? Скалли посмотрела на аборигена, потом на Малдера.

— Я продолжаю испытывать сомнения, но…

— Сегодня истекает последний день ваших сомнений, запомните это, мисс! — Мне бы вашу уверенность, — хмыкнул Малдер.

По пути к трейлеру «Хеллерман», древнему, как Великая Китайская стена, их остановили раза четыре: подарили брошюрку «Как не забеременеть от пришельца», объяснили, что Сатана — с Сириуса, а Господь Бог — с Плеяд, пригласили на лекцию знаменитого контактера эль-Джа-фари…

— Как всякий психоз, это не слишком весело, — сказал Малдер. — И создает в обществе должную репутацию проблеме…

Он постучал в дверь трейлера, действительно похожего на дикобраза из-за нескольких десятков разнообразнейших антенн, усеявших его крышу. До Малдера вдруг дошло, почему ему сразу пришла в голову Китайская стена. Трейлер был того же специфического цвета, что и их машина…

— Все же смеешься?

Он не успел ответить. Дверь открылась, и высунулась бледная физиономия в обрамлении давно нечесаных кудрей цвета поджаренного соленого арахиса. Трудно было придумать внешность более противоположную чопорным портретам преемника Рузвельта…

— Ну?

— Мистер Гарри Трумэн?

— Ну. Быстрее, чего?

— ФБР. Специальный агент Малдер. А это агент Скалли. Разрешите войти?

— Что-то случилось?

— Не в том смысле, в каком вы подумали.

— Ну, тогда входите… Скалли шагнула внутрь — и вновь оказалась словно в редакции «Одинокого бандита» — только побывавшей недавно под прессом. Свободного пространства намного меньше, а барахла столько же. — Мистер Трумэн, мы специализируемся по делам о похищениях людей НЛО… Обитатель трейлера громко сел.

— …и, естественно, заинтересованы в том, чтобы отделить зерна от плевел. Не далее как вчера вечером девушка двадцати лет была похищена в окрестностях Денвера и несколько часов спустя обнаружена в пятнадцати милях отсюда. У нее полная ретроградная амнезия.

10
{"b":"13385","o":1}