ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я тоже надеюсь, — пробормотал Малдер.

Он затормозил у ворот и опустил стекло. Подошел охранник, взял протянутые пропуска.

— Личный номер, пожалуйста. Малдер продиктовал семизначный номер.

Охранник сделал знак, ворота открылись.

— Стоянка номер четыре. Вы должны носить пропуска прикрепленными на видном месте.

— Разумеется, — кивнул Малдер.

— Надо было попросить у Фрохики еще и путеводитель, — Скалли, чтобы поворчать, приходилось напрягать голосовые связки. — Уж больно подозрительно мы тычемся в эти тупики. Хорошо, что охраны здесь мало. И так шумно.

— Да, держат в основном периметр, — согласился Малдер. — Постой-ка… — Он повел головой, словно принюхиваясь. — Слышишь?

— Что тут можно услышать? — Да лифт же…

Действительно, где-то совсем рядом хлопнула дверь, послышались шаги. Малдер уверенно зашагал в ту сторону. Скалли двинулась следом. Было страшно, как бывает страшно во сне: ничего не происходит,

ты просто не можешь найти дверь, найти выход…

За поворотом было темно, кто-то удалялся с фонарем. Малдер нащупал ручку двери допотопного лифта. Повернул, потянул на себя. В кабине зажегся тусклый, но — после блужданий по полутемным коридорам — показавшийся ослепительным свет.

— Шестой этаж, — приказал он невидимому лифтеру. — Входите, дорогая Пенелопа.

— Это может двигаться? — пробормотала Скалли, но вошла в решетчатую клеть.

Дверь захлопнулась с лязгом. Малдер перевел рычаг на цифру 6. Натужно загудел мотор.

Там, где должен бы находиться второй этаж, у двери, ведущей в шахту, не было ручки; по дверному стыку шел грубый сварной шов. Окошко было заварено железным листом.

То же самое было на третьем этаже и на четвертом.

Пятый — нормальная дверь. За окошком — полумрак и запах озона.

Шестой — освещенный коридор. Почти тихо. Гул генераторов доносится приглушенно.

— Кажется, нам налево, — сказал Малдер. За поворотом открылась перспектива: коридор перегорожен стеной из пулестойкого стекла со стальной дверью посередине, чуть ближе — пожарный щит. Еще ближе — пульт охраны, и рядом — охранник.

Уверенным шагом — вперед.

Охранник присмотрелся к пропускам, кивнул: можно, проходите.

Впрочем, уже было видно, было понятно, что — очередной тупик. Последний, скорее всего…

Потому что на пути стояла стальная дверь с магнитным кодовым замком.

— Пришли, — сказал Малдер.

— Надо возвращаться, — пробормотала Скалли.

— Черт, как же… — он рылся по карманам, будто разыскивая магнитную карточку.

Шаги.

— Эй, стойте-ка! — это был охранник. Скалли быстро взглянула на Малдера. У того были совершенно безумные глаза. И в страхе, что тот совершит какую-то недопустимую глупость, она повернулась к охраннику. В руках у того был пистолет и рация.

— Мы — агенты ФБР, — сказала она. — Смотрите, сейчас я покажу вам удостоверение… — медленно она отвела полу плаща и двумя пальцами вынула из кармана документ. — Мы проводим расследование…

На охранника это не произвело впечатления.

— Оставайтесь на месте, — приказал он и заговорил в рацию: — Это шестой. Мужчина и женщина только что предприняли попытку проникнуть в зону «А». Повторяю… так. Есть. Понял. Идемте, — он повел пистолетом.

На такой аргумент достойно возразить трудно.

Малдер чувствовал только ледяное спокойствие. Время как будто замедлило бег. Можно было многое вспомнить и многое понять. Например, то, что за этой стальной дверью коридор тянется недалеко, потому что там уже просто кончается здание. А значит…

Не факт. Но — шанс.

Заваренные двери лифтовой шахты.

Пожарный щит.

Рядом с лифтами должна быть лестница. Правила пожарной безопасности…

Да! Вот она! Короткий — два шага — коридорчик…

Может быть, и Скалли передалось что-то, исходящее от него, потому что она как бы оступилась или повернулась, в общем, отвлекла на миг внимание охранника, он протянул к ней руку — и тогда Малдер прыгнул с места, плечом выбивая дверь.

— Стоять!

Он уже был на лестнице.

— Мужчина пытается проникнуть… — слова затерялись позади.

Пятый этаж нам не нужен… Он зацепился плащом за перила, рванулся, ткань затрещала. Ступеньки отбивали под каблуками глухо: ду-ду-ду-ду. Вверху кто-то уже бежал следом.

Четвертый — двери просто нет. Глухая стена.

Третий — есть! Он рванул ее на себя, одновременно с той стороны подналегли — дверь распахнулась, охранник вылетел руками вперед — подставленная нога Малдера — и покатился по ступенькам.

Малдер бросился в открывшуюся брешь. За дверью был обширный зал. Конуса света подпирали потолок. В центре одного такого конуса стоял оранжевый пластиковый куб. В стенке куба сиренево ярко сияло окошко.

Такой оттенок света он уже видел… Галерея шла вдоль стены на высоте двенадцати-тринадцати футов. Малдер побежал по ней, рассчитывая увидеть лестницу. Вот она. Но нет, не успеть: впереди из другой двери на галерею выбежали трое охранников.

И сзади? Да, сзади тоже. Он перемахнул через перила, долю секунды повисел на руках, гася инерцию тела, и — отпустил себя.

Если бы пол был ровный, он приземлился бы нормально. Но под правую ногу что-то попало…

Хруст был отчетливый. Боль долгой молнией прожгла до макушки, заставив глаза сыпануть пучками искр.

Он все же вскочил и сквозь эту искрящую боль бросился к оранжевому домику.

Так бегут во сне или в воде — почти не касаясь земли и не продвигаясь вперед.

Сзади набегали. Он слышал шаги, но никого не видел.

Шагах в трех или четырех до домика его схватили. Заломили руки, отобрали пистолет. Малдер почти не чувствовал этого: он пытался хоть краем глаза заглянуть в слепящее окошко…

Но нет: виден лишь кусочек стены. Цветной провод. Всё.

— Отпустите его, — распорядился властный голос, и Малдера с неохотой отпустили. Он выпрямился, стараясь не опираться на поврежденную ногу.

Это был Б. Г.

— Где его пистолет? Документы? Верните. Я знаю этого человека…

Малдер принял, не глядя, свои вещи. Боль как-то отрезвила его.

— Всё. Вы свободны.

Да? — подумал кто-то саркастический внутри Малдера.

Приятно слышать, только вот не верится что-то. Он оглянулся и с запозданием понял, что слова эти обращены к охранникам. Охранники удалялись спокойно и не оглядываясь. Они сделали свое дело и ответственности за дальнейшее не несли.

— Представляю, что вы дали бы, чтобы заглянуть в это окошко, — ухмыльнулся Б. Г. — А? Дали бы?

Малдер внимательно смотрел на него.

Сквозь завесу боли Б. Г. казался очень странным. Очень странным.

— Пойдемте, — сказал Б. Г. — Скрывать уже нечего. Вы опоздали.

— Что? — Малдер не вполне был уверен в услышанном.

— Оно сдохло. Всё. Ничего нет.

— Почему?

— Травмы. Оно так и не приходило в сознание. Хотя эти твари гораздо более устойчивы…

— Можно, я обопрусь на вас?

— Да-да, разумеется… Нога? Сжав зубы, Малдер сделал те самые четыре шага.

За окном из прочной прозрачной пленки сияли две кварцевые бактерицидные лампы. В их свете клеенка стола казалась черной, хотя была, наверное, зеленой. Штатив для капельниц — пустой. И это всё.

— В любом случае у вас было мало шансов увидеть это, — продолжал Б. Г. — Еще в сорок седьмом году, после первой катастрофы НЛО в Небраске, между державами было заключено секретное соглашение. Америка, Советы, Китай, обе Германии, Великобритания. Смешно: в самом разгаре холодная война, а мы встречаемся, обмениваемся тем, что секретно для собственных правительств… Так вот, по этому соглашению держава, на территории которой потерпел аварию НЛО, ответственна за уничтожение экипажа.

— Уничтожение? — внутренне содрогнулся Малдер. — Но почему?

Он не услышал ответа и посмотрел на собеседника. Лицо Б. Г. посерело, а глаза были такие, словно он смотрел в костер.

— Это было непростое решение. К нему пришли… в общем, пришли. Вы счастливее меня, Малдер, хотя бы потому, что не знаете причин этого. Трижды соглашение выполнялось…

12
{"b":"13385","o":1}