ЛитМир - Электронная Библиотека

Молдер стоял возле огороженного металлической сеткой вентиляционного терминала и зачарованно смотрел на переплетение труб. Скалли сначала не поняла, на что именно он смотрит, но потом, проследив за его взглядом, заметила, что жестяная стенка вентиляционной трубы прогнулась.

— Там? — спросила она, указав на это место пистолетом.

Молдер кивнул.

— Мы агенты ФБР! — крикнула Скалли. — Вы под прицелом! Вылезайте из трубы — медленно!

Стенка трубы зашевелилась. Тот, кто сидел внутри, заворочался и двинулся по трубе. Видно было, где он шел, — жесть под его весом прогибалась и гудела.

Наконец он дополз до заглушки вентиляционной шахты, расположенной сбоку от терминала. Заглушка дрогнула раз, другой и, наконец, отвалилась. Из отверстия показались сначала обутые в сильно разношенные ботинки ноги, затем обтянутая не менее старыми джинсами задница — и, наконец, он вылез весь.

— Лицом к трубе! — крикнула Скалли. — Стойте спокойно — и все будет в порядке.

В тот же момент раздался дробный топот, и на место происшествия вторглось вызванное подкрепление. Решетка, ограждавшая вентиляционный терминал, была отперта универсальным ключом, задержанного поставили в максимально неудобную стойку, быстро, но тщательно обыскали и довели до его сведения, что он арестован, что все, что он скажет с этого момента, может быть обращено против него, что он может не отвечать на вопросы в отсутствие своего адвоката, а если такового нет, адвокат будет ему назначен…

После этого его взяли за плечи и подняли на ноги.

Это был парень лет двадцати двух — двадцати пяти. Грязная желтая рубашка

прилипала к его мокрой от пота спине. Лицо арестованного сильно затекло, под почти черными глазами круглилась синева. Он испуганно глядел вокруг, но явно не понимал, что с ним делают, — глаза его все время были как бы направлены внутрь себя, как это бывает у кататоников. Когда его о чем-то спрашивали, он отвечал без слов — утвердительно кивал или же, напротив, отрицающе качал головой. И при этом он постоянно шумно сглатывал слюну и оглядывался.

Сначала Молдеру показалось, что у парня что-то с шеей — оглядываясь по сторонам, он постоянно наклонял голову налево, так что Молдер и Скалли видели большей частью его макушку. Молдер отошел чуть правее, и парень почти сразу взглянул ему в лицо. Потом в глазах его мелькнул испуг, и он судорожно склонил голову к левому плечу, стрельнув перед этим взглядом чуть левей. Ноздри его затрепетали, и Молдер заметил, что задержанный непроизвольно облизнул губы.

Молдер нахмурился. Парень вел себя точь-в-точь как испуганный щенок. Казалось, он весь состоял из нервов, и любое прикосновение могло причинить ему боль. Но страх его был каким-то избирательным…

Парень почему-то смертельно боялся взглянуть на Скалли.

Балтимор

Региональное отделение ФБР

Пятый день

21:20

Скалли, Коултон, Черутти и Молдер, успевший сбегать в пансионат и сменить спортивный костюм на строгую тройку, сидели в небольшой комнатке, отделенной от полиграф-лаборатории большим стеклом — естественно, со стороны лаборатории стекло было непрозрачным, — и наблюдали за тем, как арестованный проходил проверку на детекторе лжи. Эксперт Джил Уэббер задавала вопросы, сверяясь со списком, и отмечала на выползающей из полиграфа ленте номера вопросов.

— Вас зовут Юджин Виктор Тумс?

— Да…

— Вы живете в штате Мэриленд?

— Да…

— Вы сотрудник муниципальной городской комиссии Балтимора по контролю над домашними животными?

— Да…

— Вы намерены лгать, отвечая на каждый мой вопрос?

— Нет…

Юджин отвечал автоматически, глаза у него по-прежнему были как у кататоника. Его ответы передавались в комнату наблюдателей по трансляции, и, судя по отсутствию интонаций, он действительно был немногим эмоциональнее кататоника.

— Вы учились в колледже?

— Да…

— Вы учились в медицинском училище?

— Нет…

— Вы когда-нибудь удаляли печень у человека?

— Нет…

— Вы когда-нибудь убивали живое существо?

— Да…

— Вы когда-нибудь убивали человека? Едва заметная пауза.

— Нет…

— Вы когда-нибудь были в кабинете Родэрика Ашера?

— Нет…

— Это вы убили Родэрика Ашера?

— Нет…

— Ваш возраст больше ста лет?

— Нет…

— А это что за вопрос? — Черутти поднял бровь.

— На включении этого вопроса в список настоял я, — спокойно сказал Молдер. — Этого и нескольких других.

Черутти взглянул на Коултона. Тот пожал плечами.

— Вы были когда-нибудь в Полхеттен Милл? — Джил сделала очередную отметку на ленте.

— Да…

— Вы были там в тысяча девятьсот тридцать третьем году?

— Бред, — не выдержал Коултон.

— Нет…— ответ Юджина был по-прежнему совершенно неэмоциональным.

— Вы опасаетесь, что не пройдете тест?

— Нет…— Юджин вдруг качнул головой. — Да…

— Почему?

— Я боюсь…

Джил разложила на столе широкую ленту полиграфа.

— Отчет будет через час, — сказала она. — Но по ключевым вопросам я смогу сделать выводы уже сейчас. Он не лгал, когда говорил, что не убивал Ашера. Он не лгал, когда говорил, что не был у него в кабинете. Я полагаю, здесь все ясно. Вот, можете убедиться.

— Да я вам верю, — сказал Коултон.

— Дайте-ка мне…— сказал Молдер, взял ленту, уволок ее на отдельный стол, вытащил карандаш и принялся сверять номера на графике со списком вопросов.

В дверь лаборатории заглянул Харт.

— Шеф, — сказал он, — я созвонился с охранниками здания — они говорят, что действительно вызывали человека посмотреть, что это смердит в вентиляции. Правда, он так и не появился.

— Конечно, не появился, — сказал Коултон. — Потому что его арестовали наши коллеги из Вашингтона.

— Ну-с, я думаю, все понятно, — сказал Черутти. — Парня придется отпустить…

— Почему? — возмутилась Скалли. — Он влез в вентиляцию, не предупредив охрану, и именно тогда, когда мы ждали чего-то подобного! Да что он делал там так поздно, рабочий день часа три как закончился!

— Дэйна, он прошел детектор, — сказал Коултон. — Он чист.

— Не прошел, — бросил реплику из-за своего стола Молдер. — Смотрите, у него была выраженная реакция на вопросы двенадцать и четырнадцать — энцефалограмма и пульсограмма дают мощные всплески…

— А, — сказал насмешливо Коултон. — Это вопросы по поводу возраста? Не удивляюсь, что Тумс среагировал на них. Если бы мне задали такие вопросы на полиграф-тесте, я бы тоже вряд ли остался равнодушен… Оставьте, Призрак, вы же прекрасно понимаете, что парень здесь ни при чем.

— Я думаю иначе, — возразил Молдер. — Он соврал, когда отвечал на вопрос

о тридцать третьем годе. В тридцать третьем в Полхеттен Милл произошли два убийства, которые не были раскрыты…

— Молдер, — терпеливо сказал Черутти. — Я знаю, что вы отличный специалист, но сейчас вас занесло. Этот парень никак не мог иметь отношение к тем убийствам, его тогда и в проекте не было…— он повернулся к Коултону. — Отпустите его.

— Да, сэр.

— А вас, агент Скалли, я хочу поблагодарить за участие в операции. Не ваша вина, что она не принесла результатов. Всего хорошего, — Черутти слегка поклонился и вышел из лаборатории.

— Да, — сказал Коултон, — на этот раз не вышло… Ну что, Дэйна, ты идешь?

— Пока нет.

— А что так? Поздно уже… Как твой начальник, хотя и временный, я рекомендую тебе пойти отдохнуть.

Скалли взглянула на Молдера. Вид у Призрака был совершенно отсутствующий.

— Коултон, — сказала Скалли, — спасибо за то, что принял нас в своем отделе. Но я пока работаю в проекте Молдера.

— Это можно исправить, — храбро сказал Коултон.

Молдер оставался совершенно безучастным. Скалли некоторое время прикидывала, стоит ли прямым текстом объяснять Коултону, где и в чем он ошибается, однако так и не нашла подходящих выражений.

Пауза затягивалась.

— Ну что ж, — сказал наконец Коултон. — Нет так нет. Как знаешь. Пока!

7
{"b":"13386","o":1}