ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы ошиблись, — сказала Скалли, не слушая дальнейшего комментария. — Они все же провели свою акцию…

— И мы могли это предотвратить! — Малдер в отчаянии ударил руками по столу. Тот задрожал. — Проклятье! Я не верю в бога, но сейчас готов молиться кому угодно, чтобы те, кто ответственны за эти смерти, начиная со Скиннера, горели в аду…

— Не спеши обвинять Скиннера… — готовая защитная речь умерла у Скалли на губах, когда она увидела, что напарник ее не слушает. Он сидел неподвижно, вцепившись руками в скатерть и уставившись невидящим взглядом в столешницу. Внезапно побелевшие губы что-то шептали. — Что ты говоришь, Малдер?

— Голова, — сказал он едва слышно, — ты помнишь, у меня болела голова, когда мы ехали сюда…

— Конечно, а в чем дело?

— Эта боль, она же указывала на Довер! Мы еще посмеялись тогда… А ведь это было полчаса назад, в тот же момент, когда там рушилось здание!

— Ты думаешь, что можешь ощущать направление, в котором происходит «взрыв»? — Скалли скептически нахмурилась.

— Нет, — Малдер затряс головой, точно отгоняя непоседливое насекомое. В глазах его застыла боль. — Я могу чувствовать, в каком направлении открыта «воронка», пропускающая к нам, на Землю, чужаков… Я же был в ней, и ее ледяное касание осталось со мной!

— Это очень сомнительно! Скорее всего, просто совпадение!

— Ага, уж слишком сильное совпадение! Все сходится, и время, и даже направление! Так не бывает! — переспорить Малдера, когда он во что-то горячо верил, было невозможно. Скалли это прекрасно знала, и поэтому не стала продолжать дискуссию.

— Хорошо, — сказала она. — Что будем делать?

— Действовать, — ответил Малдер. — Надо купить карту Аннаполиса. За сегодня и завтра объедем город, пометим все здания, которые могут быть подвергнуты атаке. А потом нам останется только ждать…

Аннаполис, штат Мэриленд

19 июня 1997 г.

Он стоял на чем-то, что могло быть только городской улицей. По сторонам высились серые силуэты домов — безликих бетонных коробок. А впереди жадно пульсировало полупрозрачное нечто, похожее то на вихрь пузырьков, то на призрачный торнадо, то на мерцающую огоньками стену тумана.

Нужно было бежать, но страх сковывал ноги не хуже кандалов. Малдер обливался потом, в то же время чувствуя исходящее от «воронки» ледяное дуновение, и не мог сдвинуться с места. «Воронка» дернулась и скачком придвинулась еще на пяток метров. Невероятными усилиями Малдер оторвал от земли одну ногу, но вместо того, чтобы обратиться в бегство, почему-то шагнул вперед, к ожидающей его полупрозрачной пасти.

В том, что ждет она именно его, сомнений не оставалось.

Второй шаг дался куда легче. Малдер уже не контролировал ноги. Те шагали сами. Попытка закричать не принесла успеха — легкие и рот словно набили холодной ватой.

В этот момент Малдер четко осознал, что спит, но эта мысль, обычно ведущая к пробуждению, в этот раз не сработала. И тут же исчезла, сметенная мощной волной ужаса.

Последний шаг получился почти прыжком. Малдер влетел в «воронку», тело тут же заледенело, как под потоком холодной воды, глаза покрыла чернота, а мышцы принялись подергиваться, словно по ним пробегали электрические разряды.

Он куда-то то ли летел, то ли шел, в общем, перемещался. Каким образом или через что это происходило — человеческому разуму, особенно охваченному паникой, понять оказалось невозможно.

Когда перемещение закончилось, и тьма рассеялась, стало легче, но лишь на мгновение. Новый приступ ужаса заставил тело задрожать, а сердце — заколотиться с частотой отбойного молотка.

Что было вокруг, Малдер не мог сказать. Для этого у него просто не хватало слов. Откуда-то падал свет, похожий на обычный, солнечный, но в то же время странно искаженный. От него слезились глаза, а изображение было нечетким, смазанным.

Рядом с Малдером находились какие-то существа, напоминающие людей. Рассмотреть их он не мог, видел только движения, от которых тело охватывал страх, и слышал звуки, басовитые и гудящие, похожие на голоса. Они проникали в голову и заставляли ее вибрировать.

Тут он смог закричать. Отчаянно, без надежды быть услышанным.

И тут же ощутил, как его трясут. С трудом расклеил тяжелые, точно свинцовые, веки, и увидел над собой встревоженное лицо Скалли.

— Что с тобой? Что? — спрашивала она с тревогой, тряся напарника за плечи.

Ощущая, как тяжко бухает в ушах кровь, Малдер сел в кровати. Сквозь приотворенное окно номера мотеля проникал свежий ночной ветер, с легким шелестом колыхалась занавеска. Дверь была распахнута настежь.

— Ты… как сюда попала? — почти выдавил из себя вопрос Малдер.

— Ты кричал, — Скалли чуть отстранилась, и стало видно, что она в плотном розовом халате. — Так, что я услышала, и решила, что тебя режут…

Только тут Малдер сообразил, что напарница держит в руке пистолет. Несоответствие между одеждой и оружием в ее облике было столь велико, что он невольно хихикнул.

— Ты можешь смеяться, — изучающе глядя на Малдера, сказала Скалли, — и это хорошо. Что же с тобой все-таки случилось?

— Опять страшный сон, — Малдер потер лоб. Видение, которое во время пребывания в нем казалось ярким и живым, сейчас потихоньку бледнело. — Я вспомнил, что со мной было, когда я попал в ту «воронку»…

— И что же? — Скалли довольно рассеянно повертела пистолет и положила его на столик, а сама уселась в кресло.

— Не знаю, — на лице Малдера появилось выражение легкой растерянности, — я точно помню, что именно видел, но описать не могу.

— Ладно хоть ты не занимался непристойностями с зелеными человечками, — Скалли улыбнулась чуть напряженно. Видно было, что объяснение напарника ее нисколько не устроило. — Что же ты планируешь делать с этими кошмарами? Один раз — случай, два — тенденция. Что, если они будут мучить тебя каждую ночь?

— По делу, мне нужно пройти курс психотерапии или даже регрессивного гипноза, — Малдер покачал головой. — Но проблема в том, что я не знаю ни одного психотерапевта, которому мог бы доверять…

— А твои однокашники из Оксфорда?

— Одиннадцать лет прошло. Все разлетелись, кто куда. Найти кого-то будет сложно. И кроме того, — Малдер на несколько мгновений замолчал, точно собираясь с мыслями, — я чувствую, что гипноз окажется бесполезен, пока эта «воронка» будет появляться в нашем мире…

— Откуда такая уверенность? — Скалли нахмурилась. — Не забивай голову глупостями!

— Это не глупости, — Малдер покачал головой. — Это интуиция, ощущение, безмолвное знание — называй как хочешь. Так что теперь я должен буду закончить это дело хотя бы ради того, чтобы обрести покой для себя лично!

— Ну, если ты хочешь так думать — думай, — перед горячей убежденностью Малдера Скалли сдалась. — А мне лучше ответь на вопрос — ты сможешь уснуть?

— Не думаю. Пойдем лучше куда-нибудь, выпьем кофе. Сколько там осталось до приезда Дрейка?

— Он обещал прибыть утром, — Скалли встала из кресла и подняла пистолет. — Думаю, что часам к девяти будет. А насчет кофе — хорошая идея. Пойду оденусь. У самой двери она остановилась, и повернувшись к напарнику, самым серьезным тоном произнесла:

— Пока меня не будет, постарайся не кричать!

Малдер смущенно закряхтел и принялся выбираться из-под одеяла.

Дрейк приехал ровно в девять. Малдер к этому времени угомонил не меньше пяти чашек кофе и чувствовал себя вполне сносно, хотя пережитое сновидение иногда напоминало о себе непроизвольным подергиванием мышц.

— Привет, — агент управления национальной безопасности выбрался из машины и широко улыбнулся. — Меня не хотели отпускать, так что пришлось попотеть…

— Ты слышал о взрыве в Довере? — поинтересовалась Скалли.

— Конечно, — улыбка на лице Дрейка увяла. — Официально расследование ведется, но туда послали зеленого новичка, запретив ему что-либо предпринимать самостоятельно. Он даже в туалет сходить не может, не связавшись с Вашингтоном…

12
{"b":"13387","o":1}