ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В это мгновение он смог вспомнить, что подобное уже видел.

«Воспоминание! Это воспоминание!» — мысль оказалась подобна спасительной вспышке. В ней исчезло все, что он видел. На мгновение Малдера обволокла темнота, но обычная, ничем не примечательная.

И она исчезла, стоило поднять веки.

Он лежал на чем-то твердом и неудобном, нос щекотал запах гнили. И ужасно болела голова. Но ничего странного в этой боли не было — обычный дискомфорт после удара.

Малдер попытался что-то сказать, но из горла вырвался хриплый кашель.

— Ага, жив, — сбоку подошел Дрейк. Лицо его было встревоженным. — Это хорошо. А то я уж боялся, что слишком сильно тебя ударил.

— Уд… ударил? — Малдер нашел силы сесть. Он лежал на старом пружинном матраце в обширной полутемной комнате, заваленной всяким хламом. Свет, врывающийся через проломы, которые когда-то были окнами, говорил о том, что уже день. — Где это мы?

— В том самом заброшенном приюте, — отвечать Дрейк решил, начиная со второго вопроса. Наверное потому, что тот был менее неприятным. — Ну а ударить пришлось, иначе бы ты сам в ту «воронку» ушел…

— Ничего не помню, — Малдер ощупал затылок. Там обнаружилась здоровая шишка. — Давай, рассказывай. И где Скалли?

— Она в соседней комнате, стережет чужака, — Дрейк пожал плечами. — А про тебя чего рассказывать? Ты вдруг остановился и повернулся в сторону «воронки». Мы тебе кричим, ты словно глухой. Потом зашагал туда, словно тебя кто за ниточки тащил. Ну, Скалли и скомандовала… пришлось тебя приложить…

Под конец рассказа тезка знаменитого пирата слегка стушевался. Понятно было, что воспоминания эти не доставляют ему особой радости.

— От удара ты отрубился. Пришлось вас двоих в машину тащить. Сначала чужака, потом тебя.

— Ничего себе, — Малдер встал. Его качнуло, но он самостоятельно восстановил равновесие. — Проклятая «воронка»! Пора с ней кончать, а то рано или поздно она засосет меня. Я войду и больше не вернусь…

— Странные вещи ты говоришь! — Дрейк устало вздохнул. — Но я даже не удивлен. Десять дней назад мой мир был прост и понятен, но после того, как я познакомился с вами, я готов принять все что угодно, от снежного человека до пришельцев с Марса…

— Поверь мне, — Малдер усмехнулся, — что мы встречали в расследованиях куда более необычные вещи. Земля — довольно таинственное место и без гостей из иных миров. Ладно, идем к Скалли.

Соседняя комната отличалась от той, где очнулся Малдер, гораздо меньшими размерами и тем, что в ней почти не было хлама. Когда-то, судя по всему, тут располагалась спальня, и одна кровать сохранилась почти целиком. На ней и лежал пристегнутый наручниками за руки и ноги «террорист».

Скалли занималась тем, что внимательно рассматривала его ладонь.

— Ну вот, стоит оставить ее наедине с мужчиной, как тут же начинаются сексуальные домогательства! — шутливо сказал Малдер.

— Меня, конечно, привлекают мужчины, но не такие, — отшутилась Скалли. — Рада, что ты в порядке.

— Чем занимаешься? — только тут Малдер заметил, что синий комбинезон чужака аккуратно разрезан вдоль груди и живота, и в разрез просвечивает серая плоть.

— Тем, что умею лучше всего — провожу осмотр.

— Ну и как результаты? — опасливо спросил Дрейк.

— Анатомия этого существа исключительно напоминает человеческую, — ответила Скалли, — по крайней мере, в том, что я могу наблюдать без вскрытия. Есть небольшие отличия — цвет кожи, кстати, на лице не маска, редукция некоторых пальцев и ушных раковин, отсутствие волос… Если верить некоторым теориям, то так вполне могут выглядеть наши далекие потомки.

— Путешествие во времени? — предположил Дрейк.

— Вот уж не знаю, — почесал затылок Малдер. — Вряд ли наши правнуки будут воровать у предков… Хотя кто их знает?

— Да, и еще, — Скалли бесцеремонно закатала рукав комбинезона, обнажив запястье. На нем тускло сверкал вросший в кожу узкий металлический браслет. — И на другой руке то же самое. В центре грудины…

— Осторожнее, он открывает глаза! — первым трепет век скованного заметил бдительный Дрейк.

Скалли отшатнулась, а «террорист» вдруг резко поднял веки. Глаза его выглядели тоже вполне по-человечески, только цвет был какой-то неопределенный, серо-коричневый. На мгновение в них мелькнуло удивление, тут же сменившееся гневом.

Он резко махнул руками. Точнее, попытался. Забренчали наручники, безжалостно прервавшие движение, но Скалли все равно отлетела в сторону, отброшенная невидимым кулаком. Досталось и Малдеру, который слегка пошатнулся. Не задело только Дрейка, стоявшего в стороне.

— Так, — пока тезка пирата помогал подняться Скалли, Малдер достал пистолет. — Я думаю, ты знаешь, что это такое! Если будешь дергаться, то я попросту прострелю тебе одну руку, потом вторую. С безопасного расстояния.

Говорил он нарочито медленно и четко. Судя по всему, чужак понял. Гнев в его глазах погас, вновь сменившись удивлением. Рот, очерченный бледными тонкими губами, открылся.

— Где я… есть… находиться? — полившиеся из него звуки оказались на удивление понятными. Это были хоть коряво составленные, но фразы. — Кто есть вы… зачем… для чего… мешать, препятствовать мне?

— Как много ты хочешь знать! — изумился в свою очередь Малдер, не опуская, тем не менее, пистолета.

— Я… мы… соблюдать, не нарушать… договор! — почти в отчаянии сказал «террорист». — Зачем вы меня… хватать… задерживать… препятствовать?

— Какой еще договор? — полюбопытствовала Скалли.

— Мы… вы… устанавливать… заключать, — чужак переводил взгляд с одного человека на другого, словно ожидая поддержки. — Мы … вывозить… экспортировать… воздух… вы … забирать… получать… знания… Обмен… честно… нет обман…

— Все ясно! — Малдер испытывал почти неодолимое желание выругаться. — Они не террористы, они экспортеры! Вывозят наш воздух, в обмен на военные технологии, которые получает министерство обороны! Естественно, что наши генералы сочли такую торговлю выгодной. Что для них несколько сотен жизней?

— Почему нельзя брать воздух из пустынных мест? — спросил Дрейк. — Таких много в нашем мире! Пустыни, льды, горы!

— Воздух там… есть… чист… нам нужен другой… не хватает понятий… полный испарений… эманаций… энергий разума… да! Поэтому переносим… берем… где люди машины есть… или бывают… разные… Из разных мест… городов… типов… собираем…

— Эманации вам нужны! — судя по сверкающим глазам, Скалли была в ярости. — А вы подумали о том, что при этом гибнут люди?

— Смерть… распад… отдельных жизнеединиц… особей иметь… значение для вас? — чужак пребывал в явном замешательстве. — Мы… не знать…

— А для вас разве нет? — Малдер решил-таки спрятать пистолет. Все же глупо было разговаривать, направив на собеседника оружие, да и рука, если честно, устала.

— Мы… нет, — чужак замотал головой, — для нас… есть главное… выжить род, рой, общество… стая… нет подходящий термин… отдельные особи нет значения совсем… Мы не знать, что вы так… есть!

— Не знать, значит, — Малдер покачал головой. — И что нам с тобой делать? Может быть, убить, чтобы твои сородичи поняли, что им тут не слишком рады?

— Нет, — чужак вновь дернулся, наручники забренчали, — идти другой… мое место… вы должны… обязаны отпустить… освободить я. Тогда мы… прекратить… проект… разорвать договор…

— Серьезно? — удивилась Скалли.

— Да, да! — кивал чужак вполне по-человечески.

Агенты переглянулись.

— Не знаю, как вы, а я ему верю, — сказал Малдер. — Это чистое безумие, но мне кажется, что он не врет. Вдруг это наш единственный шанс прекратить это все?

— А вдруг наш шанс в том, чтобы убить его? — возразил Дрейк. — Он с таким же успехом может нас обманывать, чтобы спасти свою шкуру… — Я… моя… не иметь… шкура… — поддержал разговор «террорист».

— Все будет так, как ты решишь, Скалли, — сказал Малдер, очень серьезно глядя напарнице в глаза.

— Отпустим, — сказала та негромко. — Он такая же жертва этой игры между правителями, как и мы.

15
{"b":"13387","o":1}