ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дальше Малдер не слышал. Воспоминания нахлынули на него потоком, причиняя почти физическую боль. Попытка задержания… удар… погоня… мерцающая поверхность впереди, в которой тает, растворяется проклятый беглец…

Далее была пустота. Черный провал, в котором, и Малдер это понимал, что-то таилось, неприятное и болезненное. Но пока оно не спешило проявляться, прячась в подсознании, точно морской монстр — во впадине дна.

— Взрыв был? — только и смог спросить Малдер. — Сколько я тут валялся?

— Почти сутки, — Скалли решила отвечать, начиная со второго вопроса. — Дрейк со своими ребятами все так же несет дежурство, но пока ничего не случилось.

— Сутки? — Малдер не поверил бы любому другому, но напарнице, с которой прошел и огонь, и воду, и медные трубы и много что похуже, он не доверять не мог. — Так много? Почему вы поместили меня сюда?

— От того удара, ну ты помнишь, — на тонкое лицо Скалли набежала тень, — я на мгновение потеряла сознание. А когда очнулась, то ты мчался за тем типом, точно Карл Льюис* (знаменитый американский бегун)…

Малдер нашел силы улыбнуться.

— Дрейк все еще был без сознания. Я вскочила и попробовала тебя догнать, но куда там… Да, тут-то я и пожалела, что в жизни не занималась спортом! Я могла только кричать, глядя, как «террорист» вбегает в эту воронку.

— Постой, ты сказала «воронку»?

— Да, а ты что видел? — изумилась Скалли.

— Какую-то полупрозрачную стену, — ответил Малдер. — Извини, что сбил… Продолжай!

— Воронка, — Скалли на мгновение задумалась, подыскивая сравнение, — точно торнадо из какой-то пены мгновенно вырос там из асфальта. «Террорист» вбежал в него и исчез, а за ним ты.

— Тоже исчез?

— Да, вместе с воронкой!

— Ничего себе, — Малдер напрягся, попытавшись вспомнить хоть что-то. Голова отозвалась вспышкой боли. — Ничего не помню, хоть убей… И как же вы меня нашли?

— Тут Дрейк подбежал, — продолжила рассказ Скалли. — Ребята из полиции подниматься начали. А ты преспокойненько вываливаешься из пустоты и брякаешься на асфальт… Живой, но без сознания. Даже хуже — ты был почти в коме. Мы вызвали скорую и доставили тебя сюда. Вот и вся история…

— Кома, говоришь? — Малдер встряхнулся и неожиданно ощутил себя до жути, до колик в животе голодным. Сразу отступили на задний план мысли о провале в памяти и переживания по поводу неудачи. — Но сейчас я жив и здоров, и намерен съесть большой кусок мяса!

— Это, конечно, хорошо, — с сомнением сказала Скалли, превратившись из агента ФБР во врача. Превращение было неуловимым, но в то же время очень заметным. В голосе прорезалась властность, а во взгляде — решительная мягкость. — Сейчас я позову твоего врача, и уж он решит, можно ли тебе есть мясо!

— Да ладно, Скалли! — Малдер скорчил дурашливую гримасу. — Ты же знаешь, как я отношусь ко всей этой медицинской ерунде! Не впервой мне сбегать из больницы!

— Нет уж, на этот раз я тебе сбежать не дам!

Серьезность намерений Скалли стала ясна сразу. Она не только отказалась вернуть Малдеру его одежду, но и вызвала врача. Врачом оказался представительный афроамериканец средних лет, такой толстый, что с трудом убирался в собственный халат. Двигался доктор очень осторожно, должно быть, опасался порвать одежду.

— Ну что, здоров я? — нетерпеливо поинтересовался Малдер, когда осмотр, заключающийся в прослушивании легких и сердца, постукивании молоточком по коленям и вождении им перед глазами, закончился.

— Со стопроцентной уверенностью ответить на ваш вопрос не могу, — сказал врач, — мы же не проводили анализов, не делали снимков. Но сейчас вы выглядите вполне оправившимся от травматического воздействия. Если бы сам не видел, то не за что бы ни поверил, что можно так быстро и безболезненно выйти из комоподобного состояния…

— Я могу идти? — Малдер прервал речь, грозившую стать бесконечной.

— Да, — кивнул помрачневший врач. — Но рекомендую вам при первой же возможности пройти полное обследование! Мало ли что!

— Благодарю за заботу, доктор.

— Я пока позвоню Дрейку, — Скалли тактично отвернулась, давая напарнику одеться. — Сходим, поедим где-нибудь.

— Идея хорошая, — Малдер ощутил, как в желудке при одной мысли о еде началось сердитое бурчание. — А где мой пистолет?

— У меня. Отдам, когда оденешься. А то хорош ты будешь — голый, но с пистолетом!

Через десять минут они сидели в небольшом китайском ресторанчике и ждали Дрейка. Малдер с недоуменным видом изучал меню.

— Знаешь, Скалли, я не очень разбираюсь в том, что тут написано, — после паузы сказал он. — Закажи мне сама, чего-нибудь побольше и посытнее.

— Думаю, что утка по пекински тебя вполне устроит, — Скалли подозвала официанта и принялась обсуждать с ним заказ.

Объявился Дрейк, безупречный настолько, словно собрался на прием к английской королеве. Начищенные ботинки сияли так, что глядя в них, можно было бриться, а рубашка затмевала белизной альпийские снега.

— Рад тебя видеть живым, дружище, — сказал Дрейк, протягивая ладонь.

Малдер с удовольствием ее пожал.

— Чего нового? — спросил он.

— Ничего, — тезка пирата как-то растерянно моргнул, на мгновение опустив маску всегдашней невозмутимости. — Бдим, но «террорист» больше не появлялся. Может быть, и не появится…

— Я так не думаю, — Скалли отпустила официанта, и тот, сияя от счастья, помчался на кухню. — Так просто все не может закончиться. Напугали — и все?

— Да, и еще, после того удара, — Дрейк потер лоб, — у меня появились головные боли, шум в ушах…

— Мне, скорее всего, меньше досталось, — покачала головой Скалли. — Все в норме. А тебе нужно бы пройти обследование.

— Э-хе-хе, — тезка пирата скептически улыбнулся. — Кто же даст мне на него время? Вот когда закончим расследование…

— Ладно, разговоры о здоровье оставим на потом, — Малдер огляделся. Но столик стоял в углу, соседние были пусты и подслушать разговор можно было только с помощью специальных приспособлений. — Надо подумать, что могут предпринять наши «друзья» в синих комбинезонах?

— Не исключено, что они попробуют переключиться на следующий город, — сказала Скалли, приветливо улыбаясь официанту, который принес заказ. Стол заполнился тарелками и блюдцами, от них тек сильный пряный запах.

Разговор на некоторое время пришлось прервать.

— А что у нас там на очереди? — поинтересовался Малдер, запихнув в себя остатки утки по пекински. Уничтожена она была с такой скоростью, что можно было подумать — на стол подали воробья.

— Аннаполис, штат Мэриленд, — Скалли в отличие от напарника ела немного.

— Туда отправлена группа агентов нашего управления, — сообщил Дрейк, — оповещена полиция. Они попробуют, конечно, перекрыть весь город, как мы это сделали здесь.

— Предупредили, что «террорист» может оказать сопротивление? — Малдер вытер губы салфеткой и откинулся на спинку стула.

— Конечно, — кивнул Дрейк, — по возможности будем использовать снайперов, чтобы обездвижить преступника. Если не выйдет — придется бить на поражение…

Сотовый телефон Малдера неожиданно разродился громким пиликающим звуком. Забытый в кармане пиджака, он словно напоминал о себе.

— Малдер слушает, — лицо агента отдела «секретных материалов» вдруг напряглось и посуровело. — Да, пришел в себя… Да, чувствую нормально… Что, прямо сейчас?

По некоторым особенностям интонации можно было предположить, что разговаривает Малдер с кем-то вышестоящим. А поскольку во всей структуре Бюро только один человек мог отдавать приказы работникам маленького, размещающегося в подвальном офисе отдела, то следовал логичный вывод, что собеседником Малдера является Скиннер.

— Нас вызывают, — нажав кнопку отбоя, не замедлил подтвердить напарник догадки Скалли. — Скиннер говорил так, словно к его виску поднесли пистолет! Требует, чтобы добрались сегодня же!

— Ладно, езжайте, — махнул рукой Дрейк. — Попробую справиться без вас!

— Только за руль на этот раз сяду я! — заявила Скалли. — Ты еще три часа назад без сознания валялся!

9
{"b":"13387","o":1}