ЛитМир - Электронная Библиотека

— Черт, все время рассоединяется, — Малдер в раздражении отложил телефон. -

Наверное, горы мешают. Сигнал не проходит. Сколько еще ехать?

— Примерно километров десять, — ответил Скенит.

— Недолго, — отозвался Малдер и откинулся на спинку сиденья. — Надеюсь, что мы успеем.

— Лайл, впусти меня! Скалли заколотила в деревянную дверь. За дверью послышался сдавленный стон.

— Я хочу отвести тебя обратно в больницу. Хорошо? Тебе нужен врач. Открой! — крикнула Скалли.

— Нет! Ничего, я сейчас приду в себя, — раздался слабый голос.

— Лайл! Лайл, ответь мне, — Скалли ударила в дверь носком туфли. — Что с тобой? Все в порядке?

— Скалли… Уходи… Я чувствую голод. Мне плохо. Ты слабая… Уходи, пока мне не стало интересно… — услышала Дана невесомый шепот.

Затем дверь дрогнула от удара. Раздался громкий отвратительный скрип, словно гигантская кошка точила когти. Тонкая филенка двери дрогнула и разошлась на несколько одинаковых кусков. Скалли заметила блеснувшие в темноте клыки.

— Господи…

Она выхватила пистолет, сняла предохранитель. Тяжелый рык придавил ее к полу, Дана отшатнулась в темноту. Дверь слетела с петель, медленно, как во сне, упала, подняв столб пыли. Мелькнула хищная стройная тень.

Наступившая тишина навалилась на плечи. Казалось, темнота пропитана страхом, каждый шорох, собственное дыханье готовились броситься вперед, сбить с ног. Скалли подошла к лестнице, стараясь не скрипеть старыми ступенями, медленно спустилась со второго этажа. Где-то здесь, в темноте, ждет чудовище. Хищник, неведомо как попавший в дом.

Она вспомнила стоящие во дворе клетки с дикими животными. Вспомнила красавца горного льва, который мерил стиснутое решетками пространство, хищно щерясь на людей. Большой, сильный и очень злой зверь. Кто-то забыл закрыть клетку. И сейчас тварь бесшумно ходит по дому, кончик пушистого хвоста подрагивает от возбуждении. Он подкрадывается, подбирает задние ноги… Прыжок.

Скалли резко развернулась, прогремел выстрел, направленный в темноту. В следующее мгновение Дана присела, шипя от боли. Она не заметила угол шкафа и, поворачиваясь, попала по нему кистью. Пистолет с громким стуком упал на пол. За окном послышался шум подъезжающей машины. Скалли, придерживая левой рукой правую, подбежала к двери, выскочила наружу. В лицо ей смотрело дуло револьвера.

— Все в порядке, это я, — крикнула : Скалли прицелившемуся в нее шерифу. — Я не знаю, что-то бросилось на меня. Оно бежало вниз по лестнице. Я потеряла пистолет. — Дана растерянно развела руками. Никогда раньше она не чувствовала себя так беспомощно. — Оно очень быстрое, — произнесла она.

— Догадываюсь, — буркнул Малдер. — Пойдем.

Прикрываясь кустами и тенью дома, они осторожно подошли к двери. Дверь была открыта нараспашку и тихо поскрипывала, покачиваясь на ветру.

— Я пошел, — шепнул Малдер. Шериф прицелился, готовый выстрелить в темнеющий проход. Малдер прыгнул внутрь, пистолет метался из стороны в сторону, ища цель. В прихожей было пусто. Шериф зашел следом, револьвер он держал у пояса, как привык еще в годы своей ковбойской юности. Перестрелки в салунах были тогда не редкостью, и считалось хорошим тоном стрелять от бедра. К тому же так пистолет сложнее выбить. Малдер целился с вытянутых рук, дуло пистолета всегда было направлено туда же, куда и взгляд.

Призрак постоял, ожидая, пока глаза привыкнут к мраку. Затем молча, аккуратно наступая на скрипучие доски пола, пошел к лестнице. Шериф остался около двери. Лицо его было неподвижно, и только глаза метались из стороны в сторону, не упуская ничего важного. Малдер коснулся рукой гладкого дерева перил, хотел сделать шаг. И замер. На него смотрели. Пара черных, слитых с темнотой глаз. Следили, поджидая, что чужак сделает этот шаг. Тогда можно будет ударить, разорвать единым движением горло и, не останавливаясь, прыгнуть вперед, туда, где, незряче глядя во тьму, стоит второй. А потом уже поиграть и с последним. Он слабый, у него нет железа. Как будет радостно наконец-то попробовать вкус сильной добычи. На время заглушить голод… Мучительный голод… Вот тогда он наиграется. Это ведь так интересно… Ну что же ты не ступаешь? Сделай шаг! Иначе мне не достать тебя. Я ведь знаю, ты не видишь меня. Вперед, не бойся, я тебя не больно укушу.

Малдер отступил на шаг, почувствовал, как озноб пробежал по всему телу. Рука сама, против воли и разума, нацелилась наверх второго этажа, туда, где кончалась лестница. Палец плавно, как на ученьях, нажал спусковой крючок. Грохот, ослепительная вспышка перед лицом, вскрик, похожий на звериный вой. Тварь, почти с человека ростом, проломила перила, скатилась вниз по лестнице. Два раза стукнул револьвер, прокручивая барабан. Пули прошли мимо. Зверь вскочил, оставляя клочья шерсти, метну лея вверх, на второй этаж. Шериф подбежал к Малдеру, остановился в двух шагах позади. Малдер взбежал по лестнице, ударом ноги распахнул дверь в комнату Джима Паркера.

Темно. Силуэты во мраке. Шкаф, пианино. Кресло. В углу стоит всего лишь кресло.

Шаг вперед, осторожно. Подальше от стен. Скенит, молодец, держится сзади, прикрывает спину. Безоружная Скалли немного отстала, так, чтобы не мешать, но — если вдруг потребуется помощь — успеть. Куда оно могло задеваться? Это надо убить. Уничтожить прежде, чем зараза Маниту коснется остальных. Один способен заразить сотни.

«Где? Где оно может быть? Черное пятно напротив — следующая комната?»

Малдер прыгнул вперед, хлипкая дверь слетела с петель. Тень, стремительная и легкая, похожая на стрелу, выпущенную в упор. Выстрел, еще один. Грохочет револьвер. Одиннадцать пуль. Летящая смерть.

Тишина…

Шериф снял с пояса фонарик, посветил вперед. Тусклый лучик света вырвал из темноты осколки фарфора, стол, покрытый клеенкой, немытую чашку в раковине. В самом углу, свернувшись калачиком, лежал голый человек. Луч коснулся лица лежащего, освещая тонкие губы и квадратный, гладко выбритый подбородок.

— Это Лайл Паркер, — произнесла Скалли. — Он мертв. Совсем. — Она наклонилась, бегло осмотрела тело. — Два ранения в спину, одно в голову и два или три в ноги.

— Все целы? — спросил Малдер, повернувшись к шерифу. Вопрос был излишен.

— Как же так? — прошептала Скалли. — Лайл пошел в туалет. Сказал, что ему плохо, и заперся там. А потом… Я подумала, что на нас напал горный лев.

— Это был не горный лев, — ответил Малдер, вынимая стреляную обойму и вставляя новую. — Горный лев сидит себе в клетке на заднем дворе. И его никто и никогда не выпускал.

Они вышли на улицу, Малдер достал телефон и принялся тут же кому-то звонить. Скалли нашла потерянный пистолет и отправилась вокруг дома. Она не могла понять, как же человек может превратиться в животное. Она вновь и вновь представляла себе схему превращений и каждый раз останавливалась в самом начале. Это было абсолютно невозможно. Но ведь она видела все сама. Клыки. И когти. Дюймовые когти, порвавшие фанерную дверь, как кошка папиросную бумагу. Дана, дойдя до заднего двора, приблизилась к клеткам.

«Наверно, когда я прихожу сюда, то вспоминаю и о моей матери тоже», — Скалли казалось, что она слышит голос. Она пошла между клеток, выискивая ту, с горным львом.

Скрип несмазанных петель заставил ее обернуться. Стальная решетка покачивалась на ветру, рассекая светлеющее небо на несколько равных квадратов.

«Горный лев, пойман в январе 1989 года», — с трудом прочитала Скалли. В клетке никого не было.

«Пожалуй, это случайное совпадение», — подумала Дана. Она быстро развернулась и пошла обратно к Малдеру и шерифу.

Горный лев ровным, стелющимся шагом мчался по лесу. Он чувствовал голод. Белка метнулась на дерево, вскрикнула, прибитая тяжелой лапой. Раздался хруст тонких костей. Горный лев облизнул морду длинным, розовым языком. Ему было интересно.

Офис шерифа Скенита

Браудинг, штат Монтана

Пятница

Утро

10
{"b":"13388","o":1}