ЛитМир - Электронная Библиотека

Черный замок поражал воображение: он был невообразимо огромен и бесконечно стар. Настоящий лес сбегавших вниз башенок, причудливой формы куполов, хаос колонн и арок, провалы ворот в квадратных башнях, словно пасти жаждущих жертв безвестных каменных чудовищ. Пронизывающий холод, жуткий вой ветра, запах гниения и плесени, витающий в воздухе, вся атмосфера вековечного отчаяния и запустения наполнили душу Кирина смутным страхом.

— Черный замок — крепость Джормандарка, — послышался рядом с ним шепот Азейры. Но Кирин не нуждался в пояснениях, ибо ни один человек не мог ошибиться при виде этой мрачной цитадели. Джормандарк являл собой одну из величайших загадок Вселенной; сама планета, над которой взметнулись в небо зубчатые стены и острые башни обветшавшего замка, была больше известна как Планета Тайн, хотя настоящее имя этого сумрачного, окутанного множеством легенд уголка галактики было Ксалтум — планета людей в капюшонах.

Непостижимым образом Космическое Зеркало пронзило слой плотного тумана, толщиной в тысячи миль, и глазам Кирина предстало лицо вечно скрытого загадочного мира. Ни один радар, ни один акустический или рентгеновский щуп, изобретенный нарождавшейся наукой новой эпохи, не смогли бы добраться до поверхности Ксалтума. Пораженный, охваченный благоговейным трепетом, он во все глаза смотрел на фантастическую картину, только сейчас начиная постигать, какую силу держала в своих изящных руках Королева Ведьм.

Картина подернулась пеленой, и ее сменили радужные пятна — такие яркие, что было больно глазам.

И вот он уже стоит на мостике межзвездного крейсера и смотрит вниз на новый дикий и пустынный мир. Всюду взгляд натыкался на бескрайний ледник, который словно мерцающий континент сковал планету от полюса до полюса. Внезапно Зеркало ярко засветилось. Планета медленно повернулась, ночная тьма стала уходить за горизонт, уступая место ослепительному великолепию дня. Глубоко внизу поверхность планеты прочертил гигантский огненный язык. Бесконечные полосы насыщенного племени, точно реки сверкающей алмазной пыли, опоясали небо над застывшим миром. Сияние, равное по силе миллиарду рассветов, заливало огнем блестящую гладь ледяного мира, пока он не засверкал на фоне мрачного бархата космоса, как один огромный, миллионогранный бриллиант.

И вновь ему не потребовалось пояснений, чтобы узнать то место, что расстилалось перед ним, хотя он и видел его впервые в жизни. Это могла быть лишь Арломма, Планета Льда, которая, подобно кулону на груди красавицы, сверкала на фоне обширного, слабо светящегося газового облака, известного как Кракенова туманность. Арломма находилась от Зангримара по ту сторону скопления, далеко за внутренними мирами, и даже дальше Ональдуса. И несмотря на это, магическая сила Зеркала в долю секунды покрыла дюжину световых лиг!

Очарование спало. Сияние померкло. Магическое Зеркало вновь превратилось в матовую, напоминавшую небесное облако сферу, сотканную из призрачных ячеек.

Она подвела его к жадеитовой скамье и жестом пригласила сесть рядом. Ладонь королевы легла на его руку. Сквозь одежду он чувствовал тепло ее прижатого бедра, мускусный аромат духов сладостным туманом оплетал разум. Зачарованный красотой, он жадно впитывал нежную музыку ее вкрадчивого, мурлыкающего голоса.

— С помощью Космического Зеркала я исследовала миры, неведомые людям, и узнала много секретов древних, — говорила она. — Я поведала тебе один из них. Это правдивая история, но, если хочешь, считай ее легендой. Во времена всеобщего начала в нашу галактику из глубин Вселенной прилетели Дети Огненного Тумана. Кто они были, о том в легенде почти не сказано, но они оставались здесь многие миллиарды лет и исчезли задолго до появления человека. Но тогда на новых мирах, вращавшихся вокруг молодых светил, еще не зародилась жизнь. Они не были богами, хотя и обладали беспредельной силой. Боги — а боги существуют, и это правда — и все то удивительное и пугающее, что открывают и во что отваживаются верить жрецы звездных миров, имеют мало общего с Вселенной, что была создана ими во времена далекого Рассвета…

Казалось, колдовская музыка нашептывает ему о тайнах, о чудесах, скрывающихся за гранью постижимого. Как в полусне, он слушал ее низкий, вкрадчивый голос.

— А потом в этот трехмерный мир пришло Оно. Что это было и откуда появилось — о том умалчивает даже легенда. И даже Дети Огненного Тумана со всем своим безграничным могуществом над силами природы, которым было подвластно само время, — даже они перед пришельцем оказались беспомощны, как младенцы. Ком Язот — так они называли его, что на языке богов означает «Покоритель Душ», и всякий раз с его приближением они спасались бегством. Потому что чудовище было невообразимо старым, могущественным, и сила его заключалась в прежде неведомом колдовстве: оно лишало воли и без остатка подчиняло себе любое разумное существо, стоило тому хотя бы мельком на него взглянуть.

Дети Огненного Тумана растерялись, они страшились пришедшего из запредельного космоса и времени чудовища-демона, потому что оказались совершенно беспомощны перед его могуществом. Непостижимыми путями и с целями, которые нам даже трудно представить, они вызвали на некоторых молодых планетах зарождение жизни; со временем там сформировался и начал развиваться разум. Но Ком Язот все больше забирал власть над новыми мирами, пока не стало ясно, что рано или поздно, но вся Вселенная падет под чарами демона.

Загнанные в угол, Дети Огненного Тумана решились на отчаянный шаг — они сразились с пришельцем, но Ком Язот разбил их, сокрушил их мощь, и они бежали от него в свои таинственные пределы, откуда пришли еще до всеобщего начала и где их вновь поглотил Огненный Туман, породивший свое племя посреди абсолютного мрака бесконечно далекой эпохи застывшего Времени.

Но наконец, с исчезновением Детей Огненного Тумана, забеспокоились сами боги. Обычно они дремлют у себя за пределами Вселенной, лишь в редких случаях отрываясь от бесконечных сладких грез. Но в этот раз они проснулись и, осознав силу Ком Язота, поняли, что так или иначе, но с ним пора кончать: уничтожить или же вышвырнуть из Вселенной обратно в безграничную бездну тьмы.

Итак, из блестящего собрания воинов-богов они послали сильнейшего, Валькирия Непобедимого. Бой бога-воина против существа из Тьмы был долгим и упорным; к тому же, чтобы не лишиться воли, сражаться приходилось, не глядя в открытую на демона. В том поединке решалось все. Ибо, если бы он, сам чемпион среди богов, оказался бы побежден и обращен в рабство, что защитило бы прочих богов от Ненасытного, явись тот в их пределы?

Могущественны были средства, к которым прибег бог в борьбе против космического демона. Он срывал со своих мест светила и швырял их в ужасного Ком Язота; в битве длиною в вечность туманности вспыхивали живым пламенем, взрывались и разлетались на миры галактики. Все силы были брошены против демона; колоссальные сгустки энергии, высвобожденной в ходе этой величайшей из всех битв, расщепляли даже элементарные частицы, основу основ космической материи.

И вот наконец битва завершилась — когда Валькирий Великий убил демона, разбил его чары, уничтожил саму субстанцию, из которой тот был сотворен, так что от Ком Язота не осталось ничего…

Кроме его сердца.

Ибо сердце демона так просто не умирает, а у таких, как Ком Язот, фанатиков Хаоса, лордов и принцев всекосмического Зла, сердца безжалостны, холодны и тверже алмаза. Таким было и сердце Ком Язота — словно огромный застывший кристалл. И в нем до наших дней хранится часть той ужасной силы, которая подавляла разум, волю и саму душу взглянувшего на демона.

Тот, кто завладеет сердцем Ком Язота, сможет по своему желанию подчинить себе любого из живущих. Безмерной и ужасной силой этого камня можно держать в рабстве целые галактики. Сам Валькирий-герой, чемпион среди богов, прошел через искушение властью, когда держал в ладонях этот камень.

Богу-герою очень не хотелось расставаться с сердцем демона, хотя из своей неведомой обители боги слали ему громоподобные приказы немедленно его уничтожить, так что в конце концов от их яростного рева задрожали звезды и посходили с орбит многие планеты. Однако Валькирий думал иначе: ему казалось, что неразумно разрушать камень, таящий в себе несметную мощь. Ведь, кто знает, вдруг когда-нибудь в бескрайнем океане будущего из черного хаоса бездны явится новый враг, чтобы завоевать Вселенную, а вместе с ней и запредельные владения богов? Тогда можно было бы прибегнуть к могуществу сердца и спасти многие миры, которые в противном случае были бы уничтожены в катаклизме битвы.

11
{"b":"13389","o":1}