ЛитМир - Электронная Библиотека

Настало самое подходящее время покинуть арену бойни. Грохот стоял такой, что бесполезно было надрывать голос; поэтому Кирин просто указал рукой на дальний конец ротонды, где за мраморным портиком виднелся выход на балкон.

Обогнув сражающихся роботов, они добрались до балкона. Прямо под ними, где из крепостной стены выступало взлетное поле, Кирин увидел пустой флаер. В считанные секунды он помог Темуджину и Каоле перелезть через балюстраду и спустился на поле. Затем, спустившись сам, бросился к флаеру. К машине была приставлена охрана, но оба робота, забыв о долге, усердно превращали друг друга в груду металлического лома.

— Быстро! Надо выбираться отсюда, — бросил он, подсаживая девушку в кабину. Отдуваясь, маг-коротышка взобрался на низкую овальную плоскость летательного аппарата.

— Онолк, Марьяш и Таксис — повелитель копий! Парень, скажешь ты наконец, что такое ты сотворил там, в ротонде?

— Клянусь, и сам не знаю… накатило что-то, — удивленно ответил Кирин.

Внезапно выступ под машиной дрогнул, и все трое, не удержавшись на ногах, упали. Сетка трещин пробежала по мраморной поверхности взлетного поля. Над краем крепости у них над головами показались клубы дыма. Вся видимая часть дворца погрузилась во тьму.

— Похоже, вышла из строя центральная силовая установка, — буркнул он. — Живей! Сейчас не до разговоров!

Приказав Каоле и магу занять кресла в ряду по периметру кабины, Кирин прошел вперед, к месту пилота. Он уселся перед сверкающим пьедесталом из какого-то кристалла — точной копии того, какой они уже видели, когда их везли сюда с космодрома. Он очень надеялся, что за бурными событиями не растерял знаний по управлению кораблем, подсмотренных в свое время у робота-пилота. Быстрыми пальцами он ощупал поверхность сверкающего возвышения. Внутри полупрозрачного материала ожили, замерцали огоньки. Ага… теперь вот так… и еще… есть!

— Я полагал, не помешает знать, как управлять этой штуковиной, — вдруг да пригодится, — довольно улыбнулся он. — Потому и приглядывался, пока нас увозили от корабля. А сейчас держитесь.

Словно сухой осенний лист, подхваченный восходящим потоком, двадцатифутовый овал слабосветящегося пластика оторвался от взлетного поля и взмыл в воздух. Кирин повел корабль над городом; от резко взятой скорости ветер трепал волосы, на глаза навернулись слезы.

Занимался вечер. В хмуром небе тусклыми матовыми фонарями повисли восемь или девять лун. Вдоль извилистых улиц стальной метрополии слепо мерцали огоньки, а устремленные ввысь башни, издавая яркое свечение, отчетливо выделялись на фоне сгущающихся сумерек. Похоже, сумасшествие, охватившее роботов, не распространилось за пределы дворца: спускаясь к земле или паря высоко в небе, беглецы не заметили на широких проспектах и площадях каких-либо признаков хаоса или сражения.

Кирина волновал вопрос, удерживает ли по-прежнему его корабль невидимое силовое поле, что захватило их в плен. Ожил ли корабельный мозг, или он все еще в отключенном состоянии? Он поколдовал над браслетом, с помощью которого поддерживал радиосвязь с мозгом, но не получил ответа. На дальнейшие попытки не оставалось времени, ибо он увидел клином взлетающий в небо боевой отряд флаеров. Еще один поднялся с крыши длинного приземистого здания внизу, отрезая им путь к космодрому.

Каола с трудом удержала крик.

— Берегись, это периферийный патруль! — крикнула она.

Кирин мрачно кивнул:

— Вижу. И сдается мне, у нашего корабля нет вооружения. Док, как насчет хлыста? Остался в нем еще гостинец?

Темуджин с сомнением покачал головой:

— Заряд почти весь израсходован. Видишь ли, парень, он у меня недавно здорово потрудился. Силовые ячейки подзаряжаются сами — они извлекают энергию из космической радиации, но процесс восстановления требует времени. Нужен по меньшей мере час.

— Ну что ж, попробуем иначе! — Кирин прищурился, спасаясь от колючего ветра, и нагнулся, так что над краем кабины выступала одна голова. — Ну и повертимся сейчас… Держитесь крепче.

Первые флаеры ринулись в атаку, и тут их корабль с головокружительной скоростью почти отвесно взмыл вверх. Кирин прибавил мощность, и их вынесло над патрулем. Достигнув высоты в две тысячи футов, он выровнял аппарат и полетел прямиком к космодрому. Тот находился далеко за стальным городом, слишком далеко. Кирин понял, что им не успеть…

Погоня висела на хвосте и неумолимо приближалась. Он бросил быстрый взгляд через плечо и увидел, как у головного корабля что-то ярко сверкнуло. В тот же миг левее от них в воздухе разорвалась вспышка белого пламени. Флаер сильно тряхнуло. Он резко развернул корабль и нырнул вниз, под патрули.

Там он повторил разворот и помчался напрямую к посадочной площадке космопорта. Но патрульные корабли вовремя разгадали маневр и, чуть опустившись, взяли флаер с беглецами в кольцо. Их зажали со всех сторон. Дальше опускаться некуда — он и так едва не задевал коньки зданий. И ни малейшей надежды прорваться сквозь плотное прикрытие наверх. Его губы сжались в мрачной решимости. Все, конец. Теперь роботы без труда вынудят его сесть туда, где им удобно.

Эх, будь у него лучевой пистолет! Но его личное оружие осталось во дворце. Его забрали сразу при аресте, и с тех пор он его больше не видел.

Патрульные флаеры едва не садились им на головы — приказ снижаться. Он резко вильнул вправо, надеясь прорваться за оцепление.

Но роботы были начеку и точно просчитали его возможные действия. Отряд наверху немедленно развернулся и полетел в том же направлении; они двигались быстро и слаженно, как монолитная фаланга древних.

— Похоже, наша песенка спета, — кисло заметил Кирин.

И в эту секунду флаер слева вдруг превратился в ком оплавленных обломков. Вспыхнул ярко-красный огонь. Куски оплавленного пластика застучали по обшивке их корабля.

— Какого чер…

Взорвался тот, что прижимал их справа. Мимо пронесся хвост черного дыма, и все исчезло.

— Держитесь! — рявкнул он и направил корабль круто вверх, прямо в брешь, образовавшуюся на месте погибших врагов. Каким-то чудом ему удалось вырваться из капкана, прежде чем остальной патруль успел отрезать ему путь. Он очутился значительно выше их и мчался на полной скорости. Но вражеская эскадра наверняка уже на хвосте… а кстати, где они?

Он глянул вниз и увидел, как они один за другим разлетаются в куски. С каждым взрывом над очередным кораблем расцветал огненный цветок, увенчанный черным дымом, и новая порция расплавленного пластика проливалась на стальную столицу.

— Что происходит, парень? — Темуджин в изумлении разинул рот. Кирин пожал плечами, лицо его осветила радостная улыбка.

— Сам не знаю, но думаю, больше они не сунутся!

Так и случилось. Скоро последний из преследователей исчез во вспышке пламени, прогремел гром, и небо стало чистым.

Или… не совсем?

Внезапно на них наползла неясная тень. Пронзительно вскрикнув, Темуджин вытянул руку:

— Клянусь бородой Арнама, не твой ли там корабль, парень?

Кирин едва не свернул шею. Он не верил глазам — так и есть! Огромные черные формы почти растворились на фоне сумрачного вечернего неба. Глаз различал лишь какую-то призрачную громаду и тусклое голубое свечение от антигравитационных двигателей, удерживающих корабль над поверхностью планеты. Кирин нажал на кнопку браслета.

— Ты здесь откуда? Патрульные корабли — не твоя работа?

Знакомый механический голос ответил из динамика на запястье:

— Десять целых две десятых минуты назад я обнаружил, что силового поля, захватившего контроль над моими системами, больше не существует. Действуя согласно основной директиве Гамма — 2, я по собственной инициативе поднялся в воздух и в поисках вас начал осматривать окрестности. Затем я услышал ваш вызов и последовал на него. Я увидел, что вас преследует подразделение воздушных автоматов, из чего сделал вывод о необходимости срочного вмешательства. Используя вооружение малой разрушительной силы, я уничтожил их, прежде чем…

20
{"b":"13389","o":1}