ЛитМир - Электронная Библиотека

Взметнулись ли на миг чуть выше тусклые огни? Или же то был блеск ушедшего величия, вспыхнувший в призраке изгнанного божества? Кирин не мог сказать наверняка.

— Скоро ми войдем в Башню, ты и я. Я помогу, но многого не жди, ибо за вечность заточения моя сила вытекла по капле, к тому же я истощен потерей энергии, что вложил в тебя, хотя о том и не жалею. А потому, Кирин, будь начеку и ступай осторожно: отныне я смогу прийти на помощь только раз.

В душе его нарастал смутный протест. Как объяснить этому доброму, скорбному, усталому созданию, что он вовсе не собирается расставаться с «Медузой»? Как обнажить перед увечным ангелом свой стыд, название которому — алчность? Он мучительно подбирал нужные слова, как вдруг почувствовал, что сон оставляет его. Нет, не сейчас…

Он вдруг почувствовал, как кто-то осторожно трясет его за плечо, открыл глаза и увидел старину Темуджина, с улыбкой щурившегося на него сверху вниз. Вместе со зрением вернулся слух.

— Просыпайся, парень, — сказал маг. — Приехали! В телескопе — Пелизон!

13. ЗАРЛАК ВСТУПАЕТ В ИГРУ

Глубоко под землей, в мрачной, вырубленной в скале комнате, освещенной холодным сиянием немеркнущих ламп, за огромным столом из черного дерева сидел в одиночестве сухопарый человек.

Он был одет во все черное. Черный переливчатый шелк рукавов легким шуршанием отвечал на каждое движение руки, листающей страницы древней книги, которая лежала перед ним на столе. Вспыхивали и гасли блестки драгоценных камней, вшитых по складкам просторной сутаны, скрывавшей человека от чужого глаза.

Вместо лица — темный овал маски под выступающим далеко вперед капюшоном. Остались одни глаза — серые, со взглядом холодным, точно лед, и в то же время жарким, как огонь. Неподвижной тенью он навис над испещренным рунами листом старинной рукописной книги, и казалось, во всей этой зловещей фигуре остались жить одни глаза. В них полыхал яростный огонь неукротимой энергии. В пристальном взгляде угадывалась бесчеловечная жестокость, которая, однако, не могла затмить безудержную жажду власти.

Книга, над которой склонился этот закутанный в черное человек, пережила многое и многих. Тысяча веков миновала с тех дней, когда рука неведомого переписчика покрывала витиеватыми иероглифами эти пожелтевшие, в паутинке тончайших морщинок кожаные листы. Книга, лежавшая перед ним на массивном столе, была старше, чем летопись человечества. Речная глина, из которой люди однажды слепили кирпичи, чтобы потом возвести из них стены Ура в Чалдизе, еще пребывала в первозданном состоянии, когда на эти высохшие, ломающиеся от неосторожного прикосновения листы ложились первые значки. Блоки пирамиды Хеопса еще спали в теле скал, стоявших вдоль долины Нила. Огромная сверкающая стена льда, что, перемалывая все на своем пути, пришла с бескрайнего, таинственного севера, лишь недавно отступила в свои исконные пределы. Человек находился в возрасте младенца, он только-только шагнул на низкую ступеньку, отделявшую его от зверя, едва встал на ноги, освоил самые примитивные орудия труда. Аура почти физически ощутимой изначальной древности окружала старинную книгу, сквозь сотни тысячелетий она пронесла в себе пыль неторопливого времени.

Но что бы ни пытался отыскать человек в сутане в этом своде древней мудрости, все ускользало от него. С тихим проклятием он закрыл книгу и оттолкнул ее в сторону, затем откинулся на спинку богатого, как трон, стула и предался размышлениям; его голодные, с блеском холодной ярости глаза устремились в непроницаемый сумрак подземной комнаты.

Слабый звук за спиной. Сталь звякает о сталь. Похожая на клешню рука в наростах отодвигает темную гардину. За ней черный провал — вход в коридор. Из темноты в комнату ступает карлик, облаченный в стальные доспехи. Фантастические на вид доспехи разрисованы извивающимися драконами и оскаленными дьявольскими мордами. Из-под сплошного покрова стали виднеются лишь отвратительные руки и желтоватое с лягушачьими чертами лицо.

Он был невероятно безобразен. Не рот, а безгубая прорезь, глаза — три пылающие щелки, полные злобы и хитрости. Голова начисто лишена волосяного покрова.

— Хозяин! — проквакало существо. Человек в сутане обернулся.

— Говори! — хрипло приказал он.

— Мы потеряли связь с Пангоем, — сказал карлик Смерти. — Его передатчик замолчал в третьей четверти часа Жабы.

— Мертв или без сознания?

— Мертв.

Слово эхом отдалось от свода и угасло до невнятного шепота. Лицо в черной маске надолго задержалось на карлике, глаза излучали серый мертвящий холод. Зарлак, повелитель карликов Смерти, король Пелизона, переживал редкое чувство горечи от постигшей его неудачи. Старинная книга, которую он так тщательно изучал и, отчаявшись, оттолкнул от себя, была его последней надеждой. Все время, что он пробыл в этом пустынном мире, населенном дикарями, им двигала одна мысль — любыми способами разгадать тайну Железной Башни. Он просмотрел все полуистлевшие рукописи, так или иначе затрагивающие культ Смерти, — тщетно. Он раскопал все старинные слухи и сплетни — результат тот же. В конце концов в поисках ключа, который отворил бы ему охраняемые демонами и заклятиями ворота Башни, он обратился к древним Книгам Власти, но книги обманули его. Неудача с Пангоем на Зангримаре принесла новые огорчения. Сейчас маска скрывала под собой лицо, изборожденное морщинами, обезображенное яростью и бессильной злобой. Но в темных зрачках светили звериная ненависть и жестокость. Еле заметно вздрогнув, карлик отвел глаза — он не в силах был вынести этот горящий взгляд.

— Подай мне записи! — приказал Зарлак.

Карлик молча протянул своему хозяину моток пластиковой ленты с черными волнистыми полосами по серой поверхности. Всматриваясь в них, Зарлак начал медленно протягивать ленту между пальцев, затянутых в черные перчатки.

— Последние записи показывают, что он застал в своих покоях какую-то девушку-рабыню, — осторожно заговорил карлик. — Он попытался допросить ее, но в это время внезапно проснулся землянин, и между ними произошла схватка. Похоже на то, что землянин Кирин убил Пангоя…

— Глупец, я и сам могу прочесть телеметрию! — Зарлак скрипнул зубами. С глухим рычанием он отбросил ленту. Пангой представлял огромную ценность. Нексиец так никогда и не узнал, что, прежде чем он прибыл на Зангримар, в его мозговую ткань хирургическим путем были вживлены телепатические рецепторы. Колдун не подозревал, что работает на Зарлака, короля Пелизона. И вот его невольный шпион убит, а он так и не проник в тайну Железной Башни.

Карлик — его звали Вулкар — незаметно пододвинулся ближе.

— Что же теперь будет, хозяин? — прошептал он. Холодный взгляд Зарлака по-прежнему сверлил густые сумерки.

— Теперь землянин, конечно, явится сюда, — сказал король. — Если только сумеет вырваться из когтей Королевы Ведьм живым и вернуть свой корабль.

— Разве это возможно? Королева такая сильная… — с сомнением в голосе протянул Вулкар.

— Пангой тоже был сильным, — грубо оборвал Зарлак. — Его власть над разумом не имела границ — вот почему великие колдуны Некса первым послали на Зангримар именно его. Только такой человек, как он, сумел бы разрушить планы Азейры, прежде чем та ввергла бы половину галактики в пучину войны. — Невидимая улыбка тронула скрытые маской губы Зарлака. — Но несмотря на все свое могущество, глупец не устоял перед чарами женщины. Он безнадежно влюбился в королеву… а та, зная, каким мощным оружием является власть над разумом, приняла его к себе на службу. Она не знала, равно как и он, что его мозг передает мне все, что видит и слышит ее поклонник. Вулкар злорадно захихикал.

— А ведь эту любовь устроили ему вы, хозяин!

— Ты прав. — Зарлак усмехнулся. — Это была мастерская работа. В то время я посещал младшую ступень школы колдовства на Нексе. Когда стало известно, что с миссией пошлют Пангоя, я заманил его в свою комнату и там вживил в мозг телепатические рецепторы. А заодно внушил ему под гипнозом, чтобы он возжелал ведьму и пал бы под ее чарами. Я рискнул в надежде, что в Азейре осталось достаточно от женщины, чтобы ей льстило слепое обожание, и что поэтому она скорее приблизит его к себе, чем убьет. Все шло хорошо, как вдруг является землянин и каким-то непонятным образом побеждает колдуна…

23
{"b":"13389","o":1}