ЛитМир - Электронная Библиотека

Но сквозь дымку подступали другие. Он отбивался, как мог. Никогда еще ему не приходилось так туго, даже в тот черный день, когда свирепые жрецы Зодаха поймали его с поличным на краже тиары, принадлежащей их распутной королеве. Однако эти маленькие бестии с тремя глазами оказались самыми беспощадными врагами из всех, с кем он до сих пор сталкивался лицом к лицу. Они дрались в полном молчании, без суеты, экономя силы и со знанием дела, что поражало больше всего.

И тут он узнал их — убийцы-профессионалы! Приверженцы зловещего культа убийц с Пелизона, затерянного по ту сторону звездного скопления.

Карлики Смерти!

Затем каким-то чудом ему удалось прорваться сквозь их цепкое кольцо. Перед ним вновь лежала улица. Разбрызгивая грязь, поскальзываясь на мокрых булыжниках, он бежал к взлетному полю под защиту своего корабля.

Оставалось совсем немного…

Шишковатый жезл с такой силой ударил его в затылок, что Кирин, будто споткнувшись, со всего маху рухнул лицом в грязь. Он понимал, что на этот раз уже не сможет вовремя подняться, не сможет дать врагам отпор. Это конец. Однако, как ни странно, его не столько страшила близкая смерть, сколько мучил вопрос — за что? За что его преследуют человечки с Пелизона? Коли на то пошло, так он в жизни ни разу даже близко не подлетал к их планете. Что же касается фанатиков с Шутаба, жаждущих его крови, то те ни за какую плату не смогли бы купить карликов смерти. Те служили только своим мрачным богам. И убивали только тех, кого считали врагами своих богов. Но тогда почему они хотят убить его?!

Они подошли почти вплотную, как вдруг в сумрачном тумане обозначилась неясная фигура. Желтая, похожая на клешню рука уже нащупывала горло, когда незнакомец шагнул вперед. Вот карлик нагнулся над поверженным человеком: черные глазки твари мерцали злобным торжеством, страшный жезл нацелился для последнего удара. Но в тот же миг на свет явился желтоватый прут, и тонкий лучик, сверкнув в струях дождя, легко коснулся тонкого запястья карлика.

Удар был слабым, — мелькнув, луч растворился в ледяных струях. Но этого оказалось достаточно. Карлик со свистом втянул в себя воздух и, резко отдернув руку, начал заваливаться на бок. В глазах твари Кирин прочел смертельную муку. Казалось, руку карлика вдруг по запястье окунули в тигель с расплавленным свинцом.

Прочие отступили, напутанные пляской смертоносного прута. Какое-то время страх удерживал убийц на расстоянии — пока, нагнувшись и пыхтя от напряжения, незнакомец пытался поставить на ноги измотанного, еще не отошедшего от шока землянина.

— Туда! К кораблю! — выдохнул Кирин. Непослушные ноги то и дело запинались, прогибаясь под тяжестью тела. Обхватив землянина свободной рукой, незнакомец тащил навалившегося на него Кирина к звездолету.

Рванувшись вперед, с десяток карликов замкнули зловещее кольцо — вокруг людей и звездолета.

Кирин прохрипел условный код, и перед ним распахнулся люк тамбура.

— Вперед! — выпалил он.

Из тумана на них обрушился настоящий град черных жезлов. Их глухие удары о тело причиняли нестерпимую боль. Незнакомец, вдруг взмахнув руками, распростерся на скользкой грязи взлетного поля: над его левым глазом расплывался ужасный кровоподтек.

Впоследствии, как он ни пытался, Кирин не мог вспомнить, каким образом ему удалось затащить в корабль своего нежданного спасителя и захлопнуть люк. На какое-то время у него наступило словно бы помрачение рассудка. Затем тьма завладела им целиком.

Он попросту выключился.

2. ДОКТОР ТЕМУДЖИН

Кирин пришел в себя от яркого света и еле ощутимой вибрации. Он вместе с другим человеком по-прежнему находился в тамбуре, но люк был герметично закрыт, и, значит, они были в безопасности. Совершенно разбитый, он лежал не в силах шевельнуться и только прислушивался, стараясь уловить глухой звук ударов по наружной обшивке, но в воздухе слышалось лишь монотонное гудение двигателей.

— Черт побери, — сказал он отчетливо. — Может быть, скажешь, что ты там сотворил?

Из стены напротив послышался механический голос:

— Поскольку было очевидно, что вы подверглись нападению и не в состоянии отдавать распоряжения лично, в действие вступила верховная директива «Альфа — 1». — Голос из динамика звучал ровно и приятно. — Цитирую: «В случае возникновения критических ситуаций корабль наделяется правом принимать самостоятельные решения, направленные на защиту…»

— Я это и без тебя знаю! — оборвал голос Кирин, с трудом вставая на ноги и пошатываясь из стороны в сторону. — Говори толком: что ты сделал?

— Я загерметизировался и поднялся на постоянную орбиту в двух милях над поверхностью планеты, — донеслось из динамика. — Смею заметить, что вы и ваш товарищ нуждаетесь в медицинской помощи. Корабельный врач встроен в шкаф, который находится справа от…

— Сам знаю, — бросил Кирин, ковыляя по стеночке. — Приготовь коктейль. На свое усмотрение.

Пока корабль занимался этим тонким делом, Кирин включил медицинского робота и, вытащив своего таинственного спасителя из тамбура, уложил его поудобнее на полу, недалеко от аппарата. Выдвижные металлические манипуляторы тут же принялись зондировать раны, осушать и дезинфицировать порезы, прикладывать к синякам лед, а Кирин тем временем как следует рассмотрел незнакомца. Однако, к своему большому удивлению, он так его и не узнал.

Это был толстячок-коротышка, с головой гладкой, как яйцо, с кустистыми бровями и парой невероятно длинных, бандитского вида усов, которые даже сейчас, когда он находился в состоянии покоя, придавали его красному, мордатому лицу выражение свирепого пирата. Кирин затруднялся определить его года, в любом случае, их хватило бы, вздумай тот назвать себя его отцом… если, конечно, он и в самом деле не его отец.

Шкаф прыснул на спасителя чем-то возбуждающим, тот очнулся, и Кирин увидел его глаза — голубые и добрые, с веселыми искорками в уголках. А когда тот открыл рот, тут же поморщившись от боли, от чего пришли в движение разнокалиберные синяки и ссадины, украшавшие его физиономию, то Кирин с удовольствием обнаружил, что незнакомец к тому же обладает незаурядным даром речи.

Матовая панель в стене напротив бесшумно ушла вверх, открыв два высоких стакана с янтарной жидкостью. Ледяные кубики в их содержимом соблазнительно звякнули, когда выдвижной столик вынес стаканы поближе к людям.

Из динамика послышалось:

— Ввиду отсутствия конкретных указаний и сообразуясь с вашим вкусом относительно алкогольных напитков, я взял на себя смелость смешать…

— Засохни! — огрызнулся Кирин и, перехватив изумленный взгляд незнакомца, ухмыльнулся:

— К вам это не относится, это я говорящему бортовому роботу. Вот, хлебните-ка для согрева. — Он протянул стакан и стал молча наблюдать, как исчезает янтарная жидкость.

— Уф-ф! — выдохнул толстяк над пустым стаканом. — Хотя я и нарушил принятый обет, но сделал это исключительно в медицинских целях и не прогадал! — Выражение его мясистого, красного лица несколько смягчилось, голубые глаза весело заблестели. — Если ваш механический эскулап кончил стараться над моим бренным телом, то позвольте заметить, что вон то пневмокресло у вас за спиной выглядит куда привлекательнее жесткого пола… — добавил он, многозначительно поведя глазами.

Кирин помог толстяку подняться и, поддерживая, проводил к одному из двух пневматических кресел, стоявших в рубке, перед слегка изогнутой панелью управления, на которой перемигивались разноцветные огоньки. Со вздохом облегчения опустившись в кресло, коротышка стащил с себя дождевик. Глядя на него, Кирин вспомнил, что свой он так и не снял. Силовое поле по-прежнему исправно несло службу, отталкивая несуществующую атмосферную влагу. Он выключил поле и отшвырнул дождевик — корабль подберет.

— Чудесно, чудесно! — кивая, пропыхтел незнакомец. Кирин так и не понял, относилось ли это замечание к корабельному роботу или к питью. Затем собеседник разрешил его сомнения, обронив:

3
{"b":"13389","o":1}