ЛитМир - Электронная Библиотека

— Последние двенадцать и три десятых секунды я подвергаюсь атаке извне, — с ноткой безразличия заметил корабль.

Кирин так и подпрыгнул на месте, опрокинул стакан и, исторгнув проклятие, рявкнул:

— Вид атаки!

— Лучевое оружие, — проворковал корабль. — На нашей орбите находятся еще два звездолета. До настоящего момента мои дефлекторные экраны отклоняли пучки гамма-лучей, но согласно логической схеме в ближайшие несколько секунд ожидается применение всепроникающего жесткого излучения.

— Смени орбиту, маневрируй, — прорычал Кирин. Затем ошарашенному Темуджину:

— Должно быть, те же проклятые карлики! — Чуть повысив голос, добавил:

— Корабль! Пока занят маневром, заодно рассчитай курс на Пелизон и — вперед!

Итак, как говорили в докосмические времена, жребий брошен, мосты сожжены, Рубикон перейден. Кирин вступил на путь, в конце которого в Железной Башне на Пелизоне его ждал загадочный камень «Медуза».

Разумеется, он не имел ни малейшего понятия о том, что судьба тысячи звезд зависит от его решения.

3. КОСМИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА

Жа и Пелизон лежат на противоположных концах звездного скопления, которое охватывает несколько сотен светил и известно под названием Звездная Гроздь. Пелизон был маленьким одиноким мирком на краю галактики, расположенным еще дальше, чем созвездие Дракона. Отдав приказ проложить курс на Пелизон, Кирин с головой ушел в изучение плана Башни. Контроль был излишним: корабль знал свое дело.

Его звездолет представлял собой великолепный образец достижений, на которые была способна инженерная мысль старой империи. Спору нет, новая империя тоже начала строить корабли, повсеместно развивались новые технологии, примером чему служил дождевик с водоотталкивающим полем, который он носил на Жа, или тот же лучевой пистолет. Но даже технари с Валдамара не могли создать корабль, хотя бы отдаленно напоминающий корабль Кирина.

Едва ли в сотню ярдов от носа до кончиков стабилизаторов, изящной, обтекаемой формы, невероятно быстроходный, это был лучший звездолет из всех, когда-либо бороздивших ледяной мрак межзвездного вакуума. Корабль был буквально нашпигован всяческим вооружением — как для атаки, так и для отражения агрессии — и для маленького крейсера имел снаряжение выше всяких похвал. Словом, не звездолет, а маленькая крепость — маневренный, стремительный, почти неуязвимый. По команде хозяина он поднялся над запутанными орбитами девяти лун Жа, полыхнул двигателями — и пропал. Пропал, будто его и не било.

Этот корабль отличался не только скоростью и совершеннейшим вооружением, но и тем, что в полете обнаружить его было необычайно трудно, скорее — невозможно. В любой момент вокруг корпуса можно было создать плотное магнитное поле, настолько мощное, что оно отклоняло даже световые лучи, которые как бы обтекали его со всех сторон, в результате чего корабль оставался невидим и для глаз, и для локаторов.

Правда, чтобы обнаружить в космосе корабль, можно было прибегнуть и к иным способам. При одном из них использовалось нейтринное излучение звезд. И снова древние сработали с умом и старанием. Корабль Кирина был оснащен особыми экранами, которые снижали интенсивность излучения тяжелых частиц до ничтожного уровня. Фактически, единственное, что этот корабль не мог утаить от приборов, была его масса. По счастью, лишь боевые звездолеты класса «Омега» были оснащены детекторами массы. Но эти приборы были тяжелы, громоздки и требовали деликатного обращения, к тому же на всю Звездную Гроздь приходилось лишь несколько крейсеров класса «Омега».

Поэтому можно с полным правом сказать, что, когда корабль покинул систему планеты Жа, он как бы растаял в воздухе… точнее — в космосе.

Это придавало особую остроту тому обстоятельству, что он был тем не менее обнаружен и атакован.

Все началось с той минуты, когда забарахлил бортовой мозг. Мозг потерял контроль над кораблем — сам по себе факт не только удивительный, но и тревожный. Такого попросту не могло быть.

Мозг, сверхминиатюрный бортовой робот с набором манипуляторов, обладал неограниченными возможностями и один заменял Кирину экипаж профессионалов. Он не только управлял системой жизнеобеспечения и комплексом двигателей, но помимо этого выполнял функции навигационного компьютера и автопилота, понимал команды с голоса, а при отсутствии таковых действовал по собственной инициативе в соответствии со встроенной программой верховных директив.

После того как стартовали от Жа, прошло несколько часов. Оба мужчины отдыхали, занятые поздним ужином, попутно налаживая более близкие отношения. Пока Кирин наслаждался чашечкой горячего каффа, Темуджин, попыхивая гладкой черной трубочкой, передавал вору кое-какую информацию о жизни таинственного вождя карликов Смерти.

— Честно говоря, парень, мы знаем о нем очень немногое, — говорил Темуджин. — Он появился неизвестно откуда, вступил в ряды приверженцев культа и на удивление быстро поднялся к вершинам власти. Одно лишь известно доподлинно: сам он не пелизонец. Росту он почти семь футов и на вид худой, как скелет.

— Что-нибудь о лице? — допытывался Кирин.

— Один Космос ведает! Постоянно прикрывает лицо маской, — должно быть, чтобы напустить вокруг себя побольше туману. Называет себя Зарлак. Убийцы зовут его Скрытный и почитают за пророка, якобы посланного богами для того, чтобы тот привел их мелкий народец к величию и власти. В общем, все очень запутанно и покрыто мраком.

— Получается, Зарлак и отдал приказ меня убить?

— Скорее всего, что так. Но мы думаем, за этим кроется нечто большее, чем желание помешать тебе украсть камень. Мы думаем, Зарлак сам за ним охотится.

— Гм-м. А что представляет из себя эта «Медуза», а, Темуджин? Что это — драгоценный камень или нечто большее?

Темуджин загадочно подмигнул и коснулся пальцем своего мясистого носа.

— Большее, парень. Гораздо большее, — прошептал он тоном заговорщика. — Это невероятной силы талисман… очень опасный, окажись он в недобрых руках. На Тревелоне знали о нем испокон веков, но, пока он находился под охраной карликов, отгороженный от мира ловушками и западнями Железной Башни, мы не особенно беспокоились. Но сейчас, с выходом на сцену Зарлака Скрытного, нас стала одолевать тревога. Мы подозреваем, что Зарлаку известна тайна «Медузы»и что он появился на Пелизоне с одной целью — завладеть талисманом. Отсюда и предложение выкрасть его. Тревелону талисман нужен единственно для того, чтобы, только получив, немедленно его уничтожить и таким образом уберечь миры от нашествия Зла. Если он попадет в руки людей, не разборчивых в средствах, он может быть очень, очень опасен, и тогда…

— Кирин.

Тихий, приятный голос корабля. Низкого тембра механический голос звучал, как всегда, ровно и спокойно, однако на этот раз в нем ощущалась какая-то звенящая напряженность.

— В чем дело?

— Я чувствую постороннее вмешательство, — невозмутимо ответил корабль. — Неопознанный внешний источник энергии пытается подчинить себе мои электронные цепи.

Новость была настолько ошеломляющей, что Кирин едва не расплескал свой кафф. Он вскочил на ноги:

— Что-о? Но это невозможно!

— Я понимаю, — последовал ответ. — Но именно это сейчас и происходит.

— Где мы?

— Выходим за пределы созвездия Дракона. Приближаемся к Пелизону. — Голос корабля звучал как будто тише и глуше.

— Откуда исходит луч? С корабля? — На ум прежде всего пришли два корабля, атаковавшие их на орбите Жа. Но как смогли карлики выследить их в межзвездном пространстве? Нет, невозможно… хотя, если подумать, не более невозможно, чем обнаружить в космосе его корабль.

— Нет, луч идет от планеты, я в этом уверен. Благодаря фоновому резонансу я чувствую магнитное поле планетарного характера… Я пытаюсь локализовать источник, но это очень трудно… Кирин, я потерял контроль над навигационным компьютером. Мы меняем курс. Направляемся в…

И мозг замолчал. Замолчал, точно умер.

5
{"b":"13389","o":1}