ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Давление исчезло так же быстро, как и возникло. Шатаясь, как пьяный, Тэйн открыл глаза. Невидимые иголки обжигающего пламени пронизывали все его тело, проникая в плечи, руки, спину и бедра. Тэйн вздрогнул, предчувствуя нестерпимые муки.

Пол ушел из-под ног, и он свалился, стукнувшись лицом об пол. Пытаясь преодолеть оцепенение и вздохнуть между приступами боли, он припал к холодному настилу, как утопающий в бушующем море хватается за обломок корабля.

Нексианские борцы сражаются только ментальной энергией, усиленной в десятки тысяч раз сверхъестественной магией научно разработанного устройства, вмонтированного в шлем: сконцентрировавшись на мысли, воин соответствующим образом перепрограммирует прибор. Не имея в своем распоряжении аналогичного устройства обычный человек не в состоянии устоять или противодействовать телепатической атаке. Такая атака – всего лишь вызванная извне иллюзия. Первый удар, показавшийся Тэйну ударом кувалдой, на самом деле был лишь проекцией телепатического воздействия на нервные центры в мозгу искателя приключений, отвечающие за живот; проекцией, симулирующей сигналы нейронов при настоящем ударе. И в этом случае мозг не в состоянии различать между нейронной симуляцией и реальностью. Он просто регистрирует боль.

Изнуренный этой пыткой, не вполне владея собственным телом после страшной мозговой атаки, Тэйн неуклюже растянулся на полу. Невидимые удары кнута полосовали спину, жаля, обжигая и сдирая кожу. Как рыба, выброшенная на берег, извивался и дергался на полу искатель приключений… А потом он почувствовал, что где-то под наведенной извне мукой холодные щупальца медленно пробираются в его сознание. Прикрывшись ревом и грохотом психической пытки, нексианец шарил в эго мозгу, роясь в воспоминаниях.

Унизительно. Насилие над разумом ведет к полной деградации. Несмотря на агонию тела, какая-то мощная внутренняя сила, ядро Тэйна, восстала! Последовал ответный удар!

Ледяные щупальца добрались уже до самых сокровенных уголков сознания… жестоко и грубо пробираясь по тонкой паутине, сотканной из мыслей. Так варвар – расхититель гробниц – в поисках золота крушит изысканные произведения искусства. Где-то глубоко внутри Тэйн ощутил проблески жизни… пружиной развернулась в нем неукротимая ярость… сильной волной росло возмущение, каждая клеточка существа яростно боролась за освобождение, подобно прикованному титану… Что-то должно было случиться.

В голове что-то щелкнуло. Сломался невидимый барьер, выпуская скрытую мощь, неожиданно наполнившую каждый нерв, каждый мускул тела Тэйна – пламенный, волнующий, наэлектризованный поток новой энергии из неизвестного центра сознания.

Эта сила наполнила рельефы мускулов, взяла власть над нервными центрами, уничтожив искусственно наведенное чувство боли и открывая мощные неиспользованные ресурсы его истерзанного и избитого тела. Резким движением Тэйн вскочил на ноги, яростно сверкая глазами. Зангор замер, открыв в недоумении рот: восстал из пепла поверженный, чуть живой неприятель! Смех в зале замер, будто внезапно выключили пластинку. Наступила полная тишина.

Тэйн расправил плечи, ощущая мистическую новизну восприятия и в теле, и в сознании. Мускулы были гибки, как никогда раньше. Спало напряжение в голове; багряная боль оставила живой и ясный ум.

Он мысленно стукнул Заргона по голове.

Искатель приключений сам не знал, как это у него получилось. Как и не смог бы на словах описать, как с силой тряхнул противника за руку: тысячи нервов активизировали весь комплекс мышц, примерно так, как когда мы поднимаем или двигаем конечностью… В обычном случае это происходит инстинктивно и очень быстро. И так же быстро все произошло, когда он воспользовался только что обретенным ментальным оружием.

Зангор взвыл от боли и ярости, когда мысленный кулак Тэйна нанес ему сокрушительный удар по голове. Пошатываясь и дрожа, он шаг за шагом отступал под градом мощных ударов, которыми его награждал пленник.

От такой удачи воин с планеты Зха испытывал бодрящее возбуждение. В столь необычном использовании сознания ощущалась захватывающая новизна, будто обнаружила себя доселе скрытая новая конечность. И Тэйн экспериментировал со своим новым открытием. Он слышал об отдельных людях, наделенных необычными талантами вроде телекинеза… он поднял…

Заргон поднялся над полом нелепым воздушным шариком, беспомощно вращаясь в воздухе, неуклюже болтая и дрыгая ногами и руками. Когда Тэйн «отключил» энергию, ментальный гладиатор шлепнулся на пол, ударившись о гладкую поверхность. Он безвольно, как мертвый, распластался на полу. Широко раскрытые глаза, не мигая, смотрели в пустоту.

А потом эта странная сила покинула Тэйна, исчезнув так же быстро, как и появилась, будто чья-то невидимая рука повернула выключатель. Сила покинула могучее тело пленника: под грузом навалившейся усталости ноги с трудом держали его. Голова кружилась, как у пьяного, сознание плыло в странной дымке, глаза застилала багровая пелена.

Он даже не осознал, что падает, пока не почувствовал лицом прикосновение холодного стального пола.

И это было последнее, что он сумел понять.

Глава 7

ЛУНА ДЖУНГЛЕЙ

Ему снилось будто он заключен в тюрьму. Тэйн медленно плыл по замкнутой радужно-опаловой дымке сквозь желто-зеленые янтарные тени и нежно-розовое светлое пламя, покуда не погрузился в абсолютную чистоту белого света. Он не ощущал ни глаз, ни тела. Нервы не передавали в мозг информацию от органов чувств. Смутно, будто в полусне, он отметил, что чьи-то грубые руки подняли его и вынесли с арены… В облаках клубящегося разноцветного тумана перед ним проплывали лица: одни его внимательно разглядывали, другие с любопытством глазели, третьи ненавидели, завидовали или боялись.

Его бросили в камеру и заковали в наручники и цепи, но сознание оставалось отделенным от чувств его тела, будто миллионы нервных окончаний обернули ватой. Он не чувствовал ни холода плит пола, на который его бросили голой спиной, ни прохладной стали наручников. Даже когда молодой шаман в зеленом балахоне впрыснул ему в горло лекарство, он этого не почувствовал. С большим трудом Тэйн осознавал лишь то, как лекарство, пульсируя, расползается по паутине кровеносных сосудов… Он даже мог проследить его путь по мере того, как оно проникало в тело и наполняло мозг смертоносным дурманом.

Затем и это видение исчезло, и искатель приключений упал в объятия абсолютной темноты.

Несомненно, Шастар побаивался его сверхъестественных способностей, но в его планы не входило убивать Тэйна. Шастару от него было что-то надо, и настолько ценное, что это вынудило вождя разбойников позволить пленнику находиться в самом сердце своей державы. А ведь он боялся удивительной ментальной силы, которую Тэйн так неожиданно продемонстрировал на арене.

Странно… очень странно!

Снадобье – легкий наркотик с далекой Делаквоты (планеты-производителя лекарств) сняло неприятные ощущения и одновременно с этим стимулировало работу мозга. Разум обрел кристальную ясность, синапсы головного мозга образовали новые связи, сознание обрело сверхчеловеческие логические способности: будто компенсируя отсутствие физических ощущений, удвоилась ментальная сила.

Теперь Тэйн заново узнавал свое тело с абсолютно новой точки зрения. Казалось, он стоял перед сложной картой: запутанная сеть вен и артерий, формирующих кровеносную систему, лежала перед ним раскрытой книгой, и с той же легкостью он мог рассматривать нервную систему с ее нейронами и синапсами. Клеточка за клеточкой его обновленный разум изучал неподвижное тело, как глаз рассматривает картинку или чувствительные пальцы ощупывают поверхность.

Было ли такое состояние следствием действия наркотика? Несомненно, нет. Вряд ли Шастар собирался усиливать возможности его сознания. По всей видимости, это было результатом развития сверхъестественной силы разума, развернувшейся в его сознании в результате психической атаки Зангора – ментального гладиатора.

11
{"b":"13390","o":1}