ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Устремленный на него взгляд Тэйна был переполнен цинизма. И именно в этот момент, на высшей точке долгожданного триумфа к принцу Чану с планеты Шимар вплотную приблизилась смерть.

Скорее всего, карлик Друу давно ждал этого момента, собрав воедино все свое спокойствие и коварство. Он знал, насколько ужасной покажется Чану смерть, пришедшая за ним именно тогда, когда он находится на расстоянии вытянутой руки от долгожданной цели. Или, возможно, страсть к золоту – искушение невероятным богатством, лежащим перед ним во всем ослепительном блеске – подтолкнула его к самому краю. Но как бы то ни было, именно в этот момент Друу нанес ответный удар жестокому хозяину, издевавшемуся над ним и мучавшему много лет.

Издав нечто вроде крика гоблина, слова которого никто не смог разобрать, карлик-чародей со всей силы ударил кривым кинжалом меж лопаток склонившегося над сокровищем принца. Раздался глухой звук: лезвие пронзило плоть – так мясник рубит мороженое мясо.

Чан замер. В глазах застыло изумление, будто он никак не мог поверить в реальность происходящего. Он стал медленно, рывками подниматься, пока не выпрямился, широко расставив ноги. Когда он поворачивался, чтобы увидеть, чья рука поразила его, Тэйн, Шастар и Иллара увидели рукоять кинжала, торчавшего из его спины. Тонкая струйка крови потекла по спине, окрашивая белый шелк его наряда. Красная полоска влажно блестела в странном свете, который испускали алебастровые стены Башни. Наступила тишина.

Принц безумным взором воззрился на Друу. Впервые в этих рубиновых глазах полыхало пламя огня, идущего от сердца. Колдун стоял на коленях, заливаясь мерзким смехом.

Мертвенно-белые губы Чана шевелились, но ни одно слово не сорвалось с них.

Судорожно сжатые кулаки обеих рук были полны драгоценных камней. Но сухожилия ослабли, и камни рассыпались по усыпанному золотом полу. Бесконечно медленным движением он опустил руку к бедру и достал лазерный пистолет из богато украшенной драгоценными камнями кобуры.

Друу пал ниц, дрожа от дьявольского веселья, смеясь прямо в лицо хозяина, на котором уже выступили блестящие капельки пота. Карлик захлебывался смехом, совершенно не обращая внимание на оружие, которое медленно поднимал альбинос. В отличие от принца, чародей выполнил свое предназначение. Он узнал и попробовал на вкус момент высшего триумфа…

Его подрезало лучом лазера. Лицо карлика исчезло в гудящей вспышке, и к потолку зала взвился черный дымок. Труп соскользнул на кучу золота, раз или два дернул кривыми ножками и замер. Но его смех эхом все еще летал меж багровых стен, где-то под сводами Башни, постепенно затихая.

Чан медленно повернул потное бледное лицо, чтобы в последний раз взглянуть на Тэйна и Иллару. Узловатыми веревками вздулись жилы на его висках. Огромные капли холодного пота струились по щекам принца.

Неожиданно его плечи опустились, будто больше не в силах выносить тяжести легкого кинжала. Колени подогнулись, и он упал, растянувшись на куче золота и рассыпанных драгоценных камней, мерцающих, как капли свежей крови. Он уставился в пустоту широко раскрытыми глазами, темными, как грубые куски полированного гранита, и белой мраморной маской казалось его лицо.

И в этот момент безумие поразило оставшихся в живых.

Потому что горы сокровищ, за которыми они прибыли из дальнего далека… исчезли!

Глава 15

ДЕТИ ОГНЕННОЙ МГЛЫ

Золотые горы растаяли в прозрачном воздухе. Короны, усыпанные драгоценными камнями, митры, скульптуры, троны и мечи поднялись в воздух, стали прозрачными и исчезли.

Всего один миг. Путники даже не успели заметить, как это случилось.

Шастар, ничего не понимая, в каком-то оцепенении оглядывался вокруг себя. Ни камушка, ни золотой пылинки… Голый пол из алого алебастра… Не осталось и следа от тех несметных сокровищ, которые здесь были всего несколько секунд назад. Все исчезло…

Комната на самом деле опустела, вероятно, для того, чтобы освободить место для грубо высеченного шестигранного дымчатого кристалла, появившегося у дальней стены. Раньше путешественники его не видели: кристалл загораживали горы сокровищ. Теперь, видимо потому, что кроме них в зале больше ничего не было, взгляды оставшейся в живых троицы оказались прикованы к нему.

Из кристалла раздался тихий шепот.

Казалось, кто-то говорит с ними сквозь пелену тысячелетий – слабый, но ясный голос. Мудрый и тихий. Он пережил бесконечность эпох, давления которых не выдерживали даже неколебимые горы. Но Тот, кто говорил, знал и пережил.

– Мы, дети Огненной мглы, построили эту Башню. Вы – те, кто пришли после нас править мирами этой галактики, были еще в полуамебном состоянии, когда мы правили среди этих звезд и покинули их, чтобы продолжить путешествие в космическом пространстве и за пределами времени, – прошептал древний голос.

Шастар, с трудом переводя дыхание, клялся и божился, вращая глазами, полными суеверного ужаса, крепко держась огромной ручищей за рукоять меча. Привидения извне времени, говорят сквозь пыль ушедших веков! Волосы на затылке вождя встали дыбом. А голос продолжил:

– Мы построили эту Башню, чтобы в ней сохранить нашу мудрость, приобретенную дорогой ценой. Мы оставили это мысленное послание в знак преклонения перед Истиной, которой мы научились и которую мы оставляем как вечное наследие всем расам мыслящих существ, которые будут жить в этой галактике после того, как последний из нас покинет ее…

Мысленное послание! Значит, это не голос привидения из мертвого прошлого… Получается, что этот шестигранный кристалл – телепатическое записывающее устройство, созданное внеземными учеными! Тэйн сконцентрировался на слабых, едва слышных словах, холодным эхом отдававшихся в его мозгу.

– Вы, кто настолько овладели высокими технологиями, что совершили путешествие во времени, уже овладели нашими секретами и нашей мудростью. Значит, знания, которые мы могли бы передать тем, кто придет после нас, стали понятны вам. Вы увидели историю галактики в ее реальном воплощении… и мораль очевидна. Тем не менее я повторю ее.

Иллара стояла рядом с Тайном настолько близко к нему, что он чувствовал запах ее волос, а непослушные кудряшки ее пушистых волос нежно касались его голых плеч шелковыми колечками. Они сосредоточенно вслушивались в тихий голос.

– Вы видели жизнь… Видели, как с трудом, болью и страданиям поднимались Империи лишь за тем, чтобы… умереть. На груди прекрасных земель вырастали чудесные города, но не была им отпущена вечность. С дыханием Времени они тускнели, а потом превращались в пыль. Поймите же, что материальное благополучие, власть и великолепие не постоянны, они не могут устоять перед разрушающей эрозией столетий! Поймите, что страдания и борьба, в результате которых появлялись эти прекрасные города и великие империи, рассеивались как сон, не оставляя после себя ничего постоянного, ничего материального…

Тэйн снова вспомнил пышное великолепие империй и завоеваний. Он видел в панораме их помпезные знамена и геральдику, пролетая мимо них на крыльях времени… и одновременно пришло воспоминание о мертвых руинах. И не нужно было дополнительных объяснений, чтобы понять всю тщетность этого блеска.

– Сокровище, которое вы нашли в этой Башне, исчезло, как пыль, унесенная первым же порывом ветра. Именно так: все это золото и богатство – не более чем яркая, преходящая пыль! Так где же истинные сокровища, которые доступны каждому живому существу? К какой цели стоит стремиться? И какое сокровище достойно такого стремления? Несколько простых истин… любовь к другу… дружба давних друзей… строительство собственной жизни на идеалах честности, терпимости и уважении к правам других. Помните! Эти сокровища бессильны перед гнетом Времени… они не иллюзорны… и стоит сражаться за то, чтобы добиться и защищать их. Счастлив только тот, кто обладает таким сокровищем! Но тот, у кого его нет, ощутит пустоту и тщетность жизни, даже если тысячи звезд встанут на колени перед его блестящими знаменами!

24
{"b":"13390","o":1}